На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

КОЕ-ЧТО ОБ ОДЕССКИХ ПРИОРИТЕТАХ


Олег ГУБАРЬ "Тиква"

Летопись градостроительства, формирования городской инфраструктуры, благоустройства, эволюции городского самоуправления, общественного быта свидетельствует не только о рельефной специфичности биографии Одессы, но о беспрестанных новациях, вкрапленных во все ее ракурсы. Планировка города, его этническое, социальное, профессиональное районирование, историко-бытовые устои, в том числе вовлеченность в орбиту средиземноморской и в целом европейской культурной традиции, ряд других обстоятельств обусловили лидирующую, я бы сказал, неизменно авангардную позицию города в контексте отечественной истории.

Одно перечисление одесских приоритетов заняло бы немало страниц убористого текста. Достаточно сказать, что сам порядок отвода мест частным лицам под застройку жилыми и хозяйственными сооружениями был инновационным, отличным от порядка, практиковавшегося во "внутренних губерниях". Город создавался и разрастался по уникальным подвижным синтетическим правилам, менявшимся в соответствии с конкретными обстоятельствами, продиктованными изменением стратегических задач.
Так, функция военного форпоста со временем, в 1810-е годы, сменилась функцией торговой фактории, а затем - комбинированной функцией фактории, промышленного центра и здравницы. Кардинальные изменения стратегии диктовали тактическую нюансировку: скажем, после Крымской кампании основные финансовые потоки потекли из сферы хлебной торговли в сферу жилищного строительства, открыв эпоху доходных домов. На этом направлении Одесса совершила немало технологических прорывов в областях гражданской и промышленной архитектуры, совершенствования системы налогообложения недвижимости и "Городового положения" (городского устава).
Многие негативные факторы, препятствовавшие росту и процветанию города, на поверку обернулись блистательными инновациями. Так, постоянная эпидемиологическая угроза обернулась созданием одного из лучших в Европе карантинов, отлаженной системой здравоохранения и санитарии. Полуоткрытый морской залив требовал соответствующих гидротехнических сооружений, и Одесса создала великолепное портовое хозяйство. Катастрофический дефицит в воде вынудил проводить дорогостоящие гидрогеологические исследования, изучать подземные водоносные горизонты, копать сверхглубокие колодцы, строить цистерны, устраивать плотины и запруды, водоводы. И на этом поприще инновационные успехи очевидны.
Отсутствие прочных строительных материалов открывало простор для эксперимента и в этой сфере: так, Одесса прошла долгий тяжелейший путь от устройства шоссе из известнякового щебня до непревзойденных мостовых из бугских гранитоидов. Недостаток топлива компенсировался, скажем, "брикетами" - приготовленным по местной технологии кизяк с добавками. Отсутствие строительного леса, как ни парадоксально, способствовало освоению близлежащих рек, по которым он сплавлялся.
Необходимость круглогодичной доставки предназначенной на экспорт сельскохозяйственной продукции обеспечивало улучшение методики дорожного строительства на подступах к городу, совершенствованию самих транспортных средств. Когда экспорт зерна сменился экспортом муки, компактнее укладывавшейся в трюмах, Одесса принялась интенсивно развивать мукомольный промысел, вплоть до создания соответствующих научно-педагогических институций. Инженерно-геологические неприятности (осовы, оползни, просадки, крип, абразия и др.) дали толчок развитию целого куста прикладных наук. Нелегкие физико-географические условия (незначительное число осадков, отсутствие открытых водоемов, бедная естественная растительность) вынуждали совершать прорывы в области лесоводства, мелиорации, виноградарства и виноделия, табаководства. Удаленность от производителей экзотических продуктов (чай, кофе, пряности и др.) способствовали формированию уникальных проектов, связанных с морским транспортом и в целом морской торговлей.
Буквально с самого своего основания город формировал мощную кредитно-банковскую и страховую систему, используя европейский опыт и внося собственные коррективы: первые страховые общества, преимущественно транспортные, возникли еще в начале XIX столетия, а крупные банкирские дома (Ефрусси, Гуровичи, Рафаловичи, Родоканаки, Бродские и др.) вышли на общероссийский и мировой уровень, по крайней мере, в третьей четверти позапрошлого века. Становление Одессы-курорта обусловило выдающиеся достижения в области курортологии, формирование своеобразных "экозон" - в окрестностях Куяльника, Хаджибея, Люстдорфа, Бугаза, Будак и др.
Галопирующий рост Одессы как европейского города в последней четверти XIX столетия дал, к примеру, сплавную канализационную систему, включая так называемые "поля орошения", электричество, электрический трамвай, кооперативное строительство и проч. Европеизм определил массу историко-бытовых инноваций в масштабах всей империи: "оптические фокусы", дагерротипию, фотографию и синематограф, вело-, авиа-, автомобильный, почтово-голубиный, яхтенный и конный спорт, футбол, роликовые коньки, внедрение в повседневный быт итальянской оперы, казино, варьете, "биргалле", "редутов", цирковых представлений, национальных игр, в целом устройство развлекательных заведений и спортклубов на западный манер, производство искусственных минеральных вод, пива, фруктовых водок, игристых вин, сифонов, часов и ювелирных изделий, приспособлений для набивки папирос, зажигалок, использование тихошвеек, биде, экспериментальных осветительных приборов, примусов, керогазов и т. д. и т. п.
Попытаюсь проиллюстрировать изложенное резюме на ряде показательных убедительных примеров, связанных с тематически и хронологически разными этапами становления и развития Одессы - этого поистине уникального инновационного центра в масштабах колоссальной империи. При этом обращаю внимание читателя на то обстоятельство, что и сам этот текст имеет в некотором смысле инновационный характер, ибо значительная часть предлагаемой информации либо вообще никогда не публиковалась, либо известна единицам.

* * *
Инновации начались буквально с первых дней основания города, в ходе строительства порта. Так, в суровую зиму 1794-1795 годов военный инженер Ф.П. Деволан применил так называемый ряжевый метод для устройства гидротехнических сооружений. Технология эта известна в Европе и Америке, но в России использовалась лишь на Балтике. Что касается Черного моря, Одесса первая задействовала эту оригинальную технологию.
Суть ее заключается в том, что срабатывались огромные деревянные ящики, по существу, срубы, заполнявшиеся камнями, а затем они затапливались, образуя причальное сооружение. "Фишка" Деволана состоит в том, что в первую одесскую зиму в заливе стоял лед, и открывалась возможность сбивать на нем срубы, каковую талантливый и остроумный инженер тотчас же использовал. Если бы залив не был покрыт толстым слоем льда, ряжевый метод вообще невозможно было бы применить.
О планировочных инновациях Деволана и его коллег Харламова, Ферстера, Фраполли и др. Так называемая гипподамова планировка перпендикулярных кварталов, разумеется, не новость в мировой практике. Новость состоит в другом: система эта в данном случае уникально согласовывалась с рельефом, идеально вписывалась в естественный ландшафт.
Если вынести план города на топографическую основу, становится очевидным, что все главные магистрали приноровлены к соответствующим элементам рельефа. Так, главная транспортная артерия (Александровский проспект) идет по тальвегу Военной балки от Практической (Военной) гавани в направлении Старого базара (Вольного рынка), мимо Греческого базара, Гостиных рядов, и далее к Привозной площади. Параллельно проспекту пролегают другие главные улицы - Преображенская, Екатерининская, Ришельевская, Итальянская. Вторая важнейшая магистраль идет от Карантинной гавани по одноименной балке в сторону несостоявшейся по ряду причин Арнаутской площади, которая изначально тоже планировалась как крупнейший торговый центр. Об истории Арнаутской слободки я подробно расскажу в отдельной публикации.
Для обеспечения проезда поперечными улицами через балки возводились сперва деревянные, а затем каменные мосты. Значительная часть верховий балок постепенно планировалась отсыпками грунта, и большинство старых мостов оказалось погребенным. В результате эти поперечные улицы стали удобнее, приобрели большее значение. Так, Дерибасовская сделалась одной из главных, в частности, после того как проезд на Александровский проспект был отчасти заблокирован домами Торичелли (Дом книги), Маюрова (Круглый дом) и Ансельма (впоследствии на его месте построен ресторан "Киев"). То есть эта улица как бы перехватила на себя часть транспортного потока, хотя были и другие причины ее возвышения.
Водяная балка поначалу служила лишь источником водоснабжения, и соответственно, местом, пригодным для садоводства, огородничества и устройства промышленных предприятий. Однако, по крайней мере, во второй четверти XIX столетия функции ее дополнились "магистральностью", поскольку она связывала Тираспольский тракт и Молдаванскую слободку (плюс старые и новые "мельничные места") с Пересыпью и Херсонским трактом.
Когда военно-стратегические функции Одесской крепости оказались исчерпанными, и отпала необходимость в окружавших город оборонительных казармах, на их эспланаде устроили черту порто-франко. И таким образом, функциональные изменения были оформлены планировочными средствами за счет дальновидности проектировщиков, заранее видевших перспективу.
Об отводе мест под застройку. Уникальность ситуации заключается в том, что любой желающий мог безвозмездно получить солидный участок под застройку жилыми и хозяйственными сооружениями (даже на будущей Дерибасовской отмежевывались участки размером 52 на 32 метра) с единственным обязательством окончить строительство в течение трех лет. В дальнейшем, по неисправности многих застройщиков, сроки эти корректировались (от одного до трех лет, причем независимо от даты решения отсчет велся от весенних месяцев, когда возникали пригодные для строительства условия), однако всегда оставались приемлемыми. Впоследствии, впрочем, ввели символический поземельный налог - по три копейки с квадратной сажени в городскую казну.
Что касается налога с недвижимости, он тоже продолжительное время оставался символическим: например, в эпоху герцога Ришелье - 0,17 процента от оценочной стоимости сооружения. В 1820-е годы оценочный сбор составлял 0,15 процента за дома, не приносящие дохода, и 0,3 процента - за доходные. И это притом, что в столице давным-давно взимался стандартный полупроцентный сбор. Мало того, генерал-губернатор граф М.С. Воронцов исходатайствовал полное освобождение от уплаты такового налога на несколько лет строителей приватных зданий, способствующих украшению города, хотя это были весьма
и весьма состоятельные домовладельцы. Таковым инновациям в сфере управления Одессой и регионом несть числа.
Если обратиться к опыту гражданского строительства и благоустройства, то ретроспективные новации посыплются точно из рога изобилия. Начнем с притчи во языцех - водоснабжения и мощения.
Водоснабжение крупного города европейского типа XIX столетия исключительно подземными водами - само по себе явление уникальное. В этом смысле одесский опыт беспрецедентен. Днестровский водовод пущен осенью 1873 года, а прежде 190 тысяч горожан (а ведь и приезжих здесь обитало немало) должны были подлинно питаться подножным кормом. В нашем распоряжении - достоверная ретроспективная информация о дебитах воды в источниках Большого, Малого, Среднего Фонтанов, Малого Либенталя и Татарки. Суммарно количество довольно внушительное, однако объединить их в единый водовод не представлялось возможным. Бурение артезианских скважин в 1830-е годы не дало вполне удовлетворительных результатов. Поэтому горожане вынуждены были рыть сверхглубокие колодцы и сооружать цистерны для сбора дождевой воды.
Цистерны в античном духе (многие из них, к слову, до сих пор сохранились в старых двориках) - поразительная одесская инновация. В конце 1850-х годов их было 875 единиц! Что до колодцев (эта информация вообще напрочь забыта), то глубина их на высоком Одесском плато достигала 23 саженей, то есть 49 метров! Каким образом удавалось вырыть и облицевать камнем подобные шахты при тогдашнем уровне техники (начало позапрошлого века), уму непостижимо. Однако такие колодцы исправно функционировали, и зафиксированы авторитетными экспертными техническими комиссиями, включавшими военных и гражданских инженеров, архитекторов, чиновников. Инновация? Разумеется!

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.