На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ДЕТСКИЕ СТРАНИЧКИ

Хэллали Хэвиленд


Ну, предположим, вокруг нас Африка. Самая настоящая Африка, в ней есть пустыни, пальмы, попугаи и все прочее, что должно быть в настоящей Африке. Но ближе всего к нам в ней есть старый-старый африканец и его пес. Вот они сидят на песке прямо перед нами и, похоже, только что пообедали. А чуть поодаль от них в Африке есть целая куча черных-пречерных африканских детей. И они тоже сидят на песке, и глаза у них такие большие-пребольшие. Потому что старый негр (а его, скажем, зовут Йу) поет очень странную песню. Вот какие в ней слова:

Хэллали, о Хэллали,
Хэви-хэви Хэллали
Йаллали, о Хэллали,
Хэви-хэвиленд!

Теперь вы понимаете, почему у маленьких африканских детей такие большие глаза? Они тоже ничегошеньки не поняли в этой песне.
И вот одна маленькая африканская девочка поднимается на ноги, подходит к Йу и спрашивает:
- Скажи, Йу, о чем эта песня, которую ты так громко и красиво поешь?
И Йу говорит: "Эта песня про Хэллали Хэвиленд, о чем же еще?"
Но девочка опять спрашивает: "А что такое Хэллали Хэвиленд? Может, это река? Или так звали большого и наверняка красивого жирафа? Или, может, даже большого и красивого африканца?"
- Не-е-е-ет, - говорит Йу, - Хэллали Хэвиленд - это не река, и не жираф, и даже не африканец. Хэллали Хэвиленд - это высокая и страшно опасная гора далеко на Юге от самого Севера. Но вам еще рано про это знать, очень маленькие африканские дети.
- Расскажи, расскажи!!! - тут же раздается хор детских голосов, и Йу, в конце концов, не выдерживает...

* * *
Вот стоит гора Хэллали Хэвиленд, а возле нее - деревня, а возле деревни - лес, а в лесу, в свою очередь, озеро, окруженное зарослями дикого и фиолетового камыша.
Почему он фиолетовый - не знает никто в Африке. Зато все знают, что камышовый кот Тидиди, что живет в этих зарослях, фиолетовый, чтобы прятаться и нападать. Только он этого не делает, потому что он очень ленивый кот. Но однажды произошла с ним история, которая заставила его хорошенько поработать лапами, а потом - как следует поработать головой.
Одним прекрасным африканским утром Тидиди (что на одном непонятном африканском языке значит "кот") обнаружил на своем фиолетовом камышовом хвосте ярко-черную, просто-таки угольную полоску. Он попробовал отмыть ее в озере, которое, кстати сказать, называлось Ньянджа, но у него ничего не получилось. А на следующее утро он обнаружил на хвосте вторую полоску, а на следующее за следующим - третью. Тут Фиолетовый Камышовый Кот Тидиди очень испугался - мало того, что он Фиолетовый Камышовый Кот Тидиди, он еще, похоже, скоро станет Фиолетовым В Черную Полоску Камышовым Котом Тидиди! И тогда никто не сможет выговорить его имя, если вдруг захочет позвать его завтракать. Или пить горячий африканский чай. Или, того хуже, есть пышные африканские плюшки с маслом африканских коров.
И он резвым шагом отправился к озеру Ньянджа, и нырнул в него с головой, и плавал в нем, и купался, что было сил, а когда сил уже не осталось, выполз на берег и отправился в камыши сушить и рассматривать свой хвост. А пока он сушил его, и дул на него, и размахивал им в воздухе, на большом дереве над ним сидели две птицы Кунгудума и разговаривали, разговаривали, разговаривали... Тидиди сначала старался не слушать: всем известно, что птицы Кунгудума вечно несут всякую ерунду. Но потом он услышал вот что:
- А на горе Хэллали Хэвиленд, на горе Хэллали Хэвиленд!
- Живет царь зверей, царь-лев Кочи-Тамбой!
- Сильный и смелый Кочи-Тамбой!
- Он-то никого не боится, этот Кочи-Тамбой!
- Не то что другие на горе Хэллали Хэвиленд!
- А другие на горе Хэллали Хэвиленд боятся!
- Они боятся царя зверей!
- Царя-льва Кочи-Тамбоя!
И как раз в этот момент Фиолетовый Камышовый Кот Тидиди нашел четвертую черную полоску на своем фиолетовом камышовом хвосте.
И тогда он подумал: "Как же быть, как же теперь быть?"

Как быть камышовому коту
с полосками на хвосте?
Вот уже завтра
каждая птица Кунгудума
И, видимо, каждая птица Туа-туа
Будут смеяться,
и показывать на меня пальцем,
И кричать: "Вот идет
этот странный полосатик!"
Наверное, я должен пойти на гору,
На гору Хэллали Хэвиленд.
Стать там царем зверей
И никого не бояться.
Потому что больше мне нечего делать
С этими черными полосками
На моем камышовом хвосте.

Вообще-то обычному камышовому коту такая мысль не пришла бы в голову. Но Тидиди был не обычный, он был Фиолетовый Камышовый Кот. Мало того, он был Очень Испуганный Фиолетовый Камышовый Кот. Именно поэтому он начал думать такие мысли и продолжил думать их по пути домой.
И он взял с собой панаму от жаркого африканского солнца, и воды из озера Ньянджа, и сушеных фиников побольше и где-то в середине дня начал подниматься на склоны горы Хэллали Хэвиленд, покрытые диким и непроходимым лесом, как самая африканская голова покрыта жесткими и курчавыми африканскими волосами. А над ним летели две птицы Кунгудума и еще одна птица Туа-туа, и пели, и спрашивали его:

Эй, камышовый кот!
Фиолетовый камышовый кот!
Куда и зачем ты идешь
В самую жаркую африканскую погоду
С целым мешком сушеных фиников?

Сначала Тидиди не обращал внимания на надоедливых птиц, но, в конце концов, устал и крикнул им:

Послушайте меня, глупые птицы!
Две птицы Кунгудума
И одна птица Туа-туа!
Я иду на гору Хэллали,
На самую ее вершину,
И буду там царем зверей,
А Кочи-Тамбой будет жить на озере,
На озере Ньянджа, на его берегу
И будет меня бояться.
Но вам, глупые птицы,
Знать об этом совершенно незачем!

И после этих слов Тидиди решил, что пора бы и отдохнуть, и съесть немного фиников, и выпить глоток воды из озера Ньянджа, а также поспать немного, ведь шел он не куда-нибудь, а на высокую вершину горы Хэллали Хэвиленд. А две птицы Кунгудума и еще одна птица Туа-туа полетели тотчас по округе, громко и весело распевая такую песню:

Глупый, глупый!
Какой же он глупый!
Глупый и Фиолетовый
Камышовый Кот Тидиди!
Он идет на гору,
Высокую гору Хэллали!
Хочет стать там царем
Вместо царя-льва Кочи-Тамбоя!

И так они летали над горою Хэллали всю ночь. Старый дикобраз Дунгу-Гуумба слышал их, и маленькие шакалы, дети большого шакала, слышали их, и люди в деревне слышали, хотя вряд ли понимали, и собаки людей в деревне слышали, и все они смеялись и тоже говорили: "Глупый, глупый! Какой же он глупый! Глупый и Фиолетовый Камышовый Кот Тидиди!"
Рано утром долетели птицы до вершины горы Хэллали Хэвиленд и разбудили своими криками самого царя-льва Кочи-Тамбоя, и он проснулся.
Правда, проснулся он в отвратительном настроении, поскольку было еще очень рано и ему не успели принести ни кофе, ни африканскую газету с новостями саванн, ни даже самую захудалую африканскую булочку с маслом африканских коров, да к тому же его вчера изрядно искусали комары, и он всю ночь чесался. И вот он проснулся, зевнул во всю свою царскую и очень львиную пасть, хмуро посмотрел вокруг, и тут же увидел двух птиц Кунгудума и одну птицу Туа-туа, и услышал их песню, и очень она его рассердила. И он, еще даже не почистив зубы, позвал к себе своего Главного Среди Диких Собак Бинди-Буа и так сказал ему:

Идите-ка вы,
А лучше даже бегите,
А еще того лучше -
неситесь, как ветер,
И найдите мне глупого кота,
Фиолетового Кота Тидиди,
И поучите его хорошенько,
Чтобы он знал, как вести себя
Со мной, царем-львом Кочи-Тамбоем.

И Главный Среди Диких Собак Бинди-Буа собрал своих диких собак, и они пошли, а точнее - побежали, а еще точнее - понеслись, как ветер, на поиски Фиолетового Камышового Кота Тидиди, чтобы учить его, как вести себя. И они нюхали воздух, и выли в него, и лаяли, и бежали вниз по склону горы Хэллали Хэвиленд.
А Фиолетовый Камышовый Кот Тидиди в это время как раз поднимался по склону, очень обеспокоенный своим самочувствием. Дело в том, что за ночь он чуть ли не наполовину стал уже Фиолетовым В Черную Полоску Камышовым Котом Тидиди и уже сбивался со счету, когда считал свои полоски. Кроме того, ему как-то уже разонравилась идея быть царем, поскольку комаров на горе Хэллали было несметное количество, и все они кусались, и пили кровь, и вели себя недружелюбно. Но он все-таки упрямо шел наверх, поскольку думал, что никак иначе с полосатостью ему не ужиться. И вот он шел вверх по склону горы Хэллали, а Дикие Собаки Бинди-Буа бежали вниз по склону, и они были еще достаточно далеко друг от друга.
Солнце уже поднялось на самую-самую верхушку неба и сидело там ровнехонько над верхушкой горы Хэллали, на которой сидел царь-лев Кочи-Тамбой. Он уже окончательно проснулся, выпил две чашечки кофе, съел горячую африканскую булочку с маслом африканских коров и прочитал в газете, что на западе от Хэллали наблюдается снижение поголовья антилоп (царь-лев неодобрительно цыкнул зубом), а на востоке появилась зебра всех цветов радуги (тут царь-лев удивленно наморщил нос), а над самой Хэллали Хэвиленд сегодня ожидается небольшой дождик, в остальное же время будет стоять прекрасная погода (тут царь-лев цыкнул зубом крайне одобрительно). В общем, царь-лев пребывал в самом радужном царском настроении, когда внезапно вспомнил о Фиолетовом Камышовом Коте Тидиди. Ведь это же очень нехорошо, подумал он, что так много больших и страшных Диких Собак Бинди-Буа будут учить одного маленького, и без того фиолетового Тидиди. В конце концов, - так он подумал, - можно с ним просто поговорить и узнать, что это взбрело в его фиолетовую кошачью голову. И после того как Кочи-Тамбой это подумал, он позвал к себе своего Главного Среди Диких Собак Сеге-Сеге и так сказал ему:

Идите-ка вы,
А лучше даже бегите,
А еще того лучше -
неситесь, как ветер,
И еще немножко быстрее,
Догоните-ка Диких Собак Бинди-Буа
И Фиолетового Кота Тидиди
И приведите его сюда
Целого и невредимого.
А Собакам Бинди-Буа скажите,
Что учить его не надо.

И Собаки Сеге-Сеге тоже понеслись, как ветер, и даже немножечко быстрее вниз по склону горы Хэллали.
Вот как это все выглядит со стороны: стоит гора Хэллали Хэвиленд, и по ней вверх идет один Фиолетовый Камышовый Кот Тидиди, уже почти весь полосатый, а за ним летят две птицы Кунгудума и еще одна птица Туа-туа и громко кричат всякие глупости. А навстречу им вниз по склону горы Хэллали Хэвиленд бежит множество Собак Бинди-Буа, которых изо всех сил догоняют Собаки Сеге-Сеге, тоже немалым числом. И все они неуклонно приближаются друг к другу.

* * *
Тут Йу прерывается, чтобы набить свою черную трубку, а его пес чешет за ухом правой ногой и зевает.
- Продолжай! Продолжай! - подпрыгивают на песке африканские дети, но старый африканец сосредоточенно сопит - он никогда не отвлекается от раскуривания трубки, только мурлычет себе под нос свою песенку:

Хэллали, о Хэллали,
Хэви-хэви Хэллали
Йаллали, о Хэллали,
Хэви-хэвиленд!

Дети тем временем уже раздобыли где-то краску и рисуют друг на друге фиолетовые полоски - ведь черные на них совершенно незаметны!
Вот, наконец, трубка дымится, пес опять задремал, и Йу продолжает свой рассказ.

* * *
Когда наступил второй вечер путешествия Фиолетового Камышового Кота Тидиди, закончились сушеные финики и вода из озера Ньянджа, и даже панаму от жаркого африканского солнца сдуло диким африканским ветром с кошачьей головы и унесло вниз по склону горы Хэллали. Голодный, уставший и исцарапанный Тидиди лег спать под кустом Кондамбо, а две птицы Кунгудума и одна птица Туа-туа устроились на ночлег на ветке дерева Джембе, что росло неподалеку. И так бы они спали, спали и спали до самого утра, если бы посреди ночи целая свора Диких Собак Бинди-Буа не свалилась со склона горы прямо им на головы. Тидиди от этого проснулся и очень испугался. И вперед вышел тогда Главный Среди Диких Собак Бинди-Буа и спросил:
- Эй, полосатик! Не видел ли ты здесь Фиолетового Камышового Кота, которого нам надо во что бы то ни стало догнать и научить?
Кот, надо сказать, был так испуган, что смог только покачать головой в ответ, и даже птицы Кунгудума и Туа-туа присмирели и молчали, сидя на ветке. И тогда Главный Среди Диких Собак Бинди-Буа подозрительно оглядел Тидиди, повернулся и побежал далее вниз по склону горы Хэллали. А его Дикие Собаки побежали за ним, поскуливая на бегу от усталости, и через минуту Камышовый Кот Тидиди остался в одиночестве, если не считать, конечно, птиц.
Вы, конечно, поняли, что случилось? К тому времени, как Дикие Собаки Бинди-Буа спустились с вершины горы Хэллали, Тидиди окончательно стал из Фиолетового Камышового Кота Фиолетовым В Черную Полоску Камышовым Котом. А собаки-то искали просто фиолетового! Так что Тидиди остался цел, со всеми своими полосками, а Дикие Собаки остались с носом и без кота.
Чуть успокоившись, Тидиди лег спать и надеялся проспать спокойно до самого утра, но не тут-то было. Ближе к утру, когда птицы уже собрались громкими криками будить солнце, чтобы оно вовремя успело выйти на небо, послышался в кустах страшный шум, и со склона горы прямо Тидиди на голову свалилась целая свора Диких Собак Сеге-Сеге. Тидиди от этого опять-таки проснулся и снова очень испугался. И вперед вышел тогда Главный Среди Диких Собак Сеге-Сеге и спросил:
- Эй, полосатик! Не видел ли ты здесь Фиолетового Камышового Кота, которого нам надо во что бы то ни стало догнать?
И Тидиди, не будь дурак, опять молча покачал головой, и птицы Кунгудума и Туа-туа тоже молчали, сидя на ветке. И тогда Главный Среди Диких Собак Сеге-Сеге спросил:
- А еще, полосатик, не видел ли ты здесь свору Диких Собак Бинди-Буа, которую нам надо во что бы то ни стало догнать тоже?
И Тидиди тогда показал лапой вниз, в сторону озера, и птицы Кунгудума и Туа-туа тоже показали клювами вниз, в сторону озера, сидя на ветке. И Главный Среди Диких Собак Сеге-Сеге подозрительно оглядел Тидиди, повернулся и побежал далее вниз по склону горы Хэллали. А его Дикие Собаки побежали за ним, поскуливая на бегу от усталости, и через минуту Фиолетовый В Черную Полоску Камышовый Кот Тидиди остался в одиночестве, если опять-таки не считать птиц, и наконец заснул спокойно.
А наутро он встал, потянулся всем своим фиолетовым в черную полоску телом, и продолжил путь к вершине горы Хэллали, и добрался до нее где-то около полудня.
Вот как это все выглядит теперь со стороны: стоит гора Хэллали Хэвиленд, и у подножия ее без сил лежит свора Диких Собак Бинди-Буа, а чуть поодаль от них, на берегу озера Ньянджа, без сил лежит свора Диких Собак Сеге-Сеге. А на вершине горы Хэллали сидит удивленный донельзя царь-лев Кочи-Тамбой, а перед ним стоит Фиолетовый В Черную Полоску Камышовый Кот Тидиди и выглядит очень довольным, хоть и искусан комарами, и исцарапан изрядно. А над царем-львом Кочи-Тамбоем и Фиолетовым В Черную Полоску Камышовым Котом Тидиди летают две птицы Кунгудума и одна птица Туа-туа, и они втроем поют следующую песню:

Это же надо! Это же надо!
Ну кто бы мог подумать?!
Кто бы мог подумать,
что в маленьком коте,
В маленьком камышовом коте,
Фиолетовом в черную полоску
камышовом коте
Столько хитрости?!
Он обманул Диких Собак Бинди-Буа
И обманул Диких Собак Сеге-Сеге!
И пришел к царю-льву!
Кочи-Тамбой, Кочи-Тамбой!
Что ты на это скажешь?!

И царь-лев Кочи-Тамбой посмотрел тогда на Фиолетового В Черную Полоску Камышового Кота Тидиди, и все понял, и засмеялся, и сказал тогда:

Ах, ты, маленький хитрец!
Ты обманул моих
Диких Собак Бинди-Буа один раз,
И обманул моих
Диких Собак Сеге-Сеге второй раз,
Но уж меня тебе не провести.
Хочешь ли ты еще,
хитрый камышовый кот,
Стать вместо меня
царем над животными?
Я так давно не отдыхал, что
шерсть моя сворачивается в колечки,
А моя пасть зевает сама по себе.
В общем, я совсем не возражал бы,
если бы ты посидел на этой горе
неделю-другую,
А я пока половил бы рыбы
в озере Ньянджа,
И жарил бы ее на огне,
И отдыхал от тяжелой царской работы.

И Фиолетовый В Черную Полоску Хитрый Камышовый Кот Тидиди ответил царю-льву так:

Послушай-ка,
царь-лев Кочи-Тамбой!
Я, конечно, обманул твоих
Диких Собак Бинди-Буа один раз,
И обманул твоих
Диких Собак Сеге-Сеге второй раз,
И прошел много шагов вверх
по горе Хэллали.
У меня кончилась вода,
и кончились сушеные финики,
А еще ветер унес мою панаму.
И у меня теперь нет никакого желания,
Ну просто ровным счетом
никакого желания
Быть царем в месте,
где столько комаров.

И царь-лев Кочи-Тамбой почесал своей царственной лапой не менее царственный свой нос, и сделал вид, что поверил испуганному Тидиди, и дал ему сушеных фиников, и отпустил домой.

* * *
- Вот такая история, - говорит
Йу, выколачивая трубку о босую и очень черную пятку. - Ну, мы пошли, - и он свистит своему псу и поднимается на ноги.
- Эй! - кричат дети. - Погоди, Йу! А дальше-то что было?
- Дальше? - хитро улыбается Йу. - А что должно было быть дальше? - и он опять напевает:

Хэллали, о Хэллали,
Хэви-хэви Хэллали
Йаллали, о Хэллали,
Хэви-хэвиленд!

- Ну, что было дальше с котом Тидиэди, и Кочи-Тамбоем, и другими? Кот все-таки стал царем зверей? - спрашивает старика маленькая африканская девочка.
- Все то же, что и раньше, только с небольшой разницей, - отвечает ей Йу. - Царь-лев Кочи-Тамбой сидел дальше на горе Хэллали Хэвиленд, правил животными, и пил кофе, и читал газеты, и хотел отдохнуть пару недель, а Тидиди вернулся домой, и жил в свое удовольствие среди камышей на озере Ньянджа, и даже не вспоминал больше о путешествии на гору. А Собаки Бинди-Буа и Сеге-Сеге отдохнули, как следует, и вернулись к Кочи-Тамбою, страшно ругаясь между собой по дороге.
- И все?! - спрашивает девочка. И у нее даже показываются слезы на глазах, так она расстроена, что из всей этой истории ничего не вышло, и Йу тогда гладит ее по голове и говорит ей на ухо:
- А ведь если ты - камышовый кот, то совершенно не важно, есть у тебя полоски на твоей фиолетовой шкуре или нет и даже станешь ли ты царем на горе Хэллали... Главное, что у тебя есть озеро, а на озере - фиолетовые камыши, в которых совершенно нет комаров.
Но тут пес нетерпеливо тянет старого африканца за его пестрые одежды, и Йу, подмигнув девочке на прощание, уходит.
...Так что, предположим, вокруг нас Африка.
Самая настоящая Африка, в ней есть пустыни, пальмы, попугаи и все прочее, что должно быть в настоящей Африке.
Но ближе всего к нам в ней есть целая куча черных-пречерных африканских детей. А еще наверняка в Африке есть старый-старый африканец и его пес, но их мы не видим. Только слышим вдалеке веселый лай и песенку:

Хэллали, о Хэллали,
Хэви-хэви Хэллали
Йаллали, о Хэллали,
Хэви-хэвиленд!

Юрек ЯКУБОВ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.