На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ПРАКТИКА ИУДАИЗМА

МИДРАШ РАССКАЗЫВАЕТ

(Продолжение. Начало в № 499.)

     ЯАКОВ СО ВСЕЙ СЕМЬЕЙ БЕЖИТ ОТ ЛАВАНА
     Итак, на Лавана распространилось благословение, принадлежащее Яакову, в результате чего он стал необычайно богат, к тому же у него родились сыновья, которых он ждал столько лет. Но ни Лаван, ни его сыновья не поняли, что все это благодаря тому, что на них распространилось благословение, лежащее на праведнике. Хуже того, они обвинили Яакова в том, что тот якобы обокрал Лавана.
     Целых двадцать лет Ашем не обращался к Яакову, ибо тот жил рядом с грешником. Теперь же Он явился ему и сказал: "Возвращайся в Эрец Исраэль. Мое Присутствие не будет осенять тебя, пока ты не вернешься в Святую Землю". И Яаков стал собираться в обратную дорогу. Но он не захотел уходить тайком, не получив от Лавана разрешения. Нельзя забывать, что его жены были дочерьми Лавана. Впрочем, было совершенно очевидно, что Лаван попытается задержать его.
     Позвав Рахель и Лею в поле, где можно было спокойно разговаривать, не опасаясь, что кто-нибудь услышит, Яаков рассказал им о своем сне, в котором Ашем приказал ему вернуться домой. "Мы должны собираться в обратную дорогу, но это нужно делать тайно, ибо Лаван приложит все усилия, чтобы задержать нас здесь", — сказал он своим женам.
     Рахель и Лея согласились, ибо отец обращался с ними, как с чужими людьми. "Вместо того чтобы дать нам приданое, — заявили они, — он продал нас тебе за твою работу".
     И вот в то время, когда Лаван отправился стричь свои стада, что паслись на расстоянии трех дней пути от дома, Яаков тайно бежал со своей семьей. Перед уходом Рахель тайно забрала у Лавана терафим. Что такое терафим? Это предметы, с помощью которых идолопоклонники предсказывали будущее. Но зачем они понадобились Рахели? Она взяла их во имя веры в Ашема, Единого Б-га, ибо не хотела, чтобы отец продолжал поклоняться идолам. Кроме того, она не хотела, чтобы терафим рассказали отцу об их бегстве. И несмотря на то, что побуждения Рахели были вполне оправданны, она была наказана, ибо ее поступок привел к ненужным переживаниям отца. В наказание за это сбылись слова Яакова. "Тот, кто взял идолов, погибнет", — так сказал он Лавану, когда тот настиг их в дороге. И Рахель умерла в пути, рожая своего второго сына Биньямина.
     Три дня Лаван ничего не знал о бегстве Яакова, ибо находился далеко от дома. Но на третий день из города прибыл всадник и сообщил: "Три дня назад наши колодцы пересохли. Благословение, двадцать лет заставлявшее их быть полными, исчезло. Мы прождали три дня, воды нет, колодцы сухие".
     Лаван сразу же понял, в чем дело. "Это значит, что Яаков ушел", — сказал он и собрался в обратную дорогу. Вернувшись, он убедился в том, что семья Яакова исчезла. Тогда Лаван "мобилизовал" всех своих людей, и они отправились в погоню за Яаковом. Как он хотел с ним расправиться? Прекрасно зная силу слова, он заготовил некую фразу, чтобы ею сокрушить Яакова; ну а если его постигнет неудача, — тогда он применит оружие и убьет Яакова.
     Тора приводит такое выражение, характеризуя Лавана ("Дварим" 26:5): "Арами овед ави" — "Арамеец (Лаван) уничтожил моего отца". Хотя Лавану и не удалось убить      Яакова, Ашем расценил его намерение как совершенное действие.
Естественно, что Лаван передвигался гораздо быстрее Яакова, обремененного большой семьей; уже через сутки беглецы были настигнуты. Но Лавану во сне явился ангел Михаэль, который предупредил его, что если он посмеет причинить Яакову какой-либо вред, то будет уничтожен. "Не смей говорить Яакову ничего — ни хорошего, ни плохого!" Понятно, что нужно было оберегать Яакова от дурных слов, но почему ангел запрещает Лавану говорить Яакову и добрые слова? Этого не хотел Ашем по той простой причине, что Лаван, даже когда произносил слова дружбы, упоминал своих идолов, например: "Да рассудит нас бог Нахора" ("Дварим" 31:53).
     Как только Лаван догнал Яакова, он тут же обвинил его: "Почему ты бежал тайно? Почему увел моих дочерей из дома, как пленниц? Я бы отпустил их с радостью и оказал тебе почести перед уходом, хотя причинить тебе вред мне не стоит никакого труда". Нечестивец Лаван не упускал случая, чтобы высказать вслух своего желания уничтожить Яакова. И сейчас он повторяет вновь — дескать, только благодаря тому, что Ашем явился к нему во сне и предостерег его, он не причиняет Яакову зла.
     Был у Лавана к Яакову и вполне справедливый упрек: "Если ты покидаешь меня, чтобы вернуться в отцовский дом, я не против. Но скажи, зачем ты перед уходом украл моих божков?"
     Пришло время отвечать Яакову, и он начинает с того, что объясняет, почему он тайком бежал от Лавана. "Я боялся, что ты не позволишь своим дочерям уйти, и решил не сообщать тебе о своем намерении". Уверенный в том, что среди покинувших дом Лавана нет идолопоклонников, он на вопрос о похищенных терафим ответил так: "У кого найдешь своих божков, тот да не живет! Ступай, поищи, что у меня твоего, и возьми это себе!"
     Так как благословение или проклятие, произнесенное праведником, сбывается, Яаков фактически вынес Рахели смертный приговор. Однако, прежде чем исполнились слова Яакова, Ашем дал Рахели возможность родить Биньямина.
     Лаван обыскал шатры Яакова и его жен, но ничего не нашел. Тогда он стал обыскивать шатры сыновей Яакова, но они сказали ему: "Нам стыдно за тебя, как можно в твои годы искать каких-то божков!" По их презрительному тону Лаван понял, что они уж точно не брали терафим, и вернулся к шатру Рахели, поскольку подозревал с самого начала именно ее, так как знал, что она весьма любопытна.
     Но Рахель заранее положила терафим под подушку, на которой сидела. Когда Лаван еще раз подошел к ней, Рахель извинилась и сказала, что встать не может, ибо нездорова. Однако Лаван ей не поверил и все-таки решил проверить подушку, ощупав ее со всех сторон. Произошло чудо — терафим, которые находились именно там, превратились в ткань, и их невозможно было обнаружить. Ашем сотворил чудо для того, чтобы не выставить Рахель на позор, ибо ее поступок был продиктован добрыми намерениями.
     Наконец, когда Лаван прекратил поиски, Яаков упрекнул его:
     — В чем я так провинился, что ты не поверил мне на слово и устроил обыск? Я честно служил тебе двадцать лет — четырнадцать лет за твоих дочерей и шесть лет, охраняя твои стада. Может быть, у тебя пропала овца, и ты решил преследовать меня? Так нет же! Наоборот: до того, как я пришел, львы ежедневно нападали на твои стада и калечили овец. После моего прихода Ашем защищал твои стада, и ты не потерял ни одной овцы. Кроме того, я пас твои стада в любое время года, как зимой, так и летом, в стужу и в зной, не зная отдыха. Я не поступал, как другие пастухи, которые, проголодавшись, забивали овцу, говоря хозяину, что ее сожрали волки. И несмотря на все это, ты не только не благодарил меня, но многократно менял плату за мою работу. Если бы не помощь Б-га моих предков, я ушел бы с пустыми руками. Ашем увидел мою нищету и помог мне справиться с работой, которую ты предлагал мне.
     — Я вовсе не хотел нанести тебе ущерб, — сказал Лаван. — Ведь твои жены — это мои дочери, и, как всякий отец, я хочу им только добра. Я и сейчас забочусь о них и в доказательство своих добрых намерений хочу тебе предложить заключить договор о том, что впредь мы оба не станем вредить друг другу. Этот договор пусть распространится и на следующие поколения и даст мне уверенность в том, что, когда твои потомки завоюют эту землю, они не тронут арамейские земли, принадлежащие мне.
     Яаков согласился. Он подкатил огромный камень и вместе с Лаваном установил его. Этот камень должен был служить напоминанием обеим сторонам: никогда не переходить сей рубеж с дурными намерениями. Предполагалось, что впоследствии сыны Яакова присоединятся к договору и установят на этом месте еще двенадцать камней, чтобы показать, что и их потомки будут жить в мире с потомками Лавана.
     Первым этот договор нарушил пророк Билам, внук Лавана, пытавшийся проклясть сынов Израиля. Проходя мимо установленного камня, он воткнул рядом с ним меч, показывая, что договор для него совершенно ничего не значит, то есть он спокойно его нарушит и сможет проклясть народ Израиля. Однако вскоре он был наказан. Сам знак договора — груда камней — наказал его. Нога Билама застряла между камнями во время битвы евреев с войском Балака, и злобный пророк не смог скрыться от преследовавших его евреев.
     Итак, Лаван благословил своих внуков и отправился в обратный путь. Однако такое прощание не было искренним. В душе Лаван по-прежнему питал к Яакову неприязненные чувства.
     Вернувшись домой, он убедился, что пребывание Яакова в его доме действительно было благословением. Ибо его дом был пуст! В ту же ночь, когда он погнался за Яаковом, его дом ограбили, и Лаван стал таким же нищим, каким был до появления Яакова.

ЯАКОВА ВСТРЕЧАЮТ ШЕСТЬСОТ ТЫСЯЧ АНГЕЛОВ

     Как только Яаков оказался в Земле Израиля, ему навстречу вышли две группы ангелов. В первой были ангелы, которые незримо сопровождали его за пределами Эрец Исраэль, и сейчас они пришли, чтобы попрощаться с Яаковом. В другой группе находились ангелы, которые должны были сопровождать его дальше. Ангелы пели и танцевали в честь прибытия Яакова в Эрец Исраэль.
     За что Яаков удостоился такого торжественного приема со стороны Небесного воинства?
     Двадцать лет провел Яаков в доме колдуна и идолопоклонника, в доме Лавана, однако, вернулся на родину тем же совершенным праведником, каким покинул ее. Нетрудно представить, насколько сложна была его жизнь в Харане, но, тем не менее, Яаков за все время не нарушил ни одной заповеди.

ЯАКОВ ПОСЫЛАЕТ ГОНЦОВ НАВСТРЕЧУ ЭСАВУ

     Итак, Яаков возвращается в Эрец Исраэль, и перед ним возникает проблема встречи с Эсавом. Он знал о намерении брата отомстить ему за историю с продажей первородства. Что же Яаков предпринимает? Он посылает к Эсаву послов с известием о своем возвращении и передает с ними, что хотел бы жить с братом в мире.
     — Как ты можешь посылать нас на встречу с Эсавом? — удивлялись послы. — Мы боимся даже на глаза ему показаться, а ты от нас требуешь, чтобы мы пошли к нему и стали вести с ним переговоры!
     — Не бойтесь, — успокоил их Яаков. — Я попрошу ангелов, которые встретили нас при входе в Эрец Исраэль, идти впереди и защищать вас.
     Не должно казаться странным, что Яаков так запросто прибегает к помощи ангелов. Наши праотцы вступали в контакт с Небесными существами, когда им было нужно. И в этом не было ничего загадочного и противоестественного.
     Давайте вспомним:
     — три ангела пришли к Аврааму после того, как он сделал обрезание, и он разговаривал с ними;
     — ангелы утешали Агарь, когда она находилась в пустыне;
     — ангелы сопровождали Элиэзера, слугу Авраама, во время его путешествия в Харан;
     — трех ангелов встретил Йосеф, когда искал своих братьев.
     Своим посланникам Яаков дал подробные наставления о том, как вести себя при встрече с Эсавом.
     — Старайтесь быть максимально предупредительными, называйте его "мой господин". Но, тем не менее, дайте ему ясно понять, что мы достаточно сильны и, вернувшись домой, хотим вести тот образ жизни, который сами выберем. Передайте ему от меня, что, даже живя в доме идолопоклонника и мошенника Лавана, я не нарушал заповедей (т. е. теперь в заслугу исполнения этих заповедей я буду защищен и от него). Передайте также, что я откладывал свое возвращение домой до рождения Йосефа, но теперь у меня есть все основания вернуться.
     Еще скажите ему так: "Ты ненавидишь меня из-за благословений, которые я будто бы у тебя украл. Мой отец благословил меня росой Неба и туком земли, но пока я не получил ни того, ни другого. У меня есть лишь волы, ишаки и овцы, но они не имеют отношения к этому благословению. Так за что же ты ненавидишь меня?"
     Слова Яакова (в буквальном переводе — "у меня есть вол, ишак и овцы") следует понимать так: "У меня есть Йосеф, (сильный, как) вол, Иссахар, (трудолюбивый, как) ишак, и овцы — верный еврейский народ, который идет за Авраамом. Кроме того, среди моих потомков будут слуга Ашема — царь Давид, Его служанка — Авигайль: эти праведники, обладая великой святостью, ослабят силу Эсава, суть которой — нечиста".
     Яаков наставлял своих людей:
     — Объясните Эсаву, что в наших общих интересах сохранение мира. Но, если он предпочитает войну, мы сможем ему противостоять, у нас есть хорошо вооруженное войско, а главное — мы молимся Ашему, Который нам поможет.
     Получив подробные наставления, посланники отправились на встречу с Эсавом. Однако вернулись они с новостями, не вселяющими надежды на мир.
     — Ты поступил с Эсавом по-братски, — сказали они Яакову. — Но не думаешь ли ты, что и он готов повести себя так же? Он все тот же нечестивый Эсав! Знай же, что брат выступает навстречу тебе с войском, насчитывающим около 400 человек, и все они — искусные воины.
     Какую досадную ошибку совершил Яаков! Если бы он не сообщил Эсаву о своем возвращении, то Эсав мог бы и не заметить этого. А сейчас, когда Яаков привлек к себе его внимание, тот решил объявить войну.
     До тех пор, пока Яакова не было рядом, Эсав был относительно спокоен, поскольку смирился со своим положением. Но когда Яаков вернулся, его гнев разгорелся с новой силой. Известие о том, что Эсав выступает со своим войском, очень испугало Яакова. Конечно же, он помнил об обещании Ашема хранить его, но вместе с тем знал, что это обещание не будет иметь силы, если кто-либо в его лагере согрешит. Ибо в таком случае Ашем не придет ему на помощь. Кроме того, он опасался, что Ашем подарит победу Эсаву за его заслуги, ибо тот, скорее всего, безупречно исполнял заповедь почитания родителей. И еще: все эти годы Эсав жил в Эрец Исраэль.

     Рабби Моше ВЕЙСМАН.

     (Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.