На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

О ЧЕМ РАССКАЗАЛИ ПАСПАРТУ


Паспарту - листок из плотной бумаги, на который наклеиваются фотографии.

(Продолжение. Начало в № 525.)

Художественная фотография "Луч" Фроима Абрамовича Шапиро функционировала вначале на Троицкой и Преображенской, а затем перебралась "на Дерибасовскую, 26, против "Пассажа". Еще несколько лет назад в этом здании (бывшем доме Феликса Дерибаса) работала фотография, в которой снимались несколько поколений одесситов.
В бывшем доме Хлопонина, перешедшем в конце 1880-х годов в собственность города, находилось заведение Н.Г. Балашева, адрес которого указывался как "уг. Дерибасовской и Преображенской в городском доме". Этот фотограф в 1897 году сделал портрет пятимесячной симпатичной одесситки Наденьки Козловой - будущей известной артистки Надежды Мерцаловой. Через пять лет, в 1902-м, эту малышку снимал уже другой одесский мастер - Давид Берсуцкий, приглашавший своих клиентов с 1900 года на "Ришельевскую ул., дом Маврокордато, № 12". Интересно, что в 1900-м также пятимесячная сестричка Наденьки - Любочка Козлова - сфотографирована в "Русской фотографии" Б. Грабяжа на Дерибасовской, в доме Тюрина. Надписи на паспарту сделаны рукой любящего отца Наденьки и Любочки - Гавриила Козлова, управляющего дачей "Отрада" Давида Дуварджоглу. Есть фотографии и самого отца семейства, и его супруги. В 1892 году он снят за карточной игрой с двумя товарищами, в 1896-м в фотографии Б. Грабяжа был сделан свадебный снимок. Этот господин пользовался услугами и других одесских фотографов, всегда четко указывая, кто и когда запечатлен на снимке. Следует отметить, что на некоторых паспарту специально выделялось место для таких надписей.
Еще один Шапиро, по имени Гений, сотрудничавший вначале с А. Балабаном (на Дерибасовской, 19), затем рекламировал свое заведение "на Ришельевской, 25, угол Скобелевской" (напомним: так с 1909 года называлась Еврейская улица) - рекламировал собственным именем, гарантируя клиентам гениально выполненные снимки. Такого рода реклама привлекала внимание, Гения Шапиро запомнили и упоминали многие авторы, писавшие об Одессе. Работы Гения Юдковича были удостоены Почетного диплома Императорского русского технического общества, золотой медали "За трудолюбие и искусство от Министерства торговли и промышленности" в 1910 году. Г.Ю. Шапиро уважали собратья по делу - он был заместителем председателя профессионального Общества фотографов-владельцев Одессы и юга России. В последние годы жизни Гений перевел фотографию в менее респектабельную часть Ришельевской улицы - туда, где она, по мнению Льва Славина, "входит в сожительство с грязными Большой и Малой Арнаутскими и бесславно гибнет среди дешевых притонов и сорных ящиков на перекрестках, меж фотографом "Гений Шапиро" и парикмахером "Жорж Крутопейсах"...".
Но вернемся на фешенебельную Дерибасовскую, непостижимым образом "вмещавшую" всех, желающих фотографировать одесситов. На 800 метрах главной одесской улицы, кажется, не было дома, в котором бы не существовало хоть когда-нибудь фотографическое заведение.
Некто Г. Шапиро содержал совместно с А. Балабаном фотографию на Дерибасовской, 19. Один из снимков датирован (подпись на обороте) 1914 годом, как и коллекционная фотография Гения Шапиро. Скорее всего, это были лишь однофамильцы, хотя не исключено, что Гений Шапиро владел какое-то время двумя фотографическими заведениями. В списках владельцев фотоателье 1912-го и 1913 годов Г. Шапиро вообще не значится.
В соседнем доме на Дерибасовской - "Дерибасовская ул., д. Санца, № 17" - в 1910 году фотографом одесским мещанином Абрамом Ронесом мастерски выполнен снимок неизвестного гимназиста. На другом коллекционном снимке адрес заведения - "Дерибасовская, 26".
С 1907 года на "Дерибасовской, № 27, д. Ведде" содержал фотографию черейский мещанин Израиль Гершевич Рыжак. Он ли дал своему заведению название "Де-Рибас" или более ранний не пожелавший указать свое имя владелец заведения по этому же адресу - нам неизвестно.
Напротив дома Ведде, "на Дерибасовской угол Гаванной, в доме Исаковича", в самом начале ХХ века работало фотографическое ателье В.М. Подольского.
Снимок, сделанный в заведении, принадлежавшем с 1903 года Владимиру Абелевичу Эрмансу и располагавшемся на углу Дерибасовской и Ришельевской, в доме Розена, № 7, датирован 1910 годом.
Недалеко от Дерибасовской, на улице Гулевой (Карангозова), № 20, в ателье с непонятным, но звучным названием "Беролина" обслуживал клиентов в 1912 году Даль (Гдаль) Гершевич Гроссманн. В самом начале ХХ века по этому адресу замечена фотография М.Г. Молчанова, так что Гроссманн пришел на уже "насиженное" место.
Его однофамилец, а может, и родственник, одесский мещанин Мирон Осипович Гроссман в самом начале своего жизненного пути также трудился на фотографическом поприще, основав в 1885 году первую в России фабрику сухих фотографических пластинок. Затем, обучившись во Франции, первым в Одессе (а возможно, и в России) приобрел камеру братьев Люмьер для киносъемок и стал кинооператором. Господин Гроссман на даче своего брата на Французском бульваре, 16 организовал на свои средства первую киностудию, назвав ее в честь самого себя, отразив в названии свои инициалы. Киностудия "Мирограф" вошла в историю советского и мирового кино, и не стоит забывать, что начиналось все с фотографии...
Фотографическое ателье Шаи Лихтенберга существовало в городе около 20 лет (с 80-х годов ХIХ века) и за это время меняло адрес раз пять - судя по адресовкам, указанным на фотографиях из нашей коллекции. Когда в начале ХХ века пошла мода на громкие названия, вроде уже упомянутых ("Люмьер", "Даггер", "Унион", "Беролина", "Рембрандт", "Рубенс" и т. п.), фотография Лихтенберга стала называться "Декаданс". На коллекционном снимке 1886 года есть надпись, сделанная от руки: "Милый дедушка Альберт Цорн". Известно, что Альберт Цорн был популярным в городе учителем танцев, его сыновья и внуки также были заметными в Одессе людьми: один из сыновей - Александр - продолжил дело отца, другой - Адольф - был купцом, но оба увлекались велосипедным спортом и были среди учредителей Одесского общества велосипедистов.

* * *
Когда разглядываешь паспарту старых одесских фотографий, хорошо видно, что фотографические ателье располагались по городу "клубками". Мы уже описали заведения вблизи Дерибасовской и Гаванной и вокруг Главной синагоги на Ришельевской.
"Клубок" фотографий существовал также вокруг Тираспольской площади и находящейся неподалеку Полицейской площади. Кроме уже перечисленных заведений Морозова, Григорашенко, Валдовского в собственном доме "на углу Почтовой и Преображенской, рядом с семинарией" находилась фотография Н.Д. Бельтаки, а позднее - М. Стыцунова; на Преображенской, 46 фотограф С.В. Войтовский сделал семейный снимок Телициных; фотограф Самсон Маргулиус в конце ХIХ века разместил свое заведение "в Одесской гостинице на углу Преображенской и Полицейской против полиции", а в 1900 году перенес фотографию на Тираспольскую и Преображенскую, в дом Склаво, где кроме основной деятельности проводил экспертизу различных бумаг и фотографий. Соседство с полицией в данной ситуации неслучайно: полиция и судебные органы пользовалась фотографическими услугами Маргулиуса. В одном из архивных документов, приведенном в книге "Евреи Одессы и юга Украины", фотограф именует себя "одесским судебно-полицейским фотографом". Паспарту своих фотографий кабинетного формата Самсон Маргулиус украшал, как нам кажется, собственным портретом!
Продолжали фотографическую "специализацию" дома Склаво на углу Тираспольской и Преображенской преемник Маргулиуса, сын коллежского регистратора Дмитрий Иванович Пудичев, а позднее - житомирский мещанин Ю. Примак. Дополняет "клубок" более позднее заведение Зигмунда Юхнова: "угол Преображенской и Полицейской площади, дом № 1". (Сохранилось довольно много нестандартных видов старой Одессы, выполненных упомянутым фотографом Пудичевым. Эти работы, освещавшие городские события, отличаются необычными ракурсами. Так, в нашей коллекции есть фотооткрытка, датированная 1909 годом, на которой отражен парад на Соборной площади приехавших в Одессу болгарских "юнаков" - учащихся военного училища. Аналогичные снимки этого парада, выполненные, безусловно, по тем же негативам, приведены в одесских газетах и подписаны Д. Пудичевым.)
Довольно много фотографических ателье располагалось на улице Преображенской. Между Малой и Большой Арнаутскими, в доме № 69, в начале ХХ века "Художественной фотографией" владел ходорковский мещанин Вольф Корчемный. На Преображенской угол Большой Арнаутской, 82/84 с 1905 года располагалась фотография "Рассвет" елисаветградского мещанина Беньямина Мошковича Гриншпуна (в коллекции - его снимок двух бравых солдат с винтовками в руках). А еще ближе к "Привозу", на Преображенской, 75 (между Малой Арнаутской и Книжным переулком; ныне на этом месте - школа № 118), с 1894 года трудился фотограф Арон Ильич Уманский. Этот же адрес указан на паспарту фотографии Н.О. Гоголь и на непонятном штампе фотографии 1920 - 1930-х годов: "Фото-румын".
Как уже было сказано ранее, первые одесские фотографы были художниками, обучались в зарубежных и российских академиях художеств. Неслучайно на многих паспарту, как и на фасаде дома, построенного А. Хлопониным, рядом с фотокамерой изображены палитра и мольберт.
На паспарту "Одесской фотографии" Х. Розенштейна и Ко., находившейся "на Ришельевской ул. между Дерибасовской и Греческой в доме Вургафта, № 7" (когда-то в этом доме работала "Французская фотография" Рауля), указано типографским способом, что содержат заведение "ученики Одесской художественной школы". Есть в коллекции и фотографии Х. Розенштейна без компании, но во всех случаях указан один и тот же адрес заведения.
О своем высоком фотографическом образовании находит нужным сообщить фотограф А. Горнштейн. На паспарту значится: "окончивший Императорский Фотографический институт в Вене". Какое-то время он содержал свое заведение по тому же адресу, что и Розенштейн: на Ришельевской, 7 - очевидно, после "Одесской фотографии". Позднее А. Горнштейн сотрудничает с "Придворным фотографом" Я. Тираспольским "на Дерибасовской угол Ришельевской, № 11, в доме Пурица". Некоторое время господин Тираспольский "маскировался" под псевдонимом "Бернарди", работая по тому же адресу. Очевидно, он был весьма предприимчивым человеком, т. к. умудрялся одновременно содержать, как видно из паспарту, заведения в Варшаве, Лодзи, Одессе и Воронеже. Судя по имеющимся у нас фотографиям, целый клан Тираспольских содержал несколько фотоателье на юге Российской империи: в Елисаветграде, Херсоне, Одессе и т. п. Основателем династии нам видится некто Л. Тираспольский, открывший заведение в 1861 году в Полтаве и удостоенный "Награды Его Императорского Величества".
Фотограф С.А. Горельников в конце ХIХ века переместил свое заведение из дома Пурица на Дерибасовской, 11 в дом Хакаловской на той же улице, № 21. Также он использовал под фотографическое ателье собственный дом на Успенской, 87, угол Александровского проспекта. На паспарту его фотографий есть изображения дома с вывеской фотографии. В нашей коллекции имеются только два подобных паспарту: Хлопонина и Горельникова.

Ева КРАСНОВА, Анатолий ДРОЗДОВСКИЙ.

(Окончание следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.