На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

Дважды еврей Советского Союза


...Одесса. Ришельевская улица. Сапожная мастерская. Мастера и их ученики с сосредоточенными лицами молча орудуют сапожным инструментом. Заказов много — успевай только исполнять: покупать новую обувь могут далеко не все одесситы, многие предпочитают чинить старую.
Впустив струю морозного воздуха, двери мастерской с шумом открываются. В комнату входит средних лет мужчина с добродушной улыбкой на полноватом лице и толстым портфелем под мышкой.
— Все, шабаш, кончаем работу, дядя Володя пришел, — громко объявляет старший мастер. И все улыбаются, радостно протягивают руки навстречу вошедшему.
Чувствуется, что "дядя Володя", распространитель билетов в филармонию, приходит сюда часто, что он здесь свой человек. Но, прежде чем предложить билеты на очередной концерт в филармонию, "борзовик" — так называли представителей бюро организации зрителя — по просьбе присутствующих должен рассказать новый анекдот.
— Пожалуйста, — с готовностью соглашается Владимир Борисович. — Значит, так. Стоят на трамвайной остановке два одессита, ждут вагона. Вдруг один говорит другому: "Идет!" А другой ему отвечает: "Сам идиот, это не трамвай, а автобус..."
Все смеются, просят Владимира Борисовича приходить почаще. Билеты на концерт в этот день в сапожной мастерской взяли все. А дядя Володя, уже уходя, признался, что рассказанный им анекдот он сочинил, так сказать, на ходу, экспромтом...
И так было всюду, куда приходил Коган-Шац. Веселая шутка, анекдот, а то и импровизация комической сценки — все это было связано с приходом дяди Володи.
Владимира Борисовича Когана-Шаца в Одессе знали многие. Мне тоже посчастливилось познакомиться с этим веселым, остроумным и очень добрым человеком. Протянув мне руку, мой новый знакомый представился: "Коган-Шац, дважды еврей Советского Союза!"
Владимир Борисович был человеком с интересной биографией. Он родился в 1909 году в маленьком городке Могилев-Подольский Винницкой губернии, который, скорее, можно было бы назвать еврейским местечком, в семье артистов передвижной еврейской труппы. Семья была большая — четверо сыновей. Отец рано умер, во время гражданской войны. Мать, оставив младших детей на попечение родственников, вместе со старшим сыном Володей продолжала разъезжать с еврейскими театральными труппами по Украине и Белоруссии.
Владимир Борисович Коган-Шац и Клара Ефимовна Седецкая (сценический псевдоним — Гартова) встретилась на сцене. Вскоре они поженились. В отличие от Владимира, который окончил всего несколько классов хедера, его жена Клара прошла полный курс гимназии, владела немецким и французским языками. Владимир занимался всю жизнь самообразованием, супруги много читали, потом обсуждали прочитанное. Брак Владимира и Клары совпал с организацией Одесского государственного еврейского театра. Театр был открыт в 1934 году. Супруги Коган-Шац сразу же стали одними из ведущих его актеров. Владимир Борисович, например, стал известен своим прекрасным исполнением роли шолом-алейхемовского Гершеле Острополера. Именно его фантазерство, неунывающий характер, постоянный оптимизм помогали артисту донести до зрителя сценический образ.
В спектакле Шолом-Алейхема "Тевье-молочник" Владимир с огромным успехом играл роль Перчика, а Клара — одну из дочерей Тевье. В Одесском еврейском театре блистали такие актеры как Лия Исааковна Бугова (впоследствии Народная артистка Украины) и Владимир Ефимович Шварцер. Оба они поддерживали тесную дружбу с семьей Коган-Шац. Дочь последних Ревекка, ныне проживающая в США, вспоминает такой эпизод: в спектакле "Овечий источник, или Лауренсия" Лопе де Веги Бугова играла Лауренсию, а Клара — ее подругу. Однажды случилось непредвиденное: Бугова забыла слова знаменитого монолога "вы не мужчины, а овцы...". Выручила ее Гартова — у нее была блестящая память, почти все тексты спектаклей она знала чуть ли не наизусть. С тех пор Бугова просила Гартову всегда быть рядом, когда она играла эту роль...
Очень скоро любимцем зрителей и актеров стал и Владимир — легкий, подвижный, обаятельный...
Иногда Одесский еврейский театр выезжал на гастроли в Москву и Ленинград. Здесь актеры стремились побывать на спектаклях Михоэлса, Мейерхольда, во МХАТе — это творчески обогащало их. В Одессе в театр приглашались лекторы, которые читали лекции по самым разнообразным темам, вплоть до медицины...
Началась война. Владимир Борисович отправил семью в эвакуацию, а сам ушел на фронт — Ленинградский. Здесь он воевал с конца 1941-го по 1943 год, был станковым пулеметчиком, дослужился до старшего сержанта. После прорыва блокады Ленинграда Когана-Шаца перевели в ансамбль песни и пляски Ленинградского военного округа. Попал он сюда неслучайно. В перерывах между боями Владимир выступал перед воинами: пел, танцевал, декламировал, старался поднять настроение, развлечь бойцов.
Весной 1946 года, после демобилизации Владимира, вся семья Когана-Шаца собралась в Одессе. Жили, как и до войны, в доме 24 по Пушкинской улице. Мечтали о работе в еврейском театре. Но мечта не сбылась: театр из эвакуации в Одессу не вернулся. Чтобы как-то прокормить семью, кем только ни приходилось работать Владимиру Борисовичу: сторожем, истопником, грузчиком. Жена его, Клара Гартова, разгружала вату из железнодорожных вагонов... "Для души" Коган-Шацы все же нашли работу: они выступали в небольшом еврейском театральном коллективе, который базировался в здании на углу Успенской улицы и Александровского проспекта. Артисты этого крошечного коллектива разъезжали по Одесской, Херсонской и Николаевской областям. Вскоре и эта труппа прекратила свое существование. Но в семье не забывали о театре, о нем постоянно вспоминали, детям прививали любовь к театру, к искусству. Клара прекрасно пела. Дети засыпали под ее песни, от колыбельной до "Землянки", слова которой Владимир прислал жене с фронта.
Естественно, дети имели возможность посещать концерты самых известных гастролеров, выступавших в Одесской филармонии. Так, дочери Когана-Шаца еще успели увидеть знаменитую еврейскую эстрадную певицу Клару Юнг, известных эстрадных певиц Сиди Таль и Анну Гузик.
В гостях у Когана-Шаца на Пушкинской часто бывали еврейские писатели: Нотэ Лурье, Иосиф Миндлин, Айзик Губерман. Навещал Владимира Борисовича и его друг — актер Владимир Ефимович Шварцер. Известно, что в годы войны сам великий Михоэлс приглашал Шварцера в Московский ГОСЕТ, и здесь он получил звание Заслуженного артиста РСФСР. Я хорошо помню, что в 1930-х годах Шварцер приходил к своему брату — нашему соседу по коммунальной квартире на Софиевской, 30. Бывая у брата, Владимир Ефимович заходил и к нам: брал у моей мамы какой-то из томов сочинений В. Шекспира из нашей довольно солидной домашней библиотеки. Однажды Шварцер дал мне контрамарку, и я смотрел в еврейском театре спектакль "Король Лир", в котором Шварцер играл главную роль.

Недавно я с большим удовольствием прочитал книгу воспоминаний бывшего одессита — валторниста Одесской филармонии и композитора Леви Шаара (в Одессе автора звали Виля Шер). Книга под названием "Чужой" была издана в 2000 году в Израиле.
И вот в этой книге совершенно неожиданно я нашел объяснение того, почему Коган-Шац, называя свою двойную фамилию, делал шутливое добавление: "дважды еврей Советского Союза". 19 сентября 1961 года Виля Шер пришел в филармонию рано утром, до репетиции. У входа его встретил Коган-Шац — "бывший артист еврейского театра, который закрыли в 1949 году. Теперь он вынужден был работать в филармонии гардеробщиком и распространителем билетов". Цитирую далее: "В это утро он (Коган-Шац, — М. Б.), встретив Вилю, взял его под руку, отвел подальше от филармонии и показал номер "Литературной газеты".
— На! Читай!— сказал он Виле торжественно, встав в позу Наполеона.
— Евтушенко, "Бабий Яр", — прочел Виля и внимательно глянул на Когана-Шаца.
Поскольку номер этой газеты был сразу же раскуплен, Коган-Шац предложил Виле переписать стихотворение Евтушенко. А на вопрос Вили, не боится ли он дать ему переписать стихи сразу же ставшего опальным поэта, сказал:
— Я, дорогой мой, — дважды еврей Советского Союза. Я и Коган — представитель колена служителей Б-га в Иерусалимском Храме, и Шац, что на древнееврейском означает "посланник общества" или по-советски — общественник.

…Я попросил тех, увы, уже немногих людей, которые хорошо знали Владимира Борисовича, этого "дважды еврея Советского Союза", поделиться воспоминаниями о нем.
Беседую с Людмилой Сергеевной Ивановой, которая 20 лет проработала в филармонии распространителем билетов.
— Хорошо помню, — рассказывает Людмила Сергеевна, — что остальные "борзовики" встретили меня, тогда молодую девушку, не только холодно, но даже враждебно — боялись нового конкурента. Исключение составил только Владимир Борисович Коган-Шац. Он говорил своим коллегам: "Пусть девочка работает, пусть зарабатывает. Ведь умирают и бедные, и богатые, на тот свет никто ничего с собой не забирает". Дядя Володя, как его все называли, посоветовал мне, где лучше распространять билеты, как надо там себя вести...
Вспоминается общее собрание сотрудников филармонии, на котором я должна была присутствовать... Надела модное платье, сделала новую прическу, даже завивку. Но из-за транспорта опоздала на собрание почти на 40 минут. Директор мне говорит: "Придется нам, девушка, с Вами расстаться". И тогда дядя Володя встал со своего места и сказал: "Ну посмотрите на нашу Людочку, какая она красивая, милая. Да если хотите знать, она — лицо нашей филармонии!" И тогда директор сразу смягчился и сказал Владимиру Борисовичу, что он... абсолютно прав!
Любил Коган-Шац продавать билеты в так называемых "злачных местах": столовых, буфетах и особенно — на знаменитом рынке "Привоз". Возвратясь как-то с "Привоза", дядя Володя рассказал, что он был у рубщиков мяса, а они, хотя народ богатый, но билетов почти не покупают... Однако с рубщиками, большинство которых проживали на Молдаванке, Коган-Шац все же продолжал общаться — из бесед с ними он черпал немало веселых баек и анекдотов...
Не без гордости рассказывает Людмила Сергеевна, как однажды они вместе с Коганом-Шацем сидели за одним столом с Леонидом Осиповичем Утесовым. Было это после войны, когда Утесов выступал с концертами в Одессе. Сидели в летнем саду филармонии вместе с известным до революции одесским куплетистом, а теперь билетером филармонии Львом Марковичем Зингерталем. Утесов, Зингерталь и Коган-Шац хорошо знали друг друга. Они наперебой вспоминали разные смешные истории, а жена Зингерталя Надежда Моисеевна радушно угощала их своим коронным блюдом — вкуснейшей фаршированной рыбой...
Попросил рассказать о Когане-Шаце и Анну Львовну Розен. Владимира Борисовича Когана-Шаца хорошо знала не только Анна Львовна, но и ее отец — скрипач симфонического оркестра филармонии Лев Самойлович, близкий друг дяди Володи.
— Горячая, неравнодушная к людям натура Когана-Шаца, — рассказывает Анна Львовна, — проявлялась даже во внешнем облике этого замечательного человека в легком плаще, с распахнутым воротом рубашки, человека, портфель которого всегда был наполнен ворохом концертных афиш, — таким вспоминается мне Владимир Борисович. Я хорошо помню, что когда он вечерами по совместительству работал гардеробщиком, вокруг него всегда собиралась толпа посетителей филармонии. Он рассказывал о тех, кто уже выступал, кто еще должен приехать с концертами в Одессу, давал краткую, но образную характеристику артистов... Колоритная, сочная речь Когана-Шаца также подкупала всех, кто с ним общался.
Работая над рассказом о Когане-Шаце, я встречался и с проживавшей в Одессе его дочерью Ольгой Владимировной. Нужно сказать, что никто из детей Владимира Борисовича не пошел по стопам родителей. Старшая дочь Ревекка окончила Одесский пединститут и стала мастером спорта по художественной гимнастике. Дочь Ольга окончила Московский институт культуры и свыше 30 лет проработала библиотекарем. Сын Борис окончил институт торговли (но ни одного дня в торговле не работал). До отъезда на постоянное место жительства в США он с женой посещал театральную студию Рыбченко при Одесском канатном заводе. Сейчас Борис Владимирович Коган-Шац с женой живут в Чикаго и подрабатывают на радио. Борис ведет спортивные передачи, а его жена — музыкальные.

Михаил БИНОВ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.