На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ДАЙДЖЕСТ

СВИДЕТЕЛЬ ПОСЛЕДНЕГО ЕВРЕЙСКОГО МЕСТЕЧКА


В США и Израиле существовало мнение, что советские евреи делились на три группы: ассимилированные евреи Украины и Беларуси, "настоящие евреи" стран Балтии и западных областей, аннексированных Советским Союзом, которые старались сохранить элементы "идишкайта", и традиционные евреи Кавказа и Центральной Азии. Однако оказалось, что это деление не соответствовало действительности. Не все евреи местечек Украины и Беларуси были ассимилированы, многие молились в синагогах, соблюдали еврейские традиции, в домах сохраняли мезузы и молитвенные книги. Об этом рассказал Чарльз Хоффман, работавший в 1991 году представителем "Джойнта" в Украине, в своей книге "Красный штетл: история еврейского местечка, выжившего в советскую коммунистическую эпоху" (Кишинев, "Pontos", 2004).
Помимо своей главной работы по оказанию помощи евреям он узнавал как можно больше о прошлом и настоящем украинских евреев. Особенно близко он познакомился с судьбой общины местечка Шаргород Винницкой области.
В местечках, подобных Шаргороду, процесса ассимиляции и отхода от иудаизма — столь явного в таких крупных городах как Москва, Ленинград, Киев и др., — не наблюдалось. В маленьких местечках стремились сохранить традиции общины, и местная власть закрывала на это глаза. Профессор Еврейского университета в Иерусалиме Мордехай Альтшуллер в предисловии к книге Хоффмана пишет: "Шаргород — как, впрочем, и многие подобные ему местечки — сохранил некий взаимовыгодный симбиоз между местной хозяйственной администрацией, в которой в основном работали евреи, и коммунистическим руководством". Так, некоторые местные коммунисты не забывали, что они евреи, и помогали своим верующим соплеменникам, например, в выпечке мацы к Песаху.
Чарльз Хоффман называл местечки, подобные Шаргороду, "последним рубежом евреев".
Почему автор выбрал объектом своих исследований именно Шаргород? Дело в том, что только в той части Винницкой области, где находится этот городок, сохранились после Холокоста еврейские общины. Эта часть Винницкой области входила в состав Транснистрии — оккупированной в 1941 — 1944 г. г. территории между реками Южный Буг и Днестр, которой управляла Румыния. Во всех остальных регионах Украины и Беларуси еврейские общины были тотально уничтожены.
Когда Ч. Хоффман впервые посетил Шаргород, он предполагал что еврейская община здесь, как и везде в Украине, уничтожена. Он бродил по городку с местным евреем Григорием Рейбманом и попросил его показать памятник евреям, уничтоженным фашистами. Такие памятники Хоффман видел во всех местечках, где бывал ранее. Но его спутник ответил коротко: "Памятника нет, потому что в Шаргороде не было массового уничтожения". Как позже узнал Хоффман, не было массового уничтожения евреев и в других местечках вблизи Шаргорода.
Сохранению местных евреев способствовало стечение благоприятных факторов. Во-первых, в этот район были депортированы не ограбленные в 1940-м Советской властью и летом 1941-го румынами евреи из Бессарабии и Северной Буковины, а богатые евреи из города Сучавы, входившего в Южную Буковину. Евреи Сучавы вместе с главой общины доктором Тайхом осенью 1941 года пассажирским поездом со всем имуществом и сбережениями были депортированы в Могилев-Подольский. Откуда со всем своим скарбом они перебрались в выбранный ими Шаргород. Тайх стал руководителем всех евреев Шаргорода — местных и депортированных. Как пишет Ч. Хоффман, "пользуясь деньгами и ценностями, которые удалось вывезти из Сучавы, Тайх и его коллеги установили отношения с румынскими оккупационными войсками, что в итоге помогло им спасти жизни многих, в том числе — большинства местных евреев".
Помогло и географическое положение местечка, входившего в Могилев-Подольский округ Транснистрии. Город Могилев-Подольский служил звеном связи с хорошо организованной еврейской общиной Румынии, и это позволило обеспечить материальную поддержку и учредить действенные общинные организации в гетто Шаргорода, Жмеринки, Мурафы, Джурина и других местечек Транснистрии.
Ежедневная борьба за кусок хлеба и вязанку дров при оккупации поглощала почти все усилия евреев, но все же оставалось время и для общинной жизни. Депортированные евреи, которые остались живы после тяжелой зимы 1941 — 1942 г. г., влились в местную общину. Была открыта Главная синагога, закрытая при советской власти, молодым людям удавалось общаться, даже состоялось несколько свадеб, рождались дети. Из еврейской общины Румынии поступали продукты, лекарства. Был организован детский приют, снабжавшийся "Джойнтом" через Румынию. Местные евреи жили в своих домах, ремесленники брали на дом работу от неевреев, кормили свои семьи и родственников.
В Шаргороде выжили много пожилых евреев и детей, что позволило продолжить после войны еврейскую жизнь, передать детям и внукам ряд основных атрибутов еврейства.
Ч. Хоффман пишет: "Повсюду тысячи евреев были уничтожены. В Шаргороде же большинство местных евреев выжили. Действительно, намного больше евреев из Шаргорода погибли, воюя против Гитлера в рядах Красной Армии, чем находясь на оккупированной территории. В истории крайне редко случалось, чтобы еврейское население города почти полностью уцелело во время военной оккупации...".
Чарльз Хоффман скрупулезно исследует историю Шаргорода от его возникновения в 1569 году до наших дней. В 1648-м во время восстания Богдана Хмельницкого местечко пережило резню евреев, пережило религиозный раскол в еврейских общинах, восстание гайдамаков в 1768-м, разделы Польши в 1772 — 1795 годах, создание черты оседлости. В 1847 году в Шаргороде проживали 3570 евреев. Из Российской империи в период 1881 — 1914 годов эмигрировали за границу, главным образом — в Америку, около двух миллионов евреев. Уезжали и из Шаргорода. Однако в 1897-м в местечке зарегистрированы 3859 евреев. Даже в 1926-м, после погромов гражданской войны, в Шаргороде проживали 2697 евреев.
Но в 1920 — 1930-е годы деятельность организованных еврейских общин была запрещена (верующие соблюдали еврейские праздники и собирали миньяны для молитвы в частных домах). И вот уже в 1939 году в Шаргороде примерно 1600 евреев.
После войны и голода 1947 года до смерти Сталина в 1953-м в Шаргороде, как и по всей стране, проходили антисемитские кампании. В 1947 — 1948 годах в местечке были закрыты две последние действующие синагоги. В 1957 — 1964 годах проходили кампании по борьбе с сионизмом и с "хищениями социалистической собственности", носившие откровенно антисемитский характер. В 1964 — 1982 годах, при Брежневе, давление на еврейские общины ослабилось, жить стало легче.
В 1967-м Израиль побеждает в Шестидневной войне; в СССР развивается борьба за право евреев на эмиграцию. В 1970-м началась массовая эмиграция евреев Шаргорода.
В 1989 году здесь были зарегистрированы 400 евреев. Эмиграция продолжалась, и в середине 1990-го зарегистрированы около 160 евреев, в ноябре того же года — менее 80-ти. В 1991 году происходит распад СССР, Украина становится суверенной.
Чарльз Хоффман приехал в Шаргород в октябре 1996 года как в типичное еврейское местечко. Но местечко оказалось уникальным. Случай и стечение счастливых обстоятельств сохранили в нем уклад еврейской жизни.
Ч. Хоффман был последним журналистом и исследователем, который описал последнее еврейское местечко. Его книга "Красный штетл" вышла в свет уже после его смерти.

Семен ДОДИК,
"Еврейский мир".
(По публикации "Еврейского обозревателя".)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.