На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС «ДОРОГОЙ МОЙ ЧЕЛОВЕК»

Захар Моисеевич Вайсброд

Вдовец с детьми женился на молодой вдове с детьми. Пошли у них дети, как в анекдоте: "Мейне киндерен, дайне киндерен, унзере киндерен" (мои дети, твои дети, наши дети). Когда родился второй совместный ребенок, бывший вдовец заболел. На лечение ушли все деньги, но, к сожалению, мужчина умер. Выполнили все положенные обряды. На них ушли последние гроши. Назавтра не было на что купить кусок хлеба. "Дважды вдова" собрала детей и повела их к синагоге. Была суббота. Кончилась вечерняя молитва. Люди начали выходить из синагоги. В это время несчастная вдова, у которой двое детей ходили сами, один держался за мамину юбку и одного она несла в пеленках, закричала:
— Иди! Ротевит мих! (Евреи! Спасите меня!)
Раввин посмотрел на нее и сказал:
— У тебя есть кормилец!
— Кто?
— Твой сын!
— Но он еще маленький. Ему всего 12 лет!
— Евреи! Кому нужен в лавку мальчик?
Тут в толпе кто-то поднял палец. Ребе сказал:
— Поцелуй руку господину Герману! Завтра умоешь и прилично оденешь мальчика, отведешь его к началу восьмого в лавку господина Германа! Как тебя зовут?
— Захар, ребе. Захар Вайсброд.
В доме у них не было не то что белого хлеба, но и черной корки.
Назавтра мать отвела Захара в ту лавку. Лавка оказалась посудной. Хозяин дал аванс. А Захар получил профессию на всю жизнь.
В лавке была работа и для мальца: подай стул даме, принеси шпагат и ножницы младшему приказчику, подбери оберточную бумагу, проводи покупателя до двери, отнеси на дом покупку. И так весь день! В лавке Захар научился быстрому счету (сегодня это умение забыто) и языкам: русскому, немецкому, идиш и ивриту (тогда он назывался древнееврейским). Он узнал, что такое каолин — белая глина, из которой получаются фарфор и фаянс; что такое "белье" (фарфор без рисунка); что такое подглазурная и надглазурная роспись; что такое декалькомания (переводные картинки, применяются при росписи фарфора); каков китайский фарфор; что за саксонский фарфор из Мейсена, отмеченный перекрещивающимися мечами; каковы изделия из Дельфта в Голландии; что такое "Веджвуд" в Англии; какие клейма у Императорского санкт-петербургского завода; какой фарфор гжель (по названию местности) — голубой подглазурной раскраски кобальтом — подмосковных заводов Попова и других; что такое "Товарищество Кузнецова" (заводы: под Харьковом — Буды, под Киевом — Васильков) и многое другое, что сегодня зовется "товароведением посуды".
Захар подрос. Его перевели
в младшие приказчики. На жалованье "шлычка в лавке" он мог худо-бедно содержать свою семью, а на жалование младшего приказчика — тем более. Умерла вдова. Захар сестрам дал профессию: старшая сестра стала белошвейкой, другие тоже получили схожие специальности.
В конце XIX века приказчик Вайсброд по поручению фирмы все того же NN поехал в Санкт-Петербург, в одну посредническую оптовую контору закупить большую партию посуды и столовых приборов. Приехав, он сразу же, с поезда, явился в эту контору в начале Невского проспекта и начал вести переговоры. Служащие конторы, хорошо зная, что еврей не может задержаться в городе (так как это могло стоить возращения домой пешком по этапу в сопровождении полиции), тянули время. Они надеялись продать товар подороже и получить за это вознаграждение от хозяина. Захар же имел от своего хозяина четкие указания: такая-то сумма самая выгодная (первая позиция), а такая похуже (вторая позиция), третья позиция — только в крайнем случае! Вот и петербуржцы сбивали Захара, чтоб он соглашался на эту третью позицию. Время шло к концу торгового дня. Еще немного — и нужно бежать на вокзал! Захар встал и сказал посредникам:
— Господа! Я вижу, мы так и не договоримся по всем пунктам. Знать, не судьба! В другой раз у нас с вами, может, что-нибудь и получится. Прощайте!
И он вышел из конторы.
Куда идти? В гостиницу нельзя! Другого выхода нет! Что делать? По счастию, было лето, стояли белые ночи... И вот Захар всю ночь метался по Петербургу, прячась от полицейских и дворников.
Наконец, наступило утро. Захар зашел в первое попавшееся кафе, заказал кофе с коньяком и часов в двенадцать появился во вчерашней конторе.
— Ну что, господа? Может, договоримся?
Тамошние конторщики были потрясены! Послали за хозяином. Покупка обещала быть выгодной и, как считали конторщики, сорвалась... Пришел хозяин. За всю большую партию посуды договорились рассчитаться по первой позиции. Хозяин петербургской фирмы дал Захару премию за настойчивость и преданность своему хозяину, о чем он написал в письме к одесской посудной фирме.
Одесский хозяин, со своей стороны, наградил Захара, и это было кстати. И вот почему.
Захар как-то шел по улице и увидел милую заплаканную девушку, сидевшую в окне второго этажа. Он зашел во двор и поинтересовался, кто эта девушка. Ему сказали, что зовут ее Бетя, она невеста, и завтра состоится свадьба.
Завтра свадьбы не было! Свадьба состоялась через неделю. Бетя стояла под хупой с высоким рыжеватым блондином с усиками — Захаром Вайсбродом.
Теперь Захару нужно было выдать замуж своих сестер. Первой вышла старшая, Анна. Ее мужем стал закройщик Семен Берлин. Приданое — белошвейная мастерская на Гаванной угол Ланжероновской. Вторая сестра вышла за маляра-альфрейщика Исаака Бутыля. Младшая стала женой часовых дел мастера Абрама Белопольского.
Тут подоспела японская война. Взяли в солдаты мужа старшей сестры. У князя Куропаткина в армии было четыре пулемета "Максим". Пулеметчиком на одном из них стал ефрейтор Семен Берлин. Война закончилась поражением, а ефрейтор Берлин заслужил Георгиевский крест.
В эти годы фирма "Товарищество Кузнецова", где служил Захар Моисеевич, имела склад в новом доме № 83/85 по улице Успенской, 1905 года постройки. Напротив, в трех-этажном доме № 56, на третьем этаже старший приказчик Вайсброд снял квартиру. (Сейчас этого здания нет. Сгорело в годы Отечественной войны.) У Вайсбродов родились три девочки и один мальчик: Аня, Лариса, Поля и Моисей ("наш Мишка").
После японской войны старшего приказчика Захара Моисеевича Вайсброда командировали в Чехию закупить большую партию посуды из богемского стекла. В эту поездку он взял всю свою семью. Пока он занимался делами фирмы, его жена Берта Соломоновна (Бетя) и дети находились на курорте Карлсбад со знаменитым горячим источником Шпрудель. Там отдыхающие назвали их младшую дочь "Kleines Pupchen Weissbrod" ("маленькая куколка Вайсброд"). Памятью от этой поездки осталась фарфоровая кружка с изображением бювета источника Шпрудель.
Памятуя, как трудно было в жизни без регулярного образования, всех детей Вайсброд учили в гимназиях. Старшие девочки учились в частной женской гимназии Соколовой на Екатерининской площади, 7, Поля — в частной женской гимназии Чудновской на Елизаветинской, 2. А Миша — в частной гимназии Иглицкого в соседнем доме, № 58.
Вернувшись в Одессу, Захар Моисеевич по-прежнему служил все в той же фирме. Он считался крупным экспертом по посуде. Иногда его приглашали представлять зарубежные компании. Так на знаменитой одесской выставке 1916 года в Александровском парке он представлял американскую фирму — изготовителя примусов ("примус" на латыни — "первый"). Для выставки был изготовлен в полтора раза увеличенный экземпляр с шестью горелками.
Хозяева одесских посудных фирм, заинтересованные в работе Захара Моисеевича, как-то собрались и составили поручительство в том, что он производит операции на суммы, положенные купцу первой гильдии.
Мальчик-сирота стал купцом первой гильдии.

Таким был мой дед Захар Моисеевич Вайсброд, отец моей матери Полины Захаровны Короб (в девичестве — Вайсброд).

Вадим КОРОБ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.