На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

О ЧЕМ РАССКАЗАЛИ ПАСПАРТУ


Паспарту — листок из плотной бумаги, на который наклеиваются фотографии.

Старинные одесские фотографии являются частью нашей коллекции. За многие годы собирательства их накопилось более 500 штук — различных форматов, выполненных самыми разными одесскими фотографами. В составленном нами каталоге фотографической коллекции числится более 100 заведений, работавших в нашем городе c 1860-х до 30-х годов ХХ века.
В этой статье мы хотим познакомить читателей с некоторыми интересными экземплярами коллекции, не претендуя на исчерпывающую ретроспективу истории фотографии в Одессе.

Изобретение и бурное развитие фотографии произошло в первой половине ХIХ века. Известно, что первая в России фотостудия под названием \"Художественный кабинет\" была открыта в Москве в 1840 году А. Грековым. В рекламе заведения говорилось, что изготовляются \"портреты величиной с табакерку\".
Одесса всегда шла в ногу с техническим прогрессом и не отставала от столиц. По мнению Виктора Корченова (\"Вестник\", Нью-Йорк, 1999 год) и Олега Губаря (журнал \"Пассаж\", Одесса, 2001 год), первым в Одессе опубликовал в газете свое объявление об открытии фотографии и изготовлении фотографических портретов художник Филипп Гааз еще в 1842 — 1843 годах.
Самые ранние одесские фотографии в нашей коллекции датированы 1865 годом. К сожалению, большинство фотографий в коллекции не датированы и могут быть отнесены к ранним по косвенным признакам: технике исполнения, одежде персонажей, адресам на паспарту. Наиболее достоверны датировки, выдавленные (конгрев) заботливыми фотографами на фотографии или впечатанные в текст паспарту, что делали чаще всего первые одесские мастера. Кроме того, сами запечатленные на фото часто подписывали фотографии, когда дарили их на память. Иногда родители любовно подписывали снимки, обозначая с точностью до минуты момент изготовления портрета своего дитяти. В некоторых случаях дату приблизительно можно установить по сопоставлению адреса фотоателье на паспарту с данными в путеводителях и справочниках о переименовании одесских улиц и о фамилиях домовладельцев.
Паспарту старинных фотографий — их оборотная сторона — это кладезь сведений о фотографе, его заслугах и наградах, времени и месте изготовления снимков, а иногда и о том, чье изображение украшает лицевую сторону. В нашей коллекции много колоритных фотографий, запечатлевших известных в городе людей, ученых, общественных деятелей, артистов театров и эстрады, видов Одессы, наших собственных предков и просто одесситов, о которых ничего не известно.
Но вернемся к первым одесским фотографам. В \"Новороссийском календаре\", изданном Ришельевским лицеем в 1860 году, перечислены пять фотографов, работавших в Одессе в то время: Гааз, Гешеле, Мигурский, Сковронский, Хлопонин. В указателе они следуют за архитекторами, скульпторами и художниками. Примечательно, что в аналогичном издании за 1854 год фотографы не указаны вообще. Справедливости ради следует сказать, что это ровным счетом ни о чем не говорит, т. к. и в некоторых более поздних путеводителях и справочных изданиях по Одессе начисто отсутствуют сведения о фотографиях и фотографах. \"Новороссийский календарь\" за 1867 год также перечисляет пять одесских фотографов, хотя список этот немного изменился по сравнению с 1860 годом: Гааз, Мигурский, Сенчило, Феодоровец, Хлопонин.
Александр Дерибас в книге \"Старая Одесса\", изданной в 1913 году, вспоминая времена своего детства, перечисляет первых одесских фотографов, которые принадлежали к кругу людей искусства, были известными в городе художниками-портретистами. \"В те времена стояло очень высоко в Одессе искусство фотографии, и фотографы: Мигурский, Федоровец (такое написание в оригинале, — А. Д.) Хлопонин, Мичри — принимали деятельное участие в обществе (учрежденное в 1865 году общество изящных искусств), как заправские художники\". Все они, безусловно, входили в круг знакомых его отца — редактора французской одесской газеты \"Journal d\'Odessa\". \"Тут же красавец поляк Иосиф Мигурский оживленно жестикулирует, убеждая в чем-то бледного, всегда спиритически настроенного Федоровца: оба фотографы, оба чистейшие художники…\"
Судя по адресу, указанному на паспарту, фотография Иосифа Карла Мигурского находилась на \"Полицейской улице в доме Католической церкви\" (т. е. рядом с костелом на Екатерининской). Фотографии датированы 1865-м, 1867-м, 1877 годами — это одни из самых ранних четко датированных фотографий в нашей коллекции. Кроме того, И. Мигурскому принадлежал в Одессе магазин фотографических принадлежностей, в витрине которого он выставлял картины молодых начинающих художников. Дерибас пишет, что Мигурский \"имел в Одессе фотографический институт, из которого вышло много прекрасных учеников\".
Именно Иосиф Мигурский увековечил рисунки художника В.В. Вахренова, изображавшего моменты еврейского погрома в Одессе в 1871 году, а также интересные виды города.
Фотография A. Мичри (A. Mitzri), тоже упоминаемая А. Дерибасом, находилась на \"Екатерининской ул. в доме Вагнера, старый Ришельевский лицей\". Снимок не подписан и не датирован, однако, его можно смело отнести к ранним не только по внешнему виду, но и по адресовке. Ведь новое здание, куда Ришельевский лицей переехал из дома Вагнера, было построено на Дворянской улице в 1857 году. А в 1865-м лицей был преобразован в Новороссийский университет. Поэтому, скорее всего, фотография существовала в доме Вагнера именно в этот временной промежуток.
Возможно, что после Мичри в обустроенном помещении в доме Вагнера обосновалось фотографическое ателье Виктора Димо, коллекционный снимок которого датирован 1876 годом. Виктора Димо Александр Дерибас также характеризует как одного из лучших одесских фотографов — наряду с Антонопуло, Чеховским и другими, появившимися позже Гааза, Феодоровца, Хлопонина и Мигурского.
О \"придворном фотографе\" Рудольфе Феодоровце Дерибас упоминает как о человеке, увлекающемся сомнамбулизмом. \"Какой это был дивный художник! Он верил в ясновидение и очень часто проделывал опыты с разными субъектами, которых усыплял и затем расспрашивал по самым замысловатым вопросам…\" Вот таким необычным было увлечение владельца \"Французской фотографии\". В списке 1860 года Феодоровца нет, в 1867 году его фотография находилась в Театральном переулке, а в 1875-м — уже в доме Новикова (Дерибасовская, 12).
Наиболее ранняя из имеющихся в коллекции фотографий Р. Феодоровца датирована 1879 годом. На других даты нет, но есть дополнение о том, что фотография управляется Вольфом Чеховским. Судя по медалям, полученным мастером-фотографом на Всемирных фотографических выставках в 1875 году и изображенным на паспарту, снимок сделан после 1875 года. Получил ли эти медали маститый Феодоровец или служащий у него Чеховский — нам неизвестно.
Очевидно, состарившись, Р. Феодоровец использовал молодого начинающего В. Чеховского, который \"по наследству\" стал маститым \"придворным фотографом\" и в течение многих лет содержал фотографию в доме напротив дома Новикова — \"на Дерибасовской, в доме Сепича, № 13\". До 1899-го — сам, а позднее — с Яковом Белоцерковским. Последняя по времени фотография этого тандема в нашей коллекции датирована 1909 годом. Причем это семейная фотография пятилетнего отца одного из авторов, сделанная, согласно подписи на обороте, в 1909 году именно в этом \"придворном\" заведении, имеющем многочисленные благодарности от высокопоставленных и коронованных особ российского и других царствующих европейских дворов. Фамилия \"В. Чеховский\" на паспарту напечатана мелким шрифтом.
Кроме того, на фотографии, помещенной в газете \"Одесский листок\" в 1911 году, стоит подпись: \"Придворный фотограф Я. Белоцерковский — Чеховский\". Все это говорит о том, что господин Белоцерковский был уже третьим наследником (после Феодоровца и Чеховского) придворного звания и по сложившейся традиции использовал фамилию предыдущего владельца в коммерческих целях еще в течение нескольких лет.
На обороте уникальной коллекционной фотооткрытки 1914 года, отобразившей пожар театра Сибирякова (ныне Украинский театр), стоит штамп: \"Придворный фотограф Я. Белоцерковский, Дерибасовская, 13\".
Фамилия предыдущего владельца уже отсутствует, а сам Вольф Чеховский еще в начале ХХ века перенес свой бизнес в Москву. В нашей коллекции есть фотография с паспарту Вольфа Чеховского, где указаны две адресовки. Первая — привычная: Одесса, Дерибасовская, 13. А вторая: Москва, Петровка, № 5; с датой — 1905 год. Есть и московские фотографии, выполненные по тому же адресу, на Петровке, но мастером-фотографом указан Е. Чеховский. Т. е. одесский фотограф В. Чеховский содержал какое-то время две фотографии — в Одессе и Москве, а затем передал московское заведение своему родственнику, возможно, сыну.
Но вернемся к первым одесским фотографам. Об Александре Хлопонине, также художнике, известно, что поначалу (в 1867 году) он сотрудничал с Кулибиным, и их заведение находилось на Гаванной улице в доме Гари. Затем в течение многих лет вывеска фотографии Хлопонина украшала им же построенный дом на углу Дерибасовской и Преображенской улиц. На одном из хлопонинских паспарту, имеющихся в коллекции, — изображение дома, в котором находилось заведение. Коллекционные фотографии А. Хлопонина датированы 1878-м и 1880 годами. Ателье этого мастера было, безусловно, очень престижным и недешевым. (Тем не менее, в книге Н. Панасенко, посвященной жизни Корнея Чуковского в Одессе, приводится фотография его с матерью и сестрой, выполненная около 1885 года именно у Хлопонина, а не в более дешевом ателье. При том, что мать будущей знаменитости была прачкой или швеей и семья очень нуждалась. Вряд ли состоятельный отец будущего писателя, создавший к тому времени другую семью, выделил деньги на это дорогостоящее изображение.)
Здесь уместно вспомнить о стоимости фотографий, которая уменьшалась по мере развития техники и расширения сети ателье в городе. На паспарту фотографии М. Краевского, основанной в 1873 году, указана цена дюжины кабинетных портретов — 5 рублей. Для менее состоятельной публики предлагались так называемые \"карточки\" (9 х 14 см, формат фото-открытки) — 2 рубля за дюжину. На оборотной стороне таких карточек обычно ставили штамп фотографического заведения. Таких тонких проштампованных карточек в коллекции много, исполнялись они в основном в начале ХХ века.
Наряду с Хлопониным, Мигурским и Феодоровцем Дерибас называет Филиппа Гааза, которому, очевидно, принадлежит право считаться первым среди первых одесских фотографов. Его заведение приведено в списке \"Новороссийского календаря\" 1860 года, указан адрес: \"Полицейская ул., в доме Генцеля\". В аналогичном издании 1867 года указано, что фотография Гааза находится на Полицейской улице, в собственном доме. По сведениям, почерпнутым из справочника 1875 года, Гаазу принадлежал дом № 29 между Екатерининской и Александровским проспектом, неподалеку от ателье Мигурского.
К ранним следует отнести единственный в нашей коллекции снимок, выполненный в фотографии С.С. Исаковича (S.S. Issakovich; в русском написании фамилии почему-то потерялась одна буква \"с\"). На паспарту указано, что заведение находилось на углу Дерибасовской и Ришельевской улиц в доме Стиффеля (Дерибасовская, 10). Запечатлен на снимке очень колоритный седобородый караим в национальной одежде.
Остается добавить, что большинство ранних фотографических портретов в коллекции, выполненных плеядой первых одесских фотографов, имеют формат \"визит-портрет\" (размер 9,5 х 6,0 см или \"кабинетный\" формат — 14 х 10,5 см. Позднее существовали удлиненные варианты обоих форматов и так называемые \"будуарные\" фотографии больших размеров.

Ева КРАСНОВА,
Анатолий ДРОЗДОВСКИЙ.

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.