На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

КОЕ-ЧТО ОБ ОДЕССКИХ ПРИОРИТЕТАХ


Олег ГУБАРЬ "Тиква"
(Окончание. Начало в № 628.)

Изначально на Пересыпи планировалось лишь создание Лесного рынка, дегтярных и щепных рядов. Почему? Да потому, что лес сплавлялся по рекам, а затем вдоль берегов, и находящаяся в самой глубине Одесского залива Пересыпь служила идеальным местом его складирования. "Лесная" охватывала всю дугу залива, от пляжа под нынешним Художественным музеем до первых кварталов будущей улицы Московской. Однако близость порта обусловила тяготение к нему промышленных предприятий: скажем, импортное сырье не надо было далеко транспортировать, как и произведенную из него продукцию. Так или иначе, а в итоге Одесса лишилась невероятно ценной рекреационной зоны.

Здесь уместно совершить небольшой экскурс в историю формирования в Одессе промышленных зон с учетом экологической составляющей. Большинство первых промышленных предприятий располагалось за эспланадой оборонительных казарм, то есть за будущей чертой порто-франко, где имелись свободные пространства. Тяготели они, разумеется, к Водяной балке как источнику водоснабжения. Здесь были кирпичные, кафельный, крахмальные, пивные и водочные предприятия, пудренная, кожевенная фабрики и др. Однако целый ряд производств некоторое время базировался буквально в центре города.

Общеизвестно наличие довольно крупных канатных заводов (Новикова, Мешкова, Голикова и др.) близ одноименной улицы и Арнаутской слободки. В 1807 году итальянец Б. Россети просит участок под макаронную фабрику "на Военном форштате, над балкою, против № 139" (нынешний угол Польской и Почтовой улиц). Фабрика эта построена в 1812 году. В конце того же 1807 года герцог Ришелье ходатайствует об отводе места под строительство трех фабрик (по производству мыла и свечей) греческому негоцианту Ф. Константинову. Эти производства вскоре вступили в строй, а находились они "ниже Карантина, к Военной гавани, по берегу моря", то есть под нынешним Приморским бульваром.

Примеры подобного рода можно умножить. Однако довольно скоро, буквально в течение десятилетия, большинство из этих предприятий - в первую голову мыльных, свечных, - было признано вредным для здоровья горожан, и они были вынесены за черту порто-франко. В историческом центре оставались лишь, в основном, экологически безупречные производства музыкальных инструментов, фруктовых и искусственных минеральных вод, водок и других крепких напитков, мебели, весов, штемпелей, чернил, механические, судоремонтные, литейные и др.

Но вернемся к проблеме отрезанности города от моря. Устройство железнодорожной ветки в порт со стороны Водяной балки, да еще эстакады для погрузки зерна и муки на суда окончательно отчленили город от моря. Правда, дача Ланжерон (Грохольского), как и некоторые другие частные приморские дачи, была открыта для публики, здесь проводились общественные гулянья, функционировал тир-клуб, спортивные площадки и проч., однако это все же была не муниципальная территория.

Товары ширпотреба. Реализация зажигалок у нас зафиксирована в 1857 году, производство сифонов для газированной воды - в 1860-м. Тогда же впервые появились здесь и парафиновые свечи. Глицерин пришел в Одессу в 1862-м, холодильники ("шкафы-ледники") - в 1863-м, копировальная бумага - в 1864-м. В том же году в Одессе появилась первая на Украине барная стойка - в винном магазине Гаже, на углу Ланжероновской и Екатерининской. С зубной пастой одесситы познакомились в 1865 году: ее называли "зубным тестом" или pasta.

В том же году рекламируемые товары стали выставлять в окнах торговых заведений. Швейные машинки вошли в обиход в середине 1860-х.

В 1866 году в Одессе изобрели костюмы из ткани, идущей на паруса, и из мешковины: другими словами, джинсы пришли в мир задолго до патентования Леви Штраусом (1873 г.). Детские воздушные шарики взмыли над городом в следующем, 1867 году. Тогда же появились и специализированные, как бы тематические магазины (прежде торговля всегда была комбинированной). В то же время в увеселительные заведения пришли "музыкальные машины", то есть механические органы. Одесса была признанным центром производства музыкальных инструментов, прежде всего, пианино (Гааз, Вицман, Рауш и др.). Знаменитые одесские шарманки фабрики И. Нечады украшают собой экспозиции лучших музеев Европы и мира, а на престижных аукционах продаются по баснословным ценам.

В 1868-м в Одессе сформировалась артель по производству самоваров. В том же году в домах началось устройство механических дверных звонков. Тогда же в трактирных заведениях начался розлив пива сифонным способом. Опять-таки в 1868-м Одесса познакомилась с велосипедом. В 1869-м сюда пришли трехколесные дамские велосипеды и керосин.

В 1870-м одесский житель Хаим Грубман изобрел "машину, которая выделывает 120 папирос в минуту". Спички в нашем городе начали производиться не позднее первой половины 1861 года. "Открытые письма" (открытки) вошли у нас в обиход на рубеже 1870-1871 годов. Детские молочные смеси Генриха Нестле пришли к нам в 1872-м. "Гуттаперчевая надувная подушка для плаванья" зафиксирована летом 1874-го. Тогда же появился "новоизобретенный самовар, нагреваемый керосином".

Этот реестр можно продолжать и продолжать. Из него видно, что масса инновационных технологий, товаров, услуг вошли в одесский обиход много раньше, нежели в других городах империи. Более того, некоторые изобретены прямо на месте. Яркий пример проникновения новых технологий - "оптические фокусы" (камера-обскура), дагерротипия и фотография (калотипия). Одесса - первый в России потребитель и популяризатор фотографии: первый фотосалон функционировал здесь уже в 1842 году! В 1875-м предпринята попытка устройства фабрики "для производства паровых экипажей". Тогда же стали устраивать дверные гальванические звонки.

В 1876 году в Южной Пальмире начинается эпоха роликовых коньков, устраивается несколько специальных катков. В том же году на даче Ланжерон устроена подъемная машина. Тогда же в Казенном саду появился первый платный туалет, а на главных улицах установлены под деревьями скамьи для отдыха горожан. В феврале 1887 года представители "английского одеколона" провели первый в Одессе футбольный матч. Можно много порассказать о становлении яхт-клубов и об их предшественниках: тут одесские приоритеты очевидны, как и в устроении конских состязаний (по крайней мере, со времен графа А.Ф. Ланжерона, хотя есть основания указывать и на 1813-1814 годы; в 1820-1830-х граф М.С. Воронцов организовал и добился высочайшего утверждения больших Новороссийских скачек), так и в почтово-голубином и других видах спорта.

Одесса - абсолютный лидер в сфере инновационных развлечений, что связано опять-таки с ее европеизмом, нестандартным этническим и социальным составом городского гражданства. Представители экзотических этносов на продолжительных этапах составляли до 40 процентов населения и более. Кроме того, суммарная численность торговых сословий превышала 75 процентов. Средиземноморский уклад быта юной Одессы привел, например, к устройству регулярных театральных представлений задолго до сооружения Городского театра (так называемый Временный театр устроили в казарме, издержав, как это видно из архивных документов, на переделки и оформление изрядные суммы), к открытию коммерческого казино, сообществ по образцу австрийских "редутов" и английских клубов.

Через Одессу в империю проникали многие азартные и коммерческие игры, в том числе лото, нарды, домино и др., осуществлялся ввоз контрабандных итальянских игральных карт (в России существовала карточная монополия). Маскарады здесь приближались к западному образцу - карнавалам. Традиционные "гулянья под качелями" и в целом праздничное времяпрепровождение также включало элементы, присущие западной культуре: катанье в лодках с музицированием, пикники по национальным "одеколонам", фейерверки, женские хоры (австрийские вокалистки, игравшие на цитрах, флейтах, скрипках, пианино), варьете, немецкие пивные залы, французские и итальянские кафе, турецкие кофейни и бани, греческие лавки сластей и т. д.

Наш город имеет ряд весьма значимых приоритетов в области науки, просвещения, здравоохранения, меценатства и благотворительности. Достаточно сказать, что Ришельевский лицей - второй в России после Царскосельского. Здесь были открыты первые провинциальная Публичная библиотека и Музей древностей. В Одессе созданы первые в империи бактериологическая станция и станция скорой помощи, проведены первые полостные операции (Склифосовский), запроектирована первая подводная лодка (Джевецкий), изобретен механизм, по существу, репрезентующий первый киноаппарат (Тимченко; "стробоскоп"), тут практиковались первые воздухоплаватели и авиаторы и т. д. и т. п.

Говоря о разноплановых инновациях, нельзя не остановиться на истории городского самоуправления, каковая буквально ими пестрит. Многие специфические моменты здесь обусловлены, конечно, необычной для империи этнической и социальной раскладкой городского гражданства. Начнем с того, что в разные годы одесскими мэрами были не только русские (Железцов, Портнов, Новиков, Пашков и др.) и украинцы (Яхненко), но, скажем, серб Лучич, многочисленные греки (Инглези, Амвросио, Папудов, Маразли и др.), а Кортацци и вовсе был католиком, да в придачу масоном. Весьма вероятно, что мэром мог бы быть избран и еврей (например, авторитетнейший Абрам Маркович Бродский), однако, согласно существовавшим правилам, городской голова непременно должен был быть христианином (впоследствии еще и уточнили, что православным).

Одесса была третьим в империи городом (после обеих столиц), который имел свой собственный устав, так называемое "Городовое положение" (1863 г.). Согласно этому уставу, одесская Дума избиралась тремя категориями граждан - домовладельцами, купцами и мещанами. Каждый из этих "разрядов" давал по 25 гласных, причем они должны были быть исключительно подданными России, достичь 25-летнего возраста и владеть в пределах города недвижимостью стоимостью не менее 15 тысяч рублей. 75 гласных и сословные старшины каждого разряда с заместителями выбирали на общем собрании городского голову. В процедуре выборов приняло участие в общей сложности всего лишь 2657 одесситов.

Довольно скоро, а именно 16 июня 1870 года, было выработано уже как бы универсальное для всех российских городов "Положение" о местном самоуправлении, реализованное в Одессе на выборах 1873 года. Число избирателей было определено в 5531, однако фактически в выборах участвовало только 3425. При общей численности городского населения в 190 тысяч избирательные списки представляются весьма и весьма урезанными. Но только на первый взгляд. Почему? Да потому, что избирали и могли быть избраны исключительно те из граждан, которые формировали городской бюджет и были кровно заинтересованы в глобальном процветании Одессы, ее всяческом благоустройстве, включая и правопорядок.

Избирателями и избираемыми были владельцы недвижимости, содержатели торговых и промышленных заведений, регулярно уплачивающие в городскую казну налоги. Величина этих налогов постоянно менялась (как правило, повышалась), исходя из конъюнктуры. Так, акциз за содержание гостиниц, рестораций, кондитерских зависел не только от оборота и местоположения, но даже от общего состояния торговых дел города и региона. Варьировала и величина налога, взимаемого с домовладельцев, однако в основном, как уже говорилось, бытовал полупроцентный сбор.

Собственники, задолжавшие городу (недоимщики), из избирательного списка безжалостно удалялись. Таким образом, руководить городскими делами могли лишь те, кто эти дела фактически финансировал. Речь идет не только о коммерции, но и о медицинской помощи, призрении подкидышей, престарелых и нищих, неимущих рожениц, о дешевых столовых и чайных, различных стипендиатах, попечительствах, бесплатных образовательных учреждениях и проч.

Другой значимый момент. Согласно упомянутым "уставам", число гласных не христиан не могло превышать одной трети общего числа думцев. Если бы этого ограничения не было, то, вероятно, численность евреев в Думе достигала бы половины ее состава, а то и больше. Впрочем, и 24 еврея из 72 гласных - явление для России, прямо скажем, неординарное.

Изложенное - убедительная демонстрация инновационности в деятельности и в самих принципах формирования местного самоуправления. Если к этому прибавить совершенно фантастический управленческий "личностный ресурс" - стратегию развития Одессы и региона определяли такие выдающиеся администраторы, как герцог Ришелье, генерал Кобле, граф Ланжерон, тайный советник Трегубов, граф Воронцов, граф Гурьев, действительный статский советник Лёвшин, генерал Ахлёстышев, граф Строганов, тайный советник Бухарин и др., - то станет понятно, что Одесса родилась под счастливой звездой.

Вера в свою звезду - дело, несомненно, хорошее. Однако неплохо бы немедля подкреплять ее, извините за тавтологию, новыми реальными делами (инновациями).

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.