На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

СТРАНИЦА ТАЛМУДА

СКАЗАНИЕ ПРО ОДНОГО УЧЕНИКА


(Окончание. Начало в №632.)

Безымянный ученик (вы о нем еще не забыли?) затеял темную игру, чтобы перессорить учителей, добился своего (зачинщик все еще стоит за ширмой, не выходя на свет, ждет, когда мы его изобличим). У него на поводу пошел рабан Гамлиэль, великий учитель, и обидел раби Йеошуа. (В то время как сказано: не обижай!) Теперь смотрите, великий учитель сам страдает и мучится так, что ему требуется утешение.

В принципе, для решения детективных вопросов нашу историю можно закончить, данных вполне достаточно, чтобы ответить, кто тот ученик, что завертел весь механизм переизбрания рабана Гамлиэля. Но Гемара на этом не останавливается. Она рассказывает, какие изменения произошли в коллегии, как раби Элазар вел заседания, к каким выводам пришли мудрецы по разным вопросам. Сказано, что и рабан Гамлиэль продолжал ежедневно являться в зал учения, выступал, спорил и смиренно принимал новые резолюции. А они подчас выносились на основе рассуждений раби Йеошуа, того самого, что трижды стоял во время уроков, когда не согласился с выводами рабана Гамлиэля. "Сказал рабан Гамлиэль: если так, пойду и помирюсь с раби Йеошуа".

"Когда пришел к нему, посмотрел на черные стены его дома и сказал: судя по стенам твоего дома, ты — угольщик. Сказал тот ему (ответил): горе поколению, которому ты — кормилец, раз не знаешь о страданиях мудрецов, и чем они кормятся. Сказал ему (рабан Гамлиэль): обидел я тебя, прости меня. Смолчал раби Йеошуа (не захотел прощать). Сказал рабан Гамлиэль: прости из уважения к отцу. Только тогда тот его простил". Обратите внимание, попросил простить "из уважения к отцу". Некоторые комментаторы считают, что под отцом тут надо понимать старого Гилеля, родоначальника прославленной династии. То есть прости меня не из уважения ко мне — я, возможно, прощения недостоин, а из уважения ко всему моему роду праведников и признанных учителей. Другие комментаторы говорят, что имеется в виду отец рабана Гамлиэля рабан Шимон, тот самый, который был наси еще в Иерусалиме. Так или иначе, человек понял, осознал и, склонив голову, попросил прощения.

Ну и что нам делать с этим прощением? Простить — значит, поверить человеку, что он исправился, а раз исправился, то теперь наши репрессивные действия по отношению к нему надо отменить. Ибо цель у тех репрессий была одна — улучшить ситуацию, в которой мы оказались по его вине. Ситуация улучшена: наси был против того, чтобы впускать в дом учения всех желающих, — ныне мы впускаем всех, и он с нами согласен. А раз согласен, то надо его восстановить, поскольку учитель-то он, что ни говорите, первоклассный. Логично? Тогда возникает новая проблема: как прикажите восстановить? Сместить раби Элазара? Ох, как видно, не на ровном месте сомневалась юная жена раби Элазара.

Так или иначе, сначала надо было объявить в академии, что рабан Гамлиэль и раби Йеошуа помирились. Больше того — что раби Йеошуа простил рабана Гамлиэля за все унижения, которые от него претерпел. И так как примирение произошло в доме раби Йеошуа, надо было послать вестника в академию. Среди мудрецов, присутствовавших в тот момент в доме раби Йеошуа, оказался один владелец прачечной (на иврите применен мужской эквивалент слова "прачка"). Его-то и послали с сообщением. Пересказываю вам это только для того, чтобы указать: смотрите, сама Гемара считает нужным упомянуть профессию вестника. Зачем? Очевидно, для того чтобы никто не считал, будто мудрецы Торы живут на небесах, зарабатывая на жизнь исключительно "Б-жьим промыслом". Или еще проще: чтобы не подумали, будто мудрецу зазорно зарабатывать на хлеб, торгуя углем или стирая белье.

И это не пустое замечание. Ибо сейчас увидим, что тут спрятан корень всей проблемы. Что важнее: учить Тору и надеяться на Творца, Который прокормит? Или учить Тору и зарабатывать на жизнь своими руками?

Пришел вестник к академии, и оказалось, что ее двери закрыты на засовы. Забаррикадировались раби Акива с товарищами. Потому что боялись, что примирение у двух старцев не получится, и что рабан Гамлиэль решит силой вернуть себе звание наси. Полиции тогда у евреев не было, внутренних войск тоже, вообще все государственные институты отсутствовали, потому что жили под полной оккупацией Рима. Внутренняя дисциплина этноса держалась исключительно на уважении к мудрецам и признанным знатокам Торы.

Но у наси слуги были — и, по всему видать, крепкие парни, которые могли прийти и навести свой порядок. А уж защитить своего патрона от врагов (бандитов и воров) они всегда были готовы. Так что понятно, почему закрылись от них раби Акива и его друзья-мудрецы.

Ничего не оставалось делать раби Йеошуа и рабану Гамлиэлю, как пойти самим и поговорить с мудрецами. А те, к тому времени уже прослышав о примирении, сидели и решали трудную задачу: как восстановить бывшего наси, не свергая нынешнего. И постановили учредить для них очередь: пусть один "княжит" одну неделю (вы не забыли, что слово наси означает "князь"?), а второй — следующую. Правда, в этом еще нет полной справедливости: годами и опытом рабан Гамлиэль был повыше. Поэтому окончательно приняли такой порядок: рабан Гамлиэль правит академией, мудрецами и народом три недели каждый месяц, а юный раби Элазар — одну. И пусть дискуссии завершаются принятием решения того из них, кто в этот момент председательствует. И пусть субботний урок перед всеми читает он же. А остальные — включая соправителя — будут слушать, обсуждать и комментировать.

Вот и вся история. Осталось сообщить имя ученика, который заварил всю кашу. Так, кстати, в Гемаре и написано, в самых последних строках: "А имя того ученика было…". И дается имя. Но мы, прежде чем его прочесть, спросим: почему только в конце открылась тайна? Почему было не сказать — открыто и честно — с самых первых слов всего эпизода: "Вот история про такого-то, сына такого-то"?

Есть несколько объяснений. Одно из них звучит так. Он не назван в начале, поскольку, что ни говорите, его действия чистыми назвать никак нельзя: пришел с доносом, перессорил всех и вся. Некрасиво вел себя на том историческом заседании, когда в итоге раби Йеошуа остался стоять перед всеми, как провинившийся школьник. Так не поступают. И только после того как все закончилось полным благополучием, он приобретает свое имя, то есть мы узнаем, кто скрывался под маской анонима. И сделано это с педагогической целью — дабы не связывали имя мудреца со скандалом, которому он сам же и способствовал.

Хорошее объяснение? Воля ваша, но присутствует в нем некоторая недоговоренность. Провел он операцию, основательно все продумав и заранее все предвидя. Малейшие детали просчитал до последнего шага. Сыграл безукоризненно, нигде ни на йоту не ошибся. С самого начала был настолько хорошо знаком со всеми участниками драмы, с их характерами и линиями поведения, что каждому выдал роль, пригодную только ему, в которой никто не отступил от режиссерского плана. Но зачем? Какая глобальная цель им преследовалась?

Да ведь мы об этом уже сказали несколько раз. При рабане Гамлиэле в ученики академии (а других учебных заведений не было) принимали лишь самых достойных. В то время как учиться надо всем! По крайней мере, именно на этом настаивает сама Тора: "Учите законы и соблюдайте их". Что нужно было сделать, чтобы открыли двери иешивы? Правильно, надо было снять с поста рабана Гамлиэля. Что для этого надо было совершить? Правильно, спровоцировать "гнев народа" по самой заурядной схеме: уже два раза наси обижал одного из самых почетных старцев, и страсти учеников еле сдерживались. Пусть обидит в третий раз — и не избежать "внутреннего переворота". Но как спровоцировать? Очень просто — "настучать"… Плохой прием, очень плохой. Никогда у евреев никакая высокая цель не оправдывала низкое поведение. А что может быть ниже доноса и провокации?

Но тут даже не о высокой цели шел разговор. А о спасении нации. Если сядете учить Тору — останетесь евреями; не будете учить — превратитесь в обычных римских рабов. И второй раз египетское чудо, когда вы вышли на свободу в сопровождении небывалых знамений, руководимые пророком Моше, с вами не произойдет.

Что касается недостойных приемов — то рабан Гамлиэль сам мог отвергнуть тот донос, с негодованием от него отвернувшись, а не подпускать близко к сердцу, беспокоясь о своем авторитете и статусе. Другими словами, имел возможность не идти в русле сочиненного для него сценария. А раз пошел, то сам выбрал свою участь. Уж что-что, а свободой выбора обладает каждый из нас, верно? И глава мудрецов в первую очередь.

Нам с вами так поступать запрещено. Потому что мы не можем предвидеть все последствия: плохое поведение всегда приведет к бесславному результату. Нужно быть гением или даже пророком, чтобы знать, чем все закончится. И надо быть полным праведником, чтобы поставить перед собой достойную цель — спасти весь народ.

Теперь настало время назвать имя праведника и гения. Или, в согласии с первой нашей версией, — имя главного зачинщика, инспиратора и вдохновителя. Вот оно — раби Шимон бен Йохай. Один из самых популярных героев еврейских сказаний. Тогда он был еще молод, недавно пришел в иешиву вслед за своими учителями — раби Акивой и раби Тарфоном. Самый вдохновенный из всех, самый неспокойный и деятельный. Недаром ему приписывают авторство великой книги каббалистов всех времен — "Зоара". Он знал всю Тору — и открытую ее часть, и ту область, которая считается закрытой для непосвященных. Он жаждал знаний и обладал ими в полной мере. Он был пропитан Торой и страстно хотел, чтобы все евреи учились, как он сам, как его выдающиеся учителя и сподвижники.

Про него рассказываются удивительные легенды. Согласно одной из них, раби Шимон скрывался со своим сыном от римских властей в удаленной пещере, где ни на секунду не отвлекался от занятий. Двенадцать лет просидели оба вдали от людей.

А когда было объявлено, что приговор отменен, поднялись наружу, пошли по дороге, увидали, что евреи заняты хозяйственными делами, — и так расстроились, что начали жечь все живое огнем, который исходил из их глаз. (Так им было не по сердцу совмещение высокого учения с обыденной деятельностью.) Раздался Голос с Неба: "Вы хотите уничтожить Мой мир? Возвращайтесь обратно". Снова вернулись в пещеру, пробыли в ней еще один год — и снова выбрались к свету. Пошли — и уже ничего не сжигали, потому что поняли, что могут евреи жить в Торе и не оставляя обычных занятий по обработке земли, строительству домов и городов, не отрываясь от ткачества и выпечки хлеба.

Но это уже в зрелые годы раби Шимона. А наша история со ссорой между рабаном Гамлиэлем и раби Йеошуа произошла, когда раби Шимон был одним из самых юных в академии. Правда, и тогда он уже знал, чего добиваться.

И добился! Сделал так, что все поколения евреев после него учились на самом высоком уровне. На уровне академиков! Ибо посудите сами: у всех народов есть свои мыслители, которые составляют удивительной мудрости трактаты. И кто те трактаты читает? Только сами авторы да их немногочисленные соратники, элита нации, члены ареопага старейшин. Но не простые люди, которые как были далеки от всей этой учености, так и будут далекими от нее во все времени и эпохи, — пока живо то племя и тот род, пока не растворились они в пришельцах и завоевателях.

Но не так у евреев. Во все времена любой самый простой пекарь или ремесленник, дровосек или извозчик мог взять со своей книжной полки любой из двадцати огромных томов Талмуда. Раскрыть его и читать тут же с листа, вникая во все тончайшие рассуждения, во все переливы и оттенки мысли, во все детали захватывающих диалогов, которые велись много веков назад между самыми мудрыми из мудрых. И не просто читать и понимать — но даже возражать. Ибо все открыто для полемики, все готово к тому, чтобы и ты, сегодняшний читатель старинных дебатов, мог хотя бы устно дополнить и интерпретировать, приведя свои соображения по поводу прочитанного. Недаром комментариями к основному тексту Гемары, который обычно расположен в центре страницы, заполнены все поля по бокам и снизу; посмотрите — мельчайшие буквы, море сокращений, ссылки и переводы терминов с арамейского на иврит. Да и весь фолиант — после Гемары — это сотни листов с трактовкой, пояснениями, толкованием.

Сколько поколений трудилось, какое множество людей внесло свою лепту, — чтобы ты понял и усвоил. А по большому счету — чтобы ты принял участие в заседаниях одной с ними "ученой коллегии", заняв свое место в учебном зале академии города Явне. Не для того ли там расставлены семьсот скамеек? Вот о чем рассказывает приведенная Талмудом агада.
Иди и учись…

Раввин Рувен Пятигорский,
Израиль.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.