На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ПРАКТИКА ИУДАИЗМА

МИДРАШ РАССКАЗЫВАЕТ


(Продолжение. Начало № в 499.)

ЙОСЕФ СУРОВО ОБХОДИТСЯ С БРАТЬЯМИ?

Как только братья вошли к Йосефу, они пали перед ним ниц. Его первым побуждением было — обойтись с братьями как можно мягче. Однако тот же ангел, который около Шхема сообщил Йосефу о подлинных чувствах его братьев, занял теперь против них обвинительную позицию и заставлял Йосефа быть с ними как можно суровей. Непонятно, почему Йосеф должен был быть так суров с братьями? Почему он решил обвинить их в несуществующих грехах? Ведь он наверняка знал, что они не соглядатаи и не пришли в Египет для того, чтобы что-то разведать. Зачем он арестовал Шимона и посадил его в темницу? Для чего вернул братьям мешки с деньгами, а затем погнался за ними и предъявил обвинение в воровстве, тем самым заставив их думать, что теперь Биньямина казнят как вора?
Совершенно очевидно, что Йосеф не делал все это из чувства мести. Единственное, чего он хотел: добиться того, чтобы братья искренне раскаялись в совершенных поступках. Поэтому его поведение по отношению к братьям, скорее, можно назвать милосердным, чем суровым, ведь в прошлом они совершили пять тяжелых проступков:
— они ненавидели Йосефа и не разговаривали с ним, как следует разговаривать родным братьям;
— они пытались убить его;
— они бросили его в яму, тем самым подвергнув смертельному риску;
— они продали его в рабство;
— они причинили горе Яакову, предъявив ему одежду якобы убитого сына.
И теперь Йосеф хотел, чтобы братья прочувствовали каждое из этих преступлений и искренне в них раскаялись. Его побуждение было самым добрым — он хотел, чтобы они расплатились за свои грехи в этом мире.
— Почему он был груб в общении с ними? Не из-за мести, а потому, что они должны были получить искупление за свою грубость по отношению к Йосефу в прошлом;
— поскольку они собирались убить его, Йосеф стал искать предлог, чтобы обвинить их в чем-нибудь, а затем напугать смертельным приговором;
— они бросили его в яму и за это были наказаны — Йосеф бросил их в темницу;
— они похитили Йосефа и продали его в рабство, ничего не сказав отцу, — он возвратил им их деньги тайком, чтобы потом обвинить в воровстве;
— задумав искупить горе, причиненное братьями отцу, Йосеф заставил их невинно страдать, обвинив в краже своего серебряного кубка.
Теперь мы видим — все обвинения Йосеф выдвигал против братьев с единственной целью — подвинуть их на совершение тшувы и тем самым спасти от геинома.
— Откуда вы пришли? — спросил братьев Йосеф.
— Мы пришли из земли Ханаан, чтобы купить здесь зерно, — ответили они.
Йосеф поднял свой серебряный кубок и сказал:
— Видите этот кубок? Он обладает волшебным свойством раскрывать передо мной любые замыслы.
Затем он постучал пальцем по кубку и сказал:
— Мой кубок говорит мне, что вы соглядатаи! Ведь вы вошли в разные ворота наверняка для того, чтобы выведать слабые места в нашей стране.
— Наш господин! — испугались братья. — Мы ни в чем не виноваты. Мы не соглядатаи, мы пришли в твою страну только для того, чтобы купить здесь зерно. Нас послал сюда старый отец, это он приказал нам войти в город по одному через разные ворота, чтобы не привлекать к себе никакого внимания.
— Если верно то, что вы сейчас говорите, то почему вы оказались в квартале, пользующемся дурной славой? — спросил Йосеф.
— Мы искали однажды потерянное, — ответили братья.
— Ибо думали, что нам повезет и мы обнаружим там нашу пропажу.
— Что вы там искали, лжецы? Мой кубок показывает, что двое из вас однажды уничтожили целый город. Вы теперь хотите проделать то же самое и в Египте? И еще — однажды вы продали арабам своего брата! — закончил свои обвинения Йосеф.
Братья затрепетали в ужасе.
— Наш господин, — еле промолвили они, — нас двенадцать братьев, мы сыновья одного человека, живущего в Ханаане!
— Тогда где ваши два брата?
— Младший остался дома с отцом, а другого — нет!
— Что это значит? — удивился Йосеф. — Где же он?
— Мы продали его.
— За сколько?
— За пять селаим.
— А если кто-нибудь предложит вам его обратно за те же деньги, вы готовы заплатить?
— Конечно, готовы! — поспешили ответить братья.
— А если его хозяин потребует от вас за него десять селаим?
— Мы заплатим и десять.
— А если он запросит выкуп в сто селаим? — продолжал допытываться Йосеф.
— Мы дадим ему и эту сумму.
— А если его хозяин вообще откажется предоставить ему свободу? — упорствовал Йосеф.
— У нас есть решение и на такой случай. Мы либо убьем хозяина, либо погибнем сами, — ответили братья.
— Вот тут-то вы и выдали себя! Я был прав, когда говорил, что вы пришли сюда, чтобы убить жителей этого города. Чем вы можете доказать, что говорите правду? Клянусь жизнью фараона, что вы не выйдете из Египта, пока ваш младший брат не придет сюда!
Всякий раз, когда Йосеф давал ложную клятву, он клялся жизнью фараона. Братья, не знавшие, что для него жизнь фараона не представляла никакой ценности, думали, что он клянется ею как самым дорогим сокровищем.
Из поведения Йосефа ясно, что, несмотря на свое высокое положение, он не прекращал занятия Торой и соблюдал ее основные предписания. Так, в соответствии с требованием Торы он не мог дать ложную клятву, произнеся Имя Ашема.
Йосеф приказал братьям:
— Пусть один из вас приведет брата из земли Ханаана, в то время как остальные останутся здесь и будут помещены в темницу. Вот тогда я смогу быть уверен, что вы говорите правду!
Таким образом, все братья оказались в темнице. На третий день Йосеф сказал им:
— Если вы дорожите своими жизнями, сделайте так: пусть один из вас останется в темнице, а остальные пойдут домой, чтобы принести зерно вашим голодным семьям. Вернуться же вы должны вместе с вашим младшим братом. Так ваши слова будут проверены, и вы не умрете.
— Все это произошло с нами неслучайно, — говорили братья между собой. — Несчастье постигло нас за то, что мы были жестоки к Йосефу. Мы не послушали его, когда он плакал и умолял нас пощадить его жизнь. Теперь и мы не можем добиться правды — чтобы нас и выслушали, и пощадили.
Как мы видим, братья были большими праведниками. Они связали свой давнишний тяжелый проступок с теми событиями, которые им приходилось переживать сейчас, так как поняли, что Ашем наказывает их за прошлые злодеяния. Это учит нас тому, что все, что происходит в нашей жизни, посылает нам Ашем. Никакое событие нельзя объяснить случайностью или совпадением.
Реувен упрекал братьев: "Разве я не говорил вам — не грешите против брата? Вы не хотели прислушаться к моим словам. Теперь мы страдаем в наказание за его кровь и кровь нашего отца!".
Так как между ними и Йосефом был переводчик, братья не могли знать, что Йосеф, внимательно слушающий их разговор, понимает их. Если бы они это знали, от них не ускользнуло бы то, что Йосеф плачет.
Совершенно очевидно, что Йосеф сочувствовал сейчас своим братьям, и ему было бы гораздо легче прекратить весь этот маскарад и открыться им. Ему было жаль и отца, которому предстояло страдать теперь и за Биньямина, которого нужно будет отпустить в Египет для вызволения остальных братьев. Однако он счел более важным действовать именно так, ибо теперь не сомневался: его пророческие сны должны сбыться! Ему должны поклониться все одиннадцать братьев! Поэтому он собрал всю свою волю и не раскрыл братьям, кто он такой.
Вечером Йосеф вызвал семьдесят стражников и объявил им: "Я разоблачил преступников! Возьмите под стражу одного из них!"
Йосеф приказал взять под стражу Шимона, ибо хотел отделить того от Леви. Опыт показывал, что при желании они вместе могут натворить большие беды, как уже однажды случилось в Шхеме.
Кроме того, заключение в темнице было для Шимона наказанием по принципу "мида кенегед мида" ("мера за меру") — за то, что именно он в свое время бросил Йосефа в яму. Когда стражники приблизились к Шимону, он издал такой оглушительный вопль, что те в ужасе попадали на пол. Придя в себя, они выбежали наружу, оставив Йосефа и Менаше разбираться с подозреваемыми. Йосеф приказал Менаше: "Взять его под стражу!" Тогда Менаше поднялся, подошел к Шимону и ударил его с такой силой, что Шимон в изумлении сразу же подчинился. "Это удар из нашего дома!" — сказал он, проходя мимо братьев.
Когда Шимона увели в темницу, Йосеф приказал стражникам, чтобы те обращались с ним уважительно, несмотря на то, что Шимон в свое время отнюдь не был сострадателен к нему.
Йосеф приказал своему домоправителю: "Наполни мешки братьев зерном!" А потом тихонько прибавил: "Положи им в мешки и деньги, уплаченные за зерно".
Братья погрузили купленное зерно на своих ослов и ушли домой с тяжелым сердцем, оставив Шимона в египетской темнице. Как их теперь встретит отец?
Впереди их ждала еще одна неприятность. Когда они остановились на ночлег, Леви развязал мешок, чтобы дать ослу корм, и обнаружил, что деньги, которые он заплатил за зерно, каким-то образом оказались на старом месте. Он обратился к братьям: "Мои деньги на прежнем месте! Я нашел их в мешке с зерном".
Ашем заставил именно Леви первым пережить эту неприятность, ибо Леви первый увидел приближающегося Йосефа и сказал Шимону: "Вот, идет сновидец!" И теперь страдания из-за вернувшихся денег были наказанием по принципу "мида кенегед мида" — за то, что они продали Йосефа.

Рабби Моше ВЕЙСМАН.

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.