На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

ОДЕССКАЯ ОПЕРА: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ


На реставрацию Одесской оперы за десять лет потрачено 120 миллионов гривен, при этом выполнено только чуть более 60 процентов запланированных работ. Через год театру "стукнет" 120 лет, и по-настоящему праздничным этот юбилей не получится. В 1925 году здание горело, тогда огонь полностью уничтожил сцену с декорациями, повредил лепнину, живописные плафоны, бархат и позолоту, отделку лестниц и коридоров. Уже через год все было восстановлено! Активные одесситы открыли в банке счет для пожертвований, в театрах, клубах и парках были организованы сборы средств. Конечно, тогда не приходилось укреплять фундамент, как в наши дни. Но и время было нелегкое по сравнению с нашим, а темпы реставрации — ошеломляющими.
В то время как для окончания восстановительных работ требуется свыше 75 миллионов гривен, Министерство финансов Украины пообещало выделить на нынешний год только 20 миллионов, да и те не поступают. Инфляция опережает запланированные объемы финансирования, увеличена средняя зарплата в строительстве, дорожают материалы, дорожает труд. Того гляди, придется часть работ начинать сначала…
Как бы ни было больно и обидно, приходится признать: и в 2007 году открыться после реставрации Одесский академический театр оперы и балета не сможет. Сегодня это совершенно очевидно любому, кто ступит ногой на сцену. Три года назад здесь планировалось "со дня на день" установить противопожарный занавес, и даже не один. Старый, сорокатонный, деформировал здание, его сняли, но потом чуть не сгорели. Должны были быть установлены два занавеса весом по десять тонн, изготовленные из современных негорючих материалов. Один должен был отделять зрительскую часть от закулисной, другой хотели установить над складами декораций. Но и теперь занавесов нет, сцена перегорожена металлическими лесами и щитами, пол совершенно разбит. Весь прошлый год реставрационные работы не финансировались, в нынешнем вместо обещанных 20 миллионов поступило только два — не будет театр открыт в очередной установленный срок, не будет…
Разводит руками директор театра Владимир Палиенко, работающий в этой должности последние полтора года: ну что можно поделать?..
После реставрации здания в целом можно было бы поискать помощи у меценатов, богатых предприятий, коммерческих структур, банков, портов, создав попечительский совет. Этот совет мог бы помогать с выпуском спектаклей, реставрацией, закупкой и настройкой инструментов, пошивом костюмов, ремонтом театральной техники, органа, приглашением гастролеров, интересных постановщиков. Но об этом пока даже мечтать рано. А что говорить о нынешней творческой жизни труппы, когда театр давным-давно отрезан от своей базы? Думалось, переезжать приходится на короткое время, оказалось — на годы. Балетные спектакли идут на сцене театра музыкальной комедии имени Михаила Водяного, оперные — на сцене Украинского музыкально-драматического театра имени Василя Василько. Старожилы вспоминают, что в 1960-е, когда проходила первая крупная реставрация театра, Опера почти полностью переехала в Украинский театр. Речи не может быть о том, чтобы повторить этот опыт, однако, сегодня спектакли со всеми декорациями и костюмами, персоналом и актерами заполняют помещения дружественных театров, у которых, конечно же, и своих проблем полно. Хорошо еще, что директор Украинского театра Валентина Прокопенко нашла возможным не брать с Оперы ни плату за аренду, ни даже компенсацию за коммунальные услуги.
Вдобавок ко всему коллектив театра оперы и балета находится во власти жгучей интриги. Части труппы не по душе нынешний директор, и сегодня несколько человек мечтают вернуть на эту должность прежнего, дирижера Василия Василенко ("Человек творческий, а Палиенко — чиновник, служил одно время заместителем мэра Боделана…"). Их желание поддерживают, что очевидно из материалов переписки с вышестоящими инстанциями, начальник управления культуры и туризма Одесской облгосадминистрации Юрий Кузнецов, председатель Комитета по вопросам культуры и духовности при Верховной Раде Лесь Танюк. Только ведь не в перемене мест слагаемых дело, не в ротации кадров руководящего состава. Разве Василенко в мгновение ока раздобудет нужные для завершения реставрации миллионы?
Фантом бывшего директора не дает покоя, в частности, солистке оперы Валентине Петренко, ознакомившей меня с перечнем зловещих преступлений директора нынешнего. В этом списке — хранение костюмов в неприспособленных помещениях. Будучи сваленными в мешки, костюмы мокнут под дождем, покрываются пылью и плесенью, гниют. Остается предположить, что Василенко, будь он водворен в прежнее кресло, немедленно удастся найти средства на ремонт производственно-технического комбината на Садиковской, куда театр перевез, как считалось, на короткое время костюмы и декорации, главным образом — уже списанные, например, к спектаклям "Коммунист", "Гибель эскадры", "Петр I". Палиенко, во всяком случае, просил у облгосадминистрации — пока безуспешно — средства на ремонт хотя бы кровли комбината.
Казалось бы, списанное проще выбросить да сжечь. Но у рачительного хозяина все в дело идет, и костюмеры с бутафорами периодически возрождают к жизни какой-нибудь фрагмент, чтобы использовать в идущем спектакле. Ведь на постановочные расходы в нынешнем сезоне ни один одесский театр не получил ни копейки! А спонсировать постановки меценаты готовы, если их логотипы разместятся на фасаде прославленного здания, ни больше, ни меньше. Так что круг замыкается…
Прежде премьеры выходили чаще?.. Ну и не все были одинаково удачны, мягко говоря. К тому же поиски средств на эти постановки граничили с авантюрой, и последствия приходилось расхлебывать именно нынешнему директору. В вину Владимиру Палиенко вменяется скудость действующего репертуара — "Кармен-сюита", "Богема" и еще несколько названий. Но о какой полноценной премьере в таких условиях может идти речь? Раз в полгода театр выходит на капитальное возобновление того или иного спектакля, на днях везет в Эстонию на фестиваль в Курессааре возобновленного "Трубадура". В конце сентября одесситы увидят этот вердиевский шедевр на сцене все той же музкомедии. Планируется также концертное исполнение "Пиковой дамы". И это уже само по себе подвиг, если учесть, что хор репетирует в помещении буфета на первом этаже Оперы, оркестр — во Дворце моряков. Будь театр уже восстановлен, на его сцене гастролировали бы такие музыканты мирового значения, как Пласидо Доминго или Юрий Башмет, чье присутствие на сцене музкомедии, конечно же, вовсе не "комильфо"…
"Не надо все беды театра списывать на затянувшуюся реставрацию", — говорили мне сторонники Василенко. К сожалению, именно в реставрацию упираются проблемы театра, силой судьбы (почти по Верди) поставленного в унизительное положение.
Василий Василенко в период своего директорства ходатайствовал о присвоении театру звания Национального. Однако Киеву хватает проблем со столичной Национальной оперой. Театры да музеи в роскошных зданиях — игрушки дорогие, государству не по карману. Наверное, пора уже отбросить ложную стыдливость и передавать подобные объекты частным лицам, чьи капиталы позволяют содержать здания в порядке. Ведь стыдно перед гостями города, обманутыми рекламной болтовней о том, что Одесса — частица Европы. До европейской культуры обращения со своим наследием нам еще очень и очень далеко.

Раиса КРЕЙМЕРМАН. Фото Евгения Волокина.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.