На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

БЕТТИ ШВАРЦ - О ШОСТАКОВИЧЕ


Вот уже третье издание выдержала книга "Шостакович - каким запомнился" (Санкт-Петербург, издательство "Композитор").

Ее автор Бетти Шварц прожила в СССР до 1987 года, уехала к дочери в США, в Чикаго. Многие до сих пор помнят ее как замечательного смелого редактора ленинградского телевидения и радио, которая всячески поддерживала таких незаурядных творцов, как Петр Фоменко и Анатолий Эфрос. Вот за свои смелые передачи она и поплатилась увольнением. А Шостакович вошел в ее жизнь 13 июня 1939 года, когда она услышала по радио его Пятую симфонию. Их дружба продолжалась долгие годы. Композитор, вспоминает Бетти Осиповна, чрезвычайно любил притчу о двух узниках, глядящих сквозь зарешеченное окно. Один видел мусор и грязь, другой - звезды на небесах... Сама Бетти Шварц видела и запоминала все.

Когда в 1946 году Жданов назвал Зощенко "подонком", это сразило Шостаковича.
И вместе с тем... "Но ведь как хорошо, Бетти, что я еще не подонок", - вырвалось у него. Композитор знал и ласку власти, и ее жестокость, и унижение, и разгромные статьи в прессе, и Сталинские премии.

Драматические воспоминания о 1948 годе приближают к нам состояние Шостаковича, попавшего в опалу. Музыка его перестала звучать в Союзе...

В середине марта Дмитрию Дмитриевичу позвонил его тезка, работник аппарата ЦК Дмитрий Трофимович Шепилов (тот самый, в 1957 году прославившийся как "примкнувший к ним" - за критику политики Хрущева на Пленуме ЦК КПСС подверглась остракизму "антипартийная группа Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова") и спросил, над чем он сейчас работает. Тот ответил, что над скрипичным концертом. О чем же этот концерт? Поди объясни! Бетти Шварц вспоминает, что Шостакович не на шутку разозлился и выпалил: "О подготовке к весенней посевной кампании". "Вот это нам и надо", - обрадовался Шепилов. Как же он просчитался...

На страницах книги Бетти Шварц отчетливее всего проступает Шостакович - живой человек, ранимый, нервный, скромный и смелый, верящий в святость искусства. Автор не изучала, но просто любила его музыку, вела дневниковые записи, переписывалась с композитором. Шостакович дарил ей подчас ноты своих произведений, например, вокального цикла "Из еврейской народной поэзии".

Для него, пишет Бетти Осиповна, "чувства существовали в ранге истины, и мысль он переживал как чувство... Жизнь на всех ветрах жесточайшего времени требовала от композитора каждодневного подвижничества. Очарование и совершенство его музыки настояно на человечности и страдании". В мемуарах Бетти Шварц немало говорится о любви к Шостаковичу других выдающихся людей эпохи. Это Соллертинский, Гликман, Мравинский, Кондрашин, Ахматова, Пастернак, Рихтер, Ростропович, Эфрос...

Воспоминания весьма контрастируют с иными заметками "добрых знакомых Шостаковича", которые словно сговорились бросить тень на его имя. И тут к месту снова вспомнить притчу о двух узниках. Не зря Дмитрий Дмитриевич так ее любил...

Карина РАУХ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.