На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

МЫ ВСПОМНИМ ВСЕХ


Не существует в мире ни одной еврейской семьи, которую не задела бы своей железной рукой вторая мировая война. Нет в Израиле ни одного еврея, приехавшего из бывшего СССР, у кого хоть один из родных и близких не погиб на фронте, не расстрелян, не сожжен, не умер от голода, не... не... не...
Лишь в День Катастрофы мы вспоминаем, какими бесчисленными и изощренными способами нас уничтожали.
Сегодня у нас идет другая война, мы живем настоящим: сегодняшними страхами и трудностями; мы смотрим в будущее — с сомнениями и надеждами.
До прошлого ли нам?
Для любого еврея этот вопрос — риторический. Нет еврейского народа без прошлого, без истории со всеми ее блистательными и кровавыми страницами.
Уже более полувека миновало после последней попытки "окончательного решения еврейского вопроса". Или иначе? Всего лишь немногим более полувека миновало...
Что же мы знаем, что мы помним? И хотим ли мы помнить о том, как нас расстреливали, сжигали, вешали, закапывали живьем? В первые послевоенные годы уцелевшие в дни Шоа отвечали на этот вопрос категорически: "Нет!" Но проходило время, и это категорическое "нет" сменялось сомнениями и вопросом: а есть ли у нас право забыть? И снова следовал категорический ответ: "Нет!"
Во всем цивилизованном мире люди отмечают счастливые дни своей жизни: рождение ребенка, дни рождения любимых и близких. Во всем цивилизованном мире люди скорбят об уходе своих родных. И каждый год вспоминают их и приходят на кладбище, чтобы принести цветы, чтобы сохранить невидимую связь с теми, кто ушел, чьи имена высечены на могильных плитах.
Та кровавая бойня не оставила нам ни кладбищ, ни могильных плит с именами. Невидимые связи порвались. Куда же нам прийти? Ведь мы чувствуем: хотя острая боль потерь постепенно утихла, нам необходимы эти связи, мы не можем вычеркнуть эти черные страницы из своей памяти — не абстрактной исторической памяти, а семейной, общинной, личной. Наши дети рассматривают старые черно-белые фотографии и спрашивают: "А это кто? А где он/она жили? А где их дети? А как их звали?" Можем ли мы ответить на их вопросы? Мы обязаны ответить. Если ребенок спрашивает, значит, ему это нужно. Значит, со старой фотографии на него смотрит не посторонний человек.
Мы должны попытаться вспомнить. И вспомнить нам предстоит очень многих. Ведь миллионы оказались почти забытыми. Почти... Это спасительное слово дает нам надежду.
В апреле нынешнего года национальный мемориал Катастрофы (Шоа) и героизма "Яд Вашем" начал активную работу по документации и увековечению имен евреев, погибших на оккупированных территориях бывшего СССР. В одной только Украине насчитывается более 1,5 миллиона жертв. И лишь малая часть имен этих людей известна благодаря тому, что родные и близкие, соседи и одноклассники передали их имена в израильский мемориал.
А что же остальные? Неужели они забыты навсегда? Неужели никто никогда не узнает, что жила в местечке Тульчин Лея Якобсон, и было у нее 12 внуков, и нет ее, и нет их... Что жил в Виннице Йоселе Левин, замечательно игравший на скрипке, и нет его... И во Львове жил реб Мойше Свирский, и в Одессе — Лея Гринберг, и... И два с половиной миллиона наших родных и близких. И нет их... Мы не можем позволить, чтобы от них остались лишь дым в польском небе и ров в украинской земле. Мы должны вспомнить всех.
За те считанные недели, что "Яд Вашем" начал работу среди русскоязычных евреев в Израиле и на территории Украины, выяснилось, что человеческая память способна на протяжении десятилетий сохранить имена и даты, факты и подробности. В "Яд Вашем" начали ежедневно приходить конверты со свидетельскими листами. На десятках встреч с сотрудниками мемориала, которые прошли и в израильских городах, и по всей Украине, немедленно откликались люди, которые вспоминали о своих погибших родных и заполняли свидетельские листы.
Чем же объяснить то, что до сих пор они этого не сделали? Почему в "Яд Вашем", который с середины 50-х годов начал распространять среди уцелевших евреев эти анкеты, собрано столь мизерное количество свидетельств о гибели советского еврейства?
Есть тому объективные причины: прежде всего — тотальное замалчивание самого факта Катастрофы советскими властями после войны. Когда же открылся "железный занавес" и в руки нашим соотечественникам попали свидетельские листы с многочисленными подробностями о погибших, многие решили, что поскольку у них нет достаточных данных, то нет смысла заполнять эти анкеты. Выяснилось, что и известные еврейские активисты, принимавшие самое непосредственное участие в возрождении еврейской культуры, изучении еврейской истории, построении еврейских общин на территории СНГ, не заполняли свидетельские листы на своих погибших родных.
Сегодня у нас есть еще шансы заполнить хотя бы частично огромный пробел в нашей истории, в истории каждой еврейской общины, каждой еврейской семьи. Сделать это непросто. Мы знаем, что нацистская машина работала безостановочно, чтобы уничтожать на своем пути целые семьи, общины, целые местечки и еврейские города. А за годы Советской власти ушло поколение свидетелей тех кровавых событий. Но не все потеряно. Те, кто был детьми во время войны, и их дети помнят рассказы своих близких, во многих домах сохранились старые фотографии и документы. В архивах остались цифры, даты, места уничтожения евреев. Не осталось могильных плит с именами и датами жизни. Поэтому наша задача — вспомнить эти имена, увековечить память своих родных. Не может быть такого, чтобы от миллионов людей остались лишь пепел и дым.
Сегодня по всей территории Украины и Молдовы рассылаются свидетельские листы "Яд Вашем". Все израильские и местные еврейские организации отнеслись к этой работе, как к своему личному долгу — долгу памяти. Узнав о том, что "Яд Вашем" проводит работу по документированию и увековечению имен евреев, погибших на оккупированных территориях, люди стали вспоминать и давать информацию. Присылают свидетельские листы из Харькова, Ивано-Франковска, Херсона. В "Яд Вашем" переданы целые списки погибших из двух деревень Днепропетровского региона.
Никто не может остаться в стороне от этой скорбной работы. Свидетельские листы должны попасть в руки каждому еврею, и каждый сможет сесть и подумать: если я не помню, что рассказывали мама или дедушка, то, может быть, мой брат или сестра вспомнит. А если тетя вспомнила о своем погибшем двоюродном брате, то надо расспросить ее — может быть, она сосредоточится и вспомнит имена погибших с ним вместе детей. Ведь я видел их фотографии в старом альбоме. И, может быть, старый одессит, живущий в соседнем дворе, вспомнит, кого уводили на расстрел из его подъезда на его глазах...
Более двух миллионов евреев были уничтожены на территории Украины и России, Белоруссии и Молдавии, Латвии, Литвы, Эстонии.
Мы обязательно вспомним всех.

Свидетельские листы для заполнения можно получить в одесском представительстве Еврейского агентства "Сохнут" по адресу:
ул. Большая Арнаутская, 17, офис-центр "Приморский", 4-й этаж (есть лифт).
Телефоны для справок:
786-90-16, 786-90-17.
Свидетельские листы можно также заполнить в электронном виде на сайте: www.sohnut-odessa.com.ua.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.