На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

НЕДЕЛЬНЫЙ РАЗДЕЛ ТОРЫ

ДЕРЖАТЬ УДАР


Прожив почти две тысячи лет в рассеянии, еврейский народ научился обходиться без собственной полиции, — и не было в его среде ни бандитов, ни хулиганов, ни прочих нарушителей общественного порядка. Тем не менее, некий аппарат, исполняющий правоохранные функции, Торе знаком. Так, недельный раздел "Шофтим" (в книге Дварим) начинается с указания народу выбрать судей, которые судили бы всех по Закону Торы. А кроме них — особых "надсмотрщиков" (на иврите "шотрим", сторожа, охранники). Последние мало походили на нынешних полицейских. Рамбам пишет ("Законы Санедрина"): "Охранники состоят при судах, совершают обходы улиц и лавок, наблюдают за ценами и гирями (на рынке)...".

Как видим, порядок в обществе поддерживался небольшими силами. Объясняется это не только нежеланием еврея, соблюдающего заповеди, обижать других, хотя это и очень важное свойство национального характера, воспитанного Торой, но и самим отношением к драке, скандалу и прочим неприятностям. Еврей даже на побои смотрит как на наказание, посланное свыше. Что вовсе не отменяет необходимости защищать жизнь, здоровье и достоинство от чужих посягательств. Когда можно — мы защищаемся, когда защита невозможна — стойко переносим невзгоды.

Вот несколько коротких (и правдивых) историй на эту тему. Все они достаточно забавны и давно превратились в своего рода раввинские анекдоты. Как известно, отличие еврейского народного анекдота от коротких смешных рассказов, которые ходят в среде других народов, заключается в том, что евреи, их рассказывая, не только смеются, но и учатся правильному поведению. Тема сегодняшних анекдотов: как держать удар судьбы.

Первая история случилась с раби Авраамом Абушем из Франкфурта (18 век). Приехал он в один город и стал обходить горожан с просьбой оказать помощь беднякам. Каждый помогал чем мог, но в дом местного богача его даже не впустили. Хозяин дома, стоя на пороге, рава выслушал — платить же наотрез отказался. Потом закрыл дверь — и заметил, что дорогая трость, которая стояла в прихожей, пропала. Пять минут назад была на месте, а теперь и след простыл. Подозрение пало на собирателя цдаки. Богач побежал за ним следом, догнал на площади и принялся бить, обвиняя в воровстве. Как ни оправдывался рав, что никакой трости он не брал, ничего не помогало. Обратите внимание, рав не кричал: да как ты смеешь? я известный ученый! Ему и в голову не приходило, что высокое звание наделяет человека особыми правами, каких нет у простых людей. Пришлось стерпеть обиду до конца. А назавтра, когда весь город собрался в синагоге, где давал урок приглашенный "даршан" (странствующий учитель Торы), увидел наш богач, что равом оказался тот человек, которого он вчера жестоко избил. Ринулся к нему через толпу, чтобы попросить прощения. Но рав, заметив обидчика, смертельно перепугался и, устремившись в другую сторону, закричал: "Помогите, люди добрые! Этот еврей уже второй день пристает ко мне по поводу трости, которую я не брал. Клянусь в этом святом месте, что я не вор!". Так наш богач и не догнал раввина...

Что мы отсюда учим? Попал в переделку — если хочешь, зови полицию, отбивайся собственными силами, кричи, — но не защищай себя ссылками на собственные заслуги.

А если вы скажете, что случай надуман, что, дескать, ныне так не бывает, то вот вам нынешняя реальность. Полгода назад поехал по вызову за границу (во Франкфурт, Вену, Улан-Батор, неважно куда) один из израильских евреев давать частные уроки. Сам поехал, никто не принуждал. И вдруг нарвался на хамское обращение со стороны ученика. Иногда, знаете ли, встречаются не совсем воспитанные "новые еврейские русские". Так или иначе, мой друг мог прервать работу и первым рейсом вернуться в Израиль, а мог — без скандала — довести учебу до конца и, не теряя достоинства, распрощаться. Все мог, кроме одного, — ему запрещено бить себя в грудь кулаком и вопить: "Как вы смеете! Я уважаемое лицо! У меня сотни учеников во многих городах, своя телевизионная передача, постоянная рубрика в самой большой газете страны!". Короче говоря, нарвавшись на оскорбления, нельзя спекулировать заслугами (кто сказал, что они вообще есть?). Но и до уровня рыночных торговцев опускаться запрещено.

Была такая шутка в школьные годы: учитель математики не обязан быть треугольником. Сегодня добавим: но вот как раз учитель Торы — хочет он или не хочет — обязан быть Торой! Всего-то у него две возможности: или бросить преподавание любимого предмета, или стараться соответствовать тому идеалу, который взялся "нести в массы".

Возвращаемся к раввинским анекдотам прошлого. Герои второго рассказа — два брата-мудреца, хасидские праведники, любимцы еврейского фольклора: раби Элимелех из Лежанска (1717-1787) и раби Зуся из Аниполи (умер в 1800). Путешествуя по местечкам, заночевали они однажды на постоялом дворе. А к ночи заявилась туда группа пьяных крестьян. Обнаружили они двух евреев, мирно спавших в комнате на тюфяках, схватили того, что лежал с краю, вывели наружу и, встав в кружок, принялись его колотить. То был раби Зуся, который все принял с удивительным спокойствием. Когда они устали, помятый раввин вернулся в комнату и лег рядом с братом. Раби Элимелех сказал в темноте: "Сейчас они выпьют и снова придут. Давай поменяемся местами, чтобы побили уже меня, а не тебя". Так они и сделали. Опять пришли пьяные и уже схватили того, что лежал с краю, как вдруг кто-то сказал: "Стойте, братцы. Этого мы уже колотили, давайте возьмем второго, а то будет несправедливо". Тут же они подняли того, что лежал у стенки, и потащили с собой... Когда раби Зуся вернулся, он заметил: "Верно говорят: как ни старайся, ничего не поможет, если решение вынесено на Небесах".

А мы извлекаем еще один урок: попав в незаслуженную переделку, не надо беду спихивать на другого. Дескать, господа палачи, я свою порцию получил, не могли бы вы заняться моим товарищем? Примеров из нашей жизни можно привести сколько угодно.

Последняя история — про раби Йосефа Дова Бэра Соловейчика (1820-1892) из Бриска (Брест-Литовска), крупнейшего талмудического авторитета и учителя Торы. Как-то в молодости решил он поехать в ешиву к знаменитому раву Шломо Клюгеру из Брод. Но денег на дорогу не было. Один возница согласился взять его с собой — при условии, что пассажир будет подменять его на перегонах. Делать было нечего, юноша согласился. На исходе первого дня пути хозяин повозки передал ему вожжи, а сам закрыл глаза. И тут лошади, почувствовав неопытную руку, понесли. Повозка чуть не опрокинулась. Сколько было шуму! Хозяин ругался и даже пару раз ударил неумелого помощника... Когда прибыли на место, раби Йосефа Дова уже встречали. Увидал извозчик, какое уважение тому оказывают, и бросился просить прощения. Молодой раввин ответил ему с улыбкой: "Если бы меня побили за то, что я плохо учу Тору, я бы переживал. Но меня побили за то, что плохо справляюсь с лошадьми. Так это правда!".

Подведем итоги. Рассказанное учит нас отнюдь не безропотному отношению к оскорблениям, побоям и прочим неприятным вещам. Но уж если ты понес потери — и ничего исправить нельзя, не убивайся, не давай депрессии и унынию завладеть тобой, не обвиняй весь мир в несправедливости. Творец мира дал тебе испытание — выйди из него достойно!

Написано: назначь себе судей и сторожей. То есть суди людей по Закону Торы (не забывая о милосердии). Это общее правило. А вот урок сегодняшнего дня: сторожи свои чувства, не давай им выплеснуться через край, не кляни судьбу. Есть и такая трактовка в приведенных словах Торы.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.