На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ДВЕ "СТЕКЛЯШКИ" В РУКАХ ИСТОРИИ


О существовании двух фотографий Исаака Бабеля, снятых Татьяной Тэсс, исследователям творчества писателя было известно. Да и сама Татьяна Николаевна упоминала о них в воспоминаниях. Но мало кому известно, с чьей легкой руки и при каких обстоятельствах она, прежде никогда не державшая в руках фотокамеру, сделала их. В редакции журнала "Лехаим" оказались два снимка, переснятые со "стекол" известным художником Борисом Жутовским, другом Татьяны Тэсс. Он же рассказал историю появления фотографий. Научный сотрудник Одесского литературного музея Елена Яворская дала редакции справку, что фотографии эти публиковались лишь несколько раз и порознь. "Лехаим" впервые опубликовал оба фотопортрета вместе, причем такими, какие они есть, со всем "мусором", как выражаются профессионалы.

- Танька, ты дура!..
- Почему, Рома?
- Так сними его на карточку. Он никому не дает, а тебе даст!
- Но я же не умею, Рома!
- А я тебя научу. Посадишь Исаака в это кресло, зажжешь лампочку. Аппарат на штативе поставишь сюда. Посмотришь
в эту дырочку, чтобы Исаака было видно. Потом выдвинешь железную пластиночку. На этом тросике нажмешь кнопочку
и скажешь: двадцать один, двадцать два, двадцать три, отпустишь кнопочку, задвинешь пластиночку, вынешь кассету. Вставишь вот эту, вторую, пластиночкой от себя. Выдвинешь ее, как первую, нажмешь кнопочку: двадцать один, двадцать два, двадцать три. Выдвинешь пластиночку и все отдашь мне. Поняла?..
Начало 30-х годов прошлого века. Пляж на 16-й станции. Лето. Одесса. Терраса дачной халупы. Худой загорелый молодой кинооператор Рома Кармен и молодая привлекательная энергичная начинающая "репортерка" Таня Сосюра, дочь недавнего хозяина ассенизационного обоза города Одессы Николая Сосюры. Уговорить знаменитого и таинственного Исаака Эммануиловича Бабеля сфотографироваться не удавалось никому. Техника того времени была громоздка и нетороплива. Сфотографировать незаметно и мгновенно, как это делают порою сейчас, было невозможно. Да и вообще, без согласия "клиента" - неприлично. Тогда "неприлично" еще считалось. Сообразительная Таня все сделала, как сказал Рома. Два стеклянных негатива 6х9 сантиметров оказались в руках Истории. По рассказу Татьяны Николаевны, глядя на одну из фотографий, Исаак Эммануилович, вздохнув, сказал: "Вот в борьбе с этим человеком и проходит вся моя жизнь!".
...Я познакомился с Татьяной Николаевной Тэсс (псевдоним Тани Сосюры) где-то в начале 1960-х годов в доме Владимира Львовича Кассиля. Он - старший сын знаменитого писателя Льва Кассиля, чью книгу "Кондуит и Швамбрания" ребята тех времен любили не менее, чем сегодняшние - книжки про Гарри Поттера. Дом был красивый, хлебосольный, гостеприимный. Володя и его жена Вера - оба серьезные врачи-доктора - очень любили и берегли друзей, как Льва Абрамовича, так и своих. Татьяна Николаевна досталась им от Кассиля-старшего. Она была легка на подъем, по-журналистски любопытна, по-своему хороша и неизменно доброжелательна. По первому зову готова была пропустить рюмочку и поговорить-посплетничать про житье-бытье.
Те времена в нашей стране отличались от сегодняшних глухой непреодолимой закрытостью, слухи и сплетни были единственной формой, утешающей страх и любопытство живущих. Татьяна Николаевна была громкой журналисткой важной газеты "Известия". Темой ее публикаций были женские судьбы, осторожные неурядицы существования, трудовые подвиги, - словом, угодная власти журналистика. Заметная доля вздохов и патоки, полное отсутствие "аллюзий" и фиги в кармане - такую судьбу выбрала для себя Татьяна Николаевна. Она хотела и умела жить хорошо и красиво. Никогда не принимала участия ни в чем "против" или "не согласна". Дружила со многими известными талантами своего времени - Львом Кассилем, Ираклием Андрониковым, Аркадием Райкиным. Когда у кого-то из журналистской братии возникали "неурядицы", она говорила: "Защищать не могу, а денег дам сколько надо". Такую судьбу выбрала Татьяна Николаевна...
Когда оглядываешься на прожитые лихолетья жизни, по сложившейся исторической традиции вспоминаются, в первую очередь, люди, протестовавшие в той или иной форме против существовавшего режима. Курбский, Радищев, Новиков, декабристы, народовольцы... Уже в советские времена - Авторханов, диссиденты, Солженицын, Сахаров. Но кроме них и Власти жили-были, творили, состаивались и великие ученые, писатели, художники, просто люди, которые хотели жить хорошо и покойно. Забывать их, не помнить, вычеркивать - в моем представлении неправильно. Татьяна Николаевна была из числа именно этой части людей, живущих на 1/6 части суши, обнесенной большевиками колючей проволокой - от периметра страны до внутренних островков существования.
Она относилась ко мне добро, доверительно и однажды дала мне две стекляшки негативов той, легендарной теперь съемки. Я отпечатал их себе, а теперь делюсь памятью с вами, милый читатель...

Борис ЖУТОВСКИЙ,
"Лехаим" (www.lechaim.ru).

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.