На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

СТРАНИЦА ТАЛМУДА

СКАЗАНИЕ ПРО ОДНОГО УЧЕНИКА


(Продолжение. Начало в № 632.)

Спросили мудрецы друг друга, после того как постановили, что рабану Гамлиэлю этот пост больше не подходит: "Кого изберем на пост наси?". Стали перебирать кандидатуры. Написано, что сказали так: "Может, изберем раби Йеошуа? Нет, не годится, так как он — один из участников события".

Причину отказа сформулируем отдельно: нельзя ставить на руководящий пост человека, действия которого привели к смещению бывшего лидера. Таково еврейское правило. Почему? Ну, хотя бы потому, что страдания смещенного лица таким назначением только усилятся: мол, из-за этого человека меня свергли, его же на мое место и поставили! А еще потому так не поступают, чтобы не сказали люди: смотрите, он с самого начала пошел на конфронтацию с патроном, преследуя единственную цель — чтобы, в конце концов, занять его место.

Кандидатура раби Йеошуа по этому параметру не подошла. "Может, изберем раби Акиву?" Вам, господа читатели, про раби Акиву рассказывать, надеюсь, не надо. Если исходить из критерия "слава, помноженная на мудрость", раби Акива явно входит в пятерку победителей еврейского рейтинг-листа за последние двадцать веков. О нем нельзя не знать. Про него стыдно ничего не слышать. Попробуйте спросить про него, кто он такой, — и вы уподобитесь человеку, который спрашивает у русских, чем знаменит Пушкин… Итак, предложили: "Может, выберем раби Акиву?". Нет, тоже, к сожалению, не годится. Раби Акива — сын геров. У них нет заслуги отцов. Кто такие геры, вы, конечно, тоже слышали. Так называют людей не еврейского происхождения, которые перешли в еврейство, приняв на себя соблюдение Законов Торы. Еврейский народ принял Тору, когда вышел из Египта, — у горы Синай. А геры принимают — с давних времен и по нашу пору — каждый в индивидуальном порядке.

Но так же искренне и навсегда. Так вот, геры от урожденных евреев ничем не отличаются. Почти ничем, если не принимать в расчет нескольких второстепенных матримониальных правил.

А что такое "заслуги отцов"? Понятие сложное, но в первом приближении его можно объяснить почти буквально, как слышится: поступки человека помогают или мешают ему продвигаться по жизненному пути; теперь надо приплюсовать к собственным заслугам, которые, безусловно, помогают, еще и заслуги предков. Это как наследство: один составил капитал и передал его сыну, второй ничего не составил и ничего не передал. Надеюсь, не сложно выразил? В рамках нашей агады это работает так: рабан Гамлиэль осерчает на преемника, занявшего его место. Так осерчает, что земля затрясется, вулканы проснутся, морской ураган домчит до центра пустыни. Кто ему сможет противостоять в подобном катаклизме? Только такой же, как он, не меньше. И раби Акива вроде бы ему не уступает. Ни в чем не уступает; кроме одного — в заслугах отцов. Не было у него предков, учивших Тору, не соблюдали они ее Заповеди. Поэтому не выдержит раби Акива натиска рабана Гамлиэля. А мы должны найти того, кто выдержит. Есть у нас такой в академии города Явне или нет?

И я прямо-таки реально вижу, как головы всех присутствовавших на том обсуждении повернулись в сторону раби Элазара бен Азарья, скромно сидящего на скамье у дальней стены. Вот кто нам подходит! Точный текст таков. Сказали: "Может, утвердим раби Акиву? А вдруг он (рабан Гамлиэль) его накажет, ведь у того нет заслуг отцов! Тогда поставим раби Элазара бен Азарья. Потому что он мудрец, богат и — десятое поколение в роду Эзры". Эзра был пророком и лидером еврейской диаспоры в Вавилоне, куда евреев переселили после разрушения Первого Храма, на тот раз войсками Навуходоносора. Эзра вернул народ на родину и отстроил в Иерусалиме Второй Храм.

Раби Элазар — десятое поколение от Эзры. И это не менее почетно, чем пятое поколение от Гилеля, как у рабана Гамлиэля. Тут они сравнялись. В мудрости тоже — в этом сомнения не было. Что касается упоминания богатства, то и оно, несомненно, не было случайным. Еврейский руководитель, так считается издавна, должен быть лицом, не только экономически ни от кого не зависящим, но и имеющим возможность вести достойные переговоры со всеми властителями, коим придет в голову идея обложить евреев непосильными податями или затеять другие антисемитские пакости финансового характера.

Гемара поясняет слова мудрецов: "Он (раби Элазар) — мудрец: если спросят — всегда ответит. Богат: если надо поехать на переговоры с римским кесарем — поедет и выстоит. И он — десятое поколение после Эзры; так что есть у него заслуга отцов, и не может (рабан Гамлиэль) его наказать".

"Подошли к нему (мудрецы) и спросили: согласен ли господин стать главой академии? Сказал им: пойду, посоветуюсь с домочадцами". И все поняли, что идет советоваться с женой. Внимание, сейчас Талмудом будет приведен интересный мини-диалог. Пока отметим, что не согласился сразу занять почетный пост, а пошел поговорить с супругой. Скажите честно, вы тоже так поступаете, когда вам предлагают пост руководителя еврейского народа?

Пошел на совет с женой. Сказала ему жена: "Может, и тебя переизберут?". Другими словами: смотри, насколько тяжело быть лидером, — людям ничего не стоит переизбрать любого, сплошное расстройство; готов ли ты к печальному повороту событий в будущем, как это произошло сегодня с рабаном Гамлиэлем? Сказал ей: "Бокал из дорогого стекла и на один день приятен, даже если завтра разобьется". Дескать, назначают на пост сегодня, стоит ли беспокоиться о будущем? — что будет, то и будет. Сказала ему: "Нет у тебя седины". Слова Гемары: "В тот день раби Элазару исполнилось 18 лет. (А вы что думали — все наши мудрецы обязательно седые старцы?) И случилось с ним чудо — поседела его борода".

Реплика в сторону: раби Элазару было 18 лет. Удивительно, но представимо. А с кем он советовался? С женой, которой было тоже не больше 18-ти! Что не в меньшей степени удивительно, но вряд ли представимо. Не просто мудрой была, а подстать своему супругу. О чем и приведено свидетельство в Гемаре.

Читаем дальше: "Потому и говорят (в "Пасхальной агаде"): сказал раби Элазар бен Азарья: вот, мне почти семьдесят лет…" На иврите слово "почти" выглядит "как будто": вот мне как будто 70 лет, словно 70. А на самом деле 18. Люди, читающие за пасхальном столом Агаду, так и полагают, — что написано: вот, мне скоро 70 лет. В то время как там написано: вот, мне на вид все 70…

Итак, пошел раби Элазар бен Азарья посоветоваться с женой. И посоветовался. Можно сказать, на семейном совете они решили пост наси принять. Написано: "В этот день (когда переизбрали наси) отменили охрану в дверях, позволили входить всем ученикам (которые желали учиться). Потому что (раньше) рабан Гамлиэль так объявлял: любой, кто внутри, не такой, как снаружи, не имеет права войти в академию".

Отменили охрану — значит, при рабане Гамлиэле там стояла охрана. От кого она охраняла? От учеников, которые "внутри не такие, как снаружи". Не давала охрана им войти в академию, таким лицемерным ученикам. А проходили внутрь и учились только те, у которых что внутри, что снаружи — одинаково. Другими словами, учились не лицемеры. А те, что выдавали себя за праведников, но на самом деле таковыми не являлись, подступить к еврейским знаниям не могли. Не про них была наука. Не для них Тора!

Внимание. Вроде, мы начинаем нащупывать нерв всей проблемы. Тору на горе Синай получил весь народ, верно? Там не спрашивали — что у вас внутри, а что снаружи. Тора к соблюдению заповедей обязала всех евреев, не интересуясь — лицемер ты или не лицемер. Но учиться, оказывается, было дано не всем. Соблюдать — каждому, но не учиться. Тогда вопрос: как же соблюдать, если без учебы? А так и соблюдать — как раввин скажет: ты его спросишь, и он тебе четко укажет: то-то делай, а этого не смей. Ты, но не раввин. Теперь же убрали прислужника у входа и разрешили входить всем: каждый может стать раввином, пусть только учится.

И еще одно попутное замечание: рабан Гамлиэль провозгласил критерий, по которому человек получал доступ к знаниям, только если внутри он был такой же, как снаружи. Но не написано, чтобы каждый был праведником — как внутри, так и снаружи. Быть "равновесным" внутри и снаружи можно и не в праведности, а в злодействе: что в мыслях своих — то и перед людьми, главное — ничего не скрывает, не притворяется, действует открыто; разве не об этом сказал рабан Гамлиэль? Ему важно — чтобы ученики не были притворщиками, ханжами.

Вы можете объяснить слова рабана Гамлиэля? Вот одна из моих попыток. Для человека, который плох и внутри, и снаружи, еще не все потеряно. В нем осталось одно наиглавнейшее качество — он искренен, не притворяется, не выдает себя за другого. Когда под воздействием Торы он исправит свой внутренний мир, его поведение исправится само по себе, ибо оно вторично. Но если человек ведет себя, выдавая не за того, кем является на самом деле, с ним несравнимо сложнее: как его научить, если он живет в двух мирах: для себя — в праведности, для других — в злодействе? Учителя даже не узнают, что там у него внутри происходит.

Так полагал рабан Гамлиэль. Но его коллеги, и в частности, раби Йеошуа и новый наси раби Элазар, считали совсем по-другому. Учиться должны все! И Тора поможет любому исправиться, поскольку у любого есть что исправлять. А если иначе, то как мы можем требовать от людей безусловного выполнения указаний Торы и мудрецов? Написано: "В тот день внесли в академию несколько скамеек (для новых учеников). Одни (комментаторы) сказали — 400 скамеек, другие — 700".

Вот тоже непростое место. Скажите, какое нам дело до того, сколько скамеек внесли в зал учения? Э, нет. Раз написано, что было два разных мнения, значит, были и разные цели в этом действии — внесении скамеек в зал. На вопрос, какие могут быть цели, отвечаем: элементарно, Ватсон. Надо внести ровно столько, сколько не хватает для новых студентов. А есть и другое предложение: надо внести столько, чтобы хватило на будущее; пусть сегодня еще не все места будут заняты, завтра придут новые люди, зал наполнится, и не придется постоянно его переоборудовать. Вывод: учебный процесс надо подготовить таким образом, чтобы была возможность обучить весь народ. Весь, а не избранных.

Стоял во главе академии рабан Гамлиэль — и учились только избранные. Поднялся к руководству раби Элазар — и учиться стали все. Рабан Гамлиэль выполнил труднейшую из задач: он укрепил авторитет мудрецов, объединил народ, выстроил механизм принятия решений. Теперь наступил новый этап: авторитарность постановлений должна уступить место демократизму исполнений. И для этого нужен был раби Элазар и 700 скамеек в зале.

А теперь очень тонкое место. Посмотрел рабан Гамлиэль на нововведения и испугался. Написано: "Ослаб духом и сказал: уж не способствовал ли я тому, что уменьшил Тору в Израиле?". Страшное подозрение. Разве не трагедия, когда человек вдруг видит, что все, что он делал раньше, привело не к тому, к чему он стремился? Закончилось не тем. Вся жизнь оказалась ошибкой! Скажите честно: наше поколение не видало таких разбитых людей?..

Не знаю, как в наше время, но рабану Гамлиэлю надо было показать, что прожил он жизнь не зря, и все, что успел к тому времени совершить, было необходимо еврейскому народу. Просто наступил новый этап, где требовались другие подходы, иная мудрость, новаторская тактика руководства, смена которого произошла по той простой причине, что старое руководство не сумело вовремя перестроиться, вдохновиться новыми идеями, приступить к решению совсем иных задач: не строить — а поддерживать, не создавать заново — а совершенствовать.

Рабана Гамлиэля надо было сначала утешить, а потом дать возможность перестроиться. Если, конечно, он сумеет перестроиться. Но сперва — утешить и поддержать. Читаем: "И было показано рабану Гамлиэлю во сне множество выкрашенных в белый цвет глиняных сосудов, полных черной земли". Прозрачный намек: тем самым давалось ему понять, что поступал он правильно. Много людей только кажутся светлыми и достойными, на самом деле внутри них спрятана такая темнота, что страшно смотреть. Так что в своем требовании к кандидатам в ученики рабан Гамлиэль был прав.

И если б на этом остановилась Гемара, было бы понятно: вот человек страдает после того, как его отвергли, а вот Небо его утешает, тем самым намекая, что стоит на его стороне. Но нет! Гемара — уже от себя — добавляет: "Но не так было на самом деле, тот сон пришел лишь затем, чтобы успокоить и унять волнение". И зачем она это добавила? Затем, чтобы сообщить нам важное известие: снимайте и свергайте с постов, если сочтете нужным, — но не обижайте, свергая и снимая.

Не причиняйте лишних волнений, не допускайте, чтобы человек страдал.
Вот мы и вернулись к тому, с чего начали: не обижайте людей!

Раввин Рувен Пятигорский,
Израиль.

(Окончание следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.