На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС «ДОРОГОЙ МОЙ ЧЕЛОВЕК»

ВСЕГДА В МОЕМ СЕРДЦЕ…


В семье Иосифа Янкелевича и Геси Цалеровны Балагул было четверо детей: три дочери и сын Ефим (Хаим) — мой отец. Папа был гордостью семьи. Он получил еврейское образование, затем — высшее техническое. Мои тети Мейта, Фейга и Эсфирь получили среднее образование, а также и еврейское. Мой дедушка Йося был очень добрым, скромным человеком, и это унаследовали его дети. Дедушка был кантором. Его жена Геся выучилась на саврн — женщину, которую приглашают в еврейские семьи готовить на свадьбы и другие торжества.
Папулина семья была очень дружной и заботливой. Наша бабуля очень любила нас, внуков и правнуков, и разговаривала с нами на идиш. Она учила нас традициям и культуре нашего народа, тому, как должна строиться настоящая еврейская семья. Наша бабушка была умелой кулинаркой. Всех дочерей и мою маму — свою невестку — она научила готовить. Мне было 17 лет, когда умерла мама, и все, что я сейчас умею, — благодаря моей бабуле.
Когда мы спрашивали бабушку о дне ее рождения, она говорила нам, что родилась в самый жаркий день лета. Мы узнали в синагоге, что этот день приходится на 8 июля. В 1971 году в этот день мы отмечали 90-летие бабушки. Это был настоящий праздник для всей семьи.
А 30 ноября того же года бабушки не стало. Я всю жизнь буду помнить ее доброе лицо, ласковые руки, ее голову, склоненную над зажженными субботними свечами в молитве за своих детей и внуков. Бабушкины подсвечники сохранились, и теперь уже я с наступлением Шаббата зажигаю в них свечи, читаю молитвы и вспоминаю свою бабушку.
Мой папуля Ефим Иосифович Балагула перенял от своих родителей доброту, традиции нашего народа.
13-летним мальчиком в Одессе он пришел на фабрику, в ткацкий цех учеником. От фабрики он был послан в Ленинский райком комсомола, где работал инструктором до 1938 года. В 1938-м папа вернулся на фабрику и проработал там до начала Великой Отечественной.
С первого дня войны до 1947 года он был в действующей армии, дошел до Берлина. Много раз был ранен. Но Б-г его хранил, и папа выжил в самых ужасных условиях.
Всего папа проработал на фабрике более 60 лет. Он начал простым рабочим, а стал зав. отделом. Даже когда папуля был болен и прикован к постели, к нему обращались за советом, и он с удовольствием делал все, что было в его силах. Он не мог представить свою жизнь без работы и был в строю до конца своих дней. Будучи уже больным, он по утрам звонил на работу, интересовался, как там дела. А когда ему становилось лучше, за ним присылали машину, и он ехал на "свою" фабрику, поднимался по любимой лестнице, заходил в кабинет...
Когда моей дочке Зиве Хае было два года и мы с ней гуляли по Преображенской, она кричала: "Мама! Диде на фабика!" Своего дедушку она называла "багуга" или "Фишка" — вместо Фимы.
Папочку знали многие в Одессе, его очень уважали и любили. Наш дом всегда был полон гостей. Не было ни одного его дня рождения (он родился 24 июля) или праздника, чтобы папулю не поздравляли.
Он много рассказывал о своей семье, а я слушала, раскрыв рот. Он мне говорил, что по субботам нельзя стричь ногти и шить, рассказывал, какие блюда на какой праздник готовить. Мама умерла очень рано, дом остался на мне, и поэтому я всем интересовалась, всему училась. В праздники в нашем доме были маца или штрудл, ументаше и корлекых, фаршированная рыба и мондалы с бульоном. И это все готовилось в коммунальной квартире, где все следили друг за другом.
У моего дедушки по линии матери была дача на 13-й станции Большого Фонтана, и всем своим дочерям дедушка выделил по комнате и участку земли, а сад был общим. Папа гордился тем, что сам выращивает прекрасные помидоры и огурцы. В последние годы папуля болел, ему было трудно работать на земле, и он очень переживал из-за этого.
Папочка очень любил футбол, много читал, разбирался в политике. Когда я сдавала экзамен по истории, папа проверял меня, помогал готовиться к политзанятиям.
…В тот воскресный день играли "Черноморец" и "Динамо" (Киев). Я всегда боялась этого футбола, и интуиция меня не подвела. Для папы это был роковой матч. 28 сентября 1988 года папуля умер…
Я многое могу рассказать о любимых и дорогих моему сердцу людях, которые посвятили себя добрым делам, заботе о близких, исполнению заповедей своего народа и сумели передать это своим детям, внукам и правнукам. Мой старший брат Шурик (Шика) Клейтман преподает традицию в сиднейском хедере. Мой брат Арик Литвин когда-то был директором нашей общины на Пересыпи, а сейчас работает в синагоге в Ганновере. Мой племянник Гриша Клейтман — раввин в Израиле. Моя дочь Зива Хая преподает традицию и иврит в школе "Тиква"-"Ор Самеах". Мой зять Даниель учится в ешиве при нашей синагоге. Я совершила тшуву и благодарю Б-га, что настало время и я могу ходить в синагогу, соблюдать традиции и читать Тору. Я знаю, когда и какую молитву надо читать, как проводить Шаббат, ведь я — продолжательница еврейской семьи из Балты и Котовска, где жили мои бабушка и дедушка, где родились мой папа и мои тети. Ведь я их дочка и внучка, а еще я — дочь своего Отца, Царя Царей, я дочь своего народа. Я мечтаю, чтобы Он собрал мою большую семью, как в былые времена, с нашими детьми и внуками. Пусть это будет Шаббат или Песах, Пурим или Шавуот, и один из мужчин нашей семьи сделает кидуш, как всегда делал мой дедушка. Мои близкие всегда в моем сердце. Спасибо Б-гу, что Он дал мне такую замечательную семью.

Инна Эстер РОТШТЕЙН.

P. S.
Может быть, мой рассказ прочтет Геничка Балагула из Одессы, 1936 года рождения. Геничка, откликнись, я тебя жду и везде ищу.
Твоя сестра Инна.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.