На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ПРАКТИКА ИУДАИЗМА

СОВРЕМЕННЫЕ ДВИЖЕНИЯ В ИУДАИЗМЕ


(Продолжение. Начало в № 490.)

Все современные движения в иудаизме прямо или косвенно восходят к Просвещению — движению, характеризующему общую атмосферу XVII века и представляющему собою попытку западноевропейской части человечества применить критерии разума ко всем сферам человеческой деятельности.
В области религии автономия разума означала разрыв со всякой догмой, авторитетом и традицией. Самостоятельная личность становилась единственным судьей своих убеждений, а в социально-политических отношениях она восставала против любой нетерпимости и абсолютной власти и требовала свободы и равенства для всех людей.
Просвещение, зародившееся впервые в Нидерландах и Англии, перешло во Францию, где приняло со временем насильственную форму и привело к революции, которая провозгласила права человека. Революция разрушила барьеры, которыми церковь и государство отгораживали евреев от соседних народов. Из Франции движение перекинулось на Германию и охватило другие страны Европы.
Немалую роль в деле распространения духа Просвещения среди евреев сыграл Моисей Мендельсон. Восприняв философию Лейбница, он внес ясность в отношение разума к вере и преобразовал концепцию иудаизма, не допуская ни одного пункта веры, который не мог быть самостоятельно вскрыт разумом. "Я не признаю вечных истин, — заявлял он в своей книге "Иерусалим", — кроме тех, которые разум может не только породить, но также удостоверить и проанализировать". По мнению Мендельсона, сущность иудаизма сводится только к признанию трех принципов: существование Б-га, Б-жий Промысел и бессмертие души. Но эти принципы допускают тот же метод прямого доказательства, что и математические истины, и, следовательно, по существу, опираются на чистый разум. Так как эти три принципа рациональны в своей основе, они образуют истину, общую для всех вероисповеданий. Но если другие религии налагают на эту общую основу целую систему догм и верований, необходимых для личного спасения, то иудаизм, по утверждению Мендельсона, не претендует на исключительное обладание вечными истинами, полученными путем откровения. "Иудаизм — не религия Откровения, это законодательство Откровения". Б-жественный Глас на Синае изрек предписания, которые касаются не верований, а только поступков, цель которых — сохранить евреев как особую этническую общину, способную выполнить свою миссию священников для других народов мира.
Едва ли нужно подчеркивать, что "разум", возведенный Мендельсоном на трон властелина религии, совершенно не тот разум, который Маймонид и другие еврейские религиозные философы использовали в качестве слуги религии. Нет нужды доказывать, что, сводя иудаизм к узкому кодексу обязательных правил, Мендельсон противоречил главной исторической тенденции еврейской религиозной жизни и практики. В этом на самом деле и заключалась слабость философии Мендельсона, вскоре сказавшаяся на людях, подпавших под ее влияние. Многие последователи Мендельсона отбросили всю позитивную религию, потому что так велел разум, повиноваться которому велел учитель, к чему бы это ни привело. Другие, в том числе — собственные дети Мендельсона, шли еще дальше и ради своей общественной карьеры перешли в господствующую веру. Сам Мендельсон был, однако, слишком предан иудаизму, чтобы хотя бы в малейшей мере желать отвлечь своих собратьев от веры отцов. Но Мендельсон был кем-то большим, чем философом-рационалистом. Это был человек здравого смысла, который, видя страдания единоверцев, ревностно боролся за их гражданскую эмансипацию и искренне полагал, что лучший способ добиться равенства для евреев — это доказать, что, в сущности, иудаизм вполне согласуется с рационализмом века. Отсюда та рационалистическая позиция, которую Мендельсон защищает в своем "Иерусалиме". Поэтому и в сфере образования он борется за эмансипацию евреев, которая расширит их умственный кругозор за пределы Талмуда и смежных ему наук, введет в широкий круг европейской культуры и сделает их, как он полагал, более приемлемыми для евреев.
Первым шагом Мендельсона в этом направлении был предпринятый им перевод Пятикнижия на немецкий язык. С помощью этого перевода он рассчитывал поощрить переход евреев Германии на язык государства и отказ от еврейско-немецкого диалекта — идиш. Тем самым подготавливалось участие евреев в развитии западноевропейской цивилизации.
Вместе с переводом вышел выполненный при помощи Мендельсона комментарий на иврите ("Биур"), который интерпретировал Священное Писание в духе современного мышления и преследовал цель пробудить в еврее того поколения интерес к общей культуре, царившей во внешнем мире.
Просветительская деятельность Мендельсона вызвала в еврейском лагере значительное сопротивление. Многие не без основания опасались последствий, которые могли возникнуть в результате столь стремительного воздействия чужой культуры на верность еврейской религии и наб-жность. Но в борьбе за эмансипацию образования Мендельсон не был одинок. Вокруг него сгруппировались преданные ученики, которые помогали реализовывать его начинания. Взяв девизом слово "аскала" ("просвещение"), они назвали себя "маскилим" ("просветителями") и основали литературный журнал "Амеасеф" ("Собиратель"), по названию которого и получили свое второе имя, меасефим. Журнал выходил нерегулярно в 1784 — 1811 годах на иврите, так как маскилим презирали еврейско-немецкий жаргон идиш и считали иврит наилучшим языком для распространения своих идей. Кроме того, стремясь разрушить односторонность талмудического образования, они культивировали в своих сочинениях на общие темы прекрасный язык Библии во всей его чистоте. При всем при том, однако, подлинной целью маскилим была пропаганда общекультурного развития, а иврит служил лишь средством, с помощью которого евреи могли воспринять культурные ценности Запада.
Наиболее выдающимся сподвижником Мендельсона был Нафтали-Герц Весли (1725 -1805). Это был крупный поэт, который завоевал известность как страстный поборник общекультурного развития. В книге "Диврей шалом в'эмет" ("Слова мира и истины") Весли призывал евреев Австро-Венгрии отозваться на призыв императора Иосифа II (1741 — 1790), который в своем "Эдикте терпимости" (1782) предлагал евреям переходить на немецкий язык и создавать современные школы для обучения детей светским наукам.
Мендельсон дожил до первых плодов своей просветительской деятельности: в 1778 г. в Берлине открылась еврейская Свободная школа (Freischule) — первое учебное заведение современного типа, в котором все предметы, религиозные и светские, преподавались на немецком языке.
Борьба Мендельсона в защиту еврейской гражданской эмансипации дала, однако, при его жизни лишь ничтожные результаты. Укоренившиеся предрассудки против евреев и иудейской религии отмирали медленно. Хотя прусский король Фридрих Великий (1719 — 1786) заявлял в духе истинного Просвещения: "В моем государстве каждый может обретать небесное спасение по-своему", — евреи по-прежнему оставались вне закона.
Начало освобождения евреев наметилось только в 1791-м, через пять лет после смерти Мендельсона, когда французское Национальное собрание провозгласило в ходе революции принцип веротерпимости и предоставило еврейским подданным Франции все гражданские права. Посланец Французской революции Наполеон ввел этот новый статус во всех завоеванных странах, в том числе и в западной части Германии. Вскоре ограничения, наложенные на евреев, пали одно за другим во всех западноевропейских странах. К началу XIX века в Западной Европе и Америке еврейская эмансипация полностью завершилась. Везде, где евреи получали равные гражданские права, они всей душой включались в жизнь государства и вносили богатый вклад в политическую, социальную, культурную и экономическую жизнь. Во всем, кроме религии, эмансипированные евреи идентифицировались с судьбой, интересами и стремлениями остальных сограждан. Однако водоворот социально-экономических пертурбаций застал евреев врасплох. В результате произошел величайший за всю историю еврейского рассеяния кризис, ибо впервые евреи, казалось, не смогли приспособить себя к изменившимся условиям жизни. Не привыкшие после многовековой изоляции к идее полного еврейского гражданского равноправия в нееврейском государстве, они столкнулись со сложной задачей — как совместить свою веру с новым социально-политическим статусом, который они обрели. Большое число евреев решили для себя эту проблему, перебежав на сторону господствующей религии. Многие другие видели выход в процессе ассимиляции, принимая иудаизм в чисто абстрактном смысле, как учение, основанное на трех принципах Мендельсона. Это позволяло сохранить привязанность к еврейской религии и общине, отказавшись в то же время от самых характерных национальных элементов иудаизма. Даже слово "еврей" — и то должно было навсегда исчезнуть. Они были уже не евреи, а просто "немцы, французы, англичане и пр., исповедующие Закон Моисея". Таким образом, возникали и стремительно разрастались ассимиляторские тенденции, приведшие к отказу от национально-религиозных традиций в среде тех слоев еврейского народа, которые имели профессиональные и социальные связи с культурными кругами страны проживания. В результате внутри иудаизма родилось реформаторское движение, которое стремилось приспособить древние формы и практику еврейской жизни к духу культурной атмосферы тех наций, в историю которых евреи были вовлечены.
Подлинным основателем реформистского направления в иудаизме был Давид Фридлендер (1756 — 1834), один из самых известных учеников Моисея Мендельсона. Это он заложил основы реформизма, которых движение придерживается и до сих пор. Хотя утверждалось, что цель реформизма — приостановить массовый отход евреев от иудаизма, действительным мотивом, лежавшим в основе движения и определившим его направление, было стремление к ассимиляции. Решающим соображением была мысль о том, что верность еврейскому укладу жизни пагубно скажется на отношениях между евреями и внешним миром. Сам Фридлендер зашел в своем ассимиляторском рвении так далеко, что в 1799 г. обратился к руководителям протестантской церкви в Берлине с просьбой принять его с группой единомышленников в лоно церкви с условием, что их освободят от обязанности веровать в б-жественную природу Иисуса и от выполнения отличительных обрядов христианства. Это предложение условного обращения было, естественно, отвергнуто. Вынужденный нести "бремя" иудаизма, Фридлендер попытался реформировать еврейскую религию так, чтобы исключить из нее все, что могло бы омрачить близкие отношения между евреями и их соседями и вызвать сомнение в лояльности евреев к государству. Он отменил все молитвы с еврейской национальной окраской и настаивал на введении в молитву немецкого языка вместо иврита.
У Фридлендера было немало единомышленников, но никто в то время еще не решался реализовать эти принципы на деле. История реформизма как самостоятельного течения начинается с попыток уподобить внешние формы еврейской литургии церковной службе, не затрагивая вначале самого содержания молитв.
Главным деятелем этого движения стал Исраэль Якобсон (1768 — 1828). Это он построил за свой счет в 1810 г. первый "храм евреев-реформистов", который был открыт в городе Венсен (Брунсвик) и где служба содержала черты, заимствованные у христианской церкви. Впервые еврейский молитвенный дом получил название "храм" — термин, который принято употреблять лишь по отношению к Храму в Иерушалаиме. То, что реформисты использовали это название для своего религиозного центра, выдает их истинное отношение к надеждам евреев на возрождение древней национальной святыни Исраэля.
Кроме ряда мелких изменений в литургии Якобсон ввел в реформистскую службу проповедь на немецком языке, немецкие хоралы, ряд немецких молитв и органное сопровождение. (Ортодоксальный иудаизм запрещает музыкальное сопровождение Б-гослужения в знак памяти о разрушенном Иерусалимском Храме, где музыка была отличительной чертой литургии.) Реформа коснулась также праздника совершеннолетия (бар-мицва), который был перенесен со дня исполнения 13 лет, как положено по традиции, на общий праздничный день — Шавуот. В общественном Б-гослужении реформисты отменили также чтение Торы с интонацией.
(Возникнув в Германии, движение перекинулось на Америку и Англию. Первая реформистская община в Англии возникла в Лондоне в 1842 г. под названием "Синагога английских евреев Вест-энда". Глава ее, Давид У. Маркс (1811 — 1909), определяя программу своей общины, заявлял, что, отказываясь от Талмуда, реформисты сохраняют верность Библии. Эта программа оказалась для части общины слишком умеренной, и в 1902 г. под руководством Клода Монтефиоре (1858 — 1938) они создали свою особую партию — Либеральное движение. Хотя с тех пор партии реформистов и Либерального движения выросли в численном отношении, обе они вместе составляли лишь меньшинство в английской еврейской общине, которая в подавляющем большинстве осталась верной ортодоксальному иудаизму.)

Исидор ЭПШТЕЙН.

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.