На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

Очерки о биологии в Торе

ЧИТАЯ КЛАССИЧЕСКИЕ ТЕКСТЫ


Впервые я познакомился с Библией в 11 лет, когда мне в руки попала книга Емельяна Ярославского "Библия для верующих и неверующих". Сегодня это может показаться странным - я рос как будто бы в еврейской семье. Дома говорили на идиш. Каждый год в конце лета дедушка доставал где-то (это было непросто) еврейский календарь и переписывал его в записную книжку. У нас не ели свинины, а на Песах в доме всегда была маца.
Но в действительности наша семья была не традиционно еврейской, а типичной для 50-х годов. Остатки традиций, поддерживаемые старшим поколением, причудливо перемешались с советскими реалиями, естественными для моих родителей. Названия праздников - Рош-а-Шана, Ханука, Симхат-Тора, Йом-Кипур, Песах я усвоил одновременно с 7 ноября, 1 Мая, 8 Марта и днем Сталинской конституции. В 12 часов ночи 31 декабря мы встречали Новый год, но никогда не ставили елку - все-таки, это был "гоиш йонтеф". Отношение к религии в семье было странно нейтральным. Никто из взрослых не считал себя религиозным, но никто не заявлял и о своем атеизме.
Нечастые рассказы дедушки о праотцах, Моисее, об Исходе из египетского рабства я воспринимал как реальные эпизоды еврейской истории. Они никак не ассоциировались с Библией. Я знал, что есть такая книга, но считал ее религиозной книгой православных, в которой собраны молитвы. А это мне было неинтересно. Торы же в доме не было. Не было и Библии на русском языке в семьях, с которыми мы общались.
Поэтому, когда я стал читать "Библию для верующих и неверующих", она произвела на меня огромное и двойственное впечатление. Я понял, что скупые рассказы дедушки - лишь ничтожная часть нашей древней истории. И меня поразили те примитивизм и злость, с которыми Ярославский обливал грязью библейские сюжеты, пытаясь доказать, что, по сути, они бессмысленны, а кроме того, еще и вредны для нормального разумного человека. (Позднее я вычитал в БСЭ, что он еврей, и его настоящая фамилия - Губельман. Это поразило меня еще больше.) Естественно, я захотел прочитать оригинал и примерно через год сумел достать дореволюционное синодальное издание Библии на русском языке. Книга оказалась сложной для меня. Что в ней правда? Что - сказка? Можно ли буквально понимать историю создания мира и жизни в нем? И как совместить это с научными теориями возникновения Солнечной системы, жизни и человека, которые я вычитал в журнале "Наука и жизнь"? Почему Десять Заповедей сформулированы именно так, а не как-нибудь иначе?
Эти и множество других вопросов прочно засели во мне. Ответы я искал в книгах. И поначалу не находил. Книги, в которых излагались различные историко-критические стороны анализа Библии, не производили на меня особого впечатления. Зато другие книги, в которых библейские сюжеты не отвергались огульно, а рассматривались с привлечением достижений археологии, этнографии, истории, естественных наук, вызывали ощущение правильности.
Я увлекся биологией. Не ботаникой, не зоологией, а физическими и химическими процессами жизнедеятельности, - это было время возникновения и бурного развития молекулярной биологии, которая и стала моей профессией. Постепенно у меня стал складываться, как мне казалось, свой подход к возможному объединению библейских сюжетов и научных представлений, хотя, конечно, в его основе лежало прочитанное за эти годы - закрепившееся в памяти и переработанное подсознанием.
Поэтому ни идея, ни цели этих очерков не оригинальны. В сущности, это продолжение и дополнение с точки зрения биологии взглядов, высказанных в обширной группе книг, в первую очередь, таких, как "Фольклор в Ветхом Завете" Дж. Фрезера, "Библейские сказания" З. Косидовского, "В начале. Сотворение мира и наука" Н. Авиезера. В том же ключе, что и они, я попытался сопоставить некоторые из библейских сюжетов с известными нам биологическими закономерностями. При этом я касаюсь лишь некоторых из биологических дисциплин. Здесь не затрагиваются вопросы зоологического или ботанического характера. Животный и растительный миры Торы давно и подробно изучены и описаны. Не рассматриваю я и проблему происхождения жизни, и время ее возникновения, как и время существования нашей планетной системы. Очерки посвящены исключительно отдельным молекулярным, генетическим и эволюционным аспектам биологии.
Естественно, многие из приводимых мной фактов давно и хорошо известны. Но, как мне кажется, более или менее полного и последовательного по отношению к тексту Торы собрания таких фактов до сих пор не было. Мне хотелось бы, чтобы эти очерки в какой-то степени восполнили пробел.

Евгений ПЕРСКИЙ
Харьков

РЕЛИГИЯ И НАУКА - ДВА ПОДХОДА К МОДЕЛЯМ МИРА

Меня всегда удивляло, с какими жесткостью и бескомпромиссностью не только официальные апологеты материализма, но и мои знакомые - материалисты - противопоставляли науку религии. Странно, что большей частью это были представители не естественных, а гуманитарных наук - философии, истории, политической экономии. Общим для них было чрезвычайно поверхностное представление о характере естественных наук, законах природы и, конечно, о научной картине мира, хотя именно результаты этих наук они пытались использовать в борьбе против религии.
Внешне это выглядело так, словно они выполняли указание И. Сталина: "Всякая религия есть нечто противоположное науке". Но мне всегда казалось, что атеизм этих людей имел явно выраженную религиозную окраску - был для них в какой-то степени откровением. Возможно, именно этим объяснялась их непримиримость но отношению к любой другой религии.
Мне повезло. Занимаясь научной работой, я встретил много незаурядных людей - физиков, математиков, биологов, химиков. И чем крупнее был ученый, чем весомее был его профессиональный вклад в науку, тем менее он был склонен к примитивному отрицанию религии. Такое отношение к ней ученых-естественников неудивительно. Ведь и их науки, и религиозные системы направлены, в конечном счете, на одно и то же. Они пытаются создать картину мира, в котором мы живем, описать законы его существования, найти в нем наше место и понять характер наших взаимоотношений с ним.
Вышедший в 1984 году Советский Энциклопедический Словарь так формулирует понятие науки: "...сфера человеческой деятельности, функция которой - выработка и систематизация объективных знаний о действительности...". Ее "...непосредственные цели - описание и предсказание процессов и явлений действительности...".
Важнейший метод, с помощью которого наука осуществляет эти цели, - создание умозрительных, математических, физических, биологических моделей "процессов и явлений действительности". В сущности, в практической деятельности люди руководствуются именно такими моделями.
А религия? Вот как объясняет, что это такое, классик марксизма материалист Ф. Энгельс: "...фантастическое отражение в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни". Если заменить слово "фантастическое" на "модельное" (ведь построение любой модели требует большей или меньшей доли фантазии!), то оба определения в значительной степени совпадают.
Поэтому сегодня, поражаясь достижениям современной науки, вряд ли стоит забывать и о достижениях религиозного подхода. И прежде всего это относится к случаям, в которых так называемые интуитивные, а в действительности неосознанно накопленные в течение длительного времени знания о причинно-следственных связях между явлениями облечены в форму религиозно-философских представлений.
В такой ситуации многие религиозные модели вполне адекватны реальной жизни и поэтому ничуть не хуже научных. Ведь смогли же люди, используя лишь различные религиозные картины нашего мира, создать великие цивилизации задолго до появления современной науки!
Да и сегодня, если рассматривать чисто идейную сторону, множество старых религиозных идей вполне современны. Например, возникшее в иудаизме более 3000 лет назад представление о создании Вселенной из ничего вряд ли сильно отличается от современных научных взглядов о ее возникновении в результате Большого взрыва, тоже из ничего. Просто в одном случае первопричина появления нашего мира называется Б-гом - Творцом, а в другом - законами природы. Характерно, что в обоих случаях говорить о причине этих первопричин не принято.
Конечно, модели одного и того же явления, построенные в рамках религиозного и научного подходов, всегда различаются. В религиозной модели на первый план выходит целесообразность описываемого явления или события, она стремится ответить на вопрос: "Зачем? Для чего оно нужно?". Научная модель пытается, прежде всего, обнаружить причину этого явления или события, выяснить механизмы, лежащие в его основе, ответить на вопрос: "Как? Каким образом оно возникло?".
А поскольку научный и религиозный подходы обращают внимание на разные стороны какого-либо явления, они не только не противоречат, не только не исключают один другого, но в значительной степени друг друга дополняют.
И часто в реальной жизни возникают ситуации, когда трудно сказать, какой из подходов предпочтительнее.
Особенно отчетливо ценность религиозного подхода проявляется в моделях человеческого поведения. Именно в таких моделях в явной форме были впервые сформулированы этические нормы, самые известные из которых - Десять Заповедей - составили одну из основ сначала европейской, а затем и мировой культуры.
В течение последних полутора веков наука стала одним из самых весомых факторов, определяющих жизнь человеческого общества. Поэтому соблюдение этических норм в научных исследованиях давно уже стало чрезвычайно важным.
К чему приводит пренебрежение этими нормами, свидетельствуют эксперименты, которые врачи-нацисты проводили на людях, заключенных в гитлеровских лагерях смерти.
Мне кажется, что истинный характер правильных взаимоотношений религии и науки при построении моделей нашего мира абсолютно точно и однозначно сформулировал А. Эйнштейн: "Наука без религии ущербна, религия без науки мертва". А Эйнштейна вряд ли можно подозревать в непонимании того, что такое наука.

ЛЕСТНИЦА СУЩЕСТВ

Каждый из нас, глядя на окружающие его существа и непроизвольно сравнивая их между собой, раньше или позже спрашивал себя: чем они отличаются друг от друга? Кто из них устроен сложнее? Кто дальше, а кто ближе друг к другу по образу жизни, происхождению, родству?
Осознанно или неосознанно, но эти вопросы интересовали людей во все времена. И во все времена критерии сравнения у разных людей были самыми разными. Это и интуитивные ощущения (например, для многих движение - важный признак высокой организации, поэтому кошка более высокоорганизованна, чем роза), и распространенные в обществе взгляды, и полученные при обучении знания. И естественно, всегда были люди, которые пытались свести разнообразные представления о взаимоотношениях неорганического и органического мира, животных и растений в единую систему, отображающую порядок в природе, - создать то, что называют научной систематикой.
Сегодня биологи-систематики изображают отношения между организмами в виде рисунков - схем, похожих на голые, лишенные листьев деревья. Они так и называются - деревья. Концевые точки их веток представляют виды, живущие на Земле в настоящее время. Расстояния между этими точками по горизонтали - степень различия между видами, а высота дерева соответствует геологическому времени, прошедшему от начала возникновения жизни. Точки ветвления - места, где толстые ветви отходят от ствола, а мелкие ветки от крупных, - указывают на отделение какой-либо группы животных или растений от предшествующей формы и время, с которого началась самостоятельная эволюция этой группы. Такие деревья дают наглядное представление об эволюционных связях между различными группами организмов. Ведь виды, сходные по внешним признакам и образу жизни, могли произойти как от общего предка, так и от разных (как, например, существовавшие прежде ихтиозавры - пресмыкающиеся, современные акулы - рыбы, а дельфины - млекопитающие). Так же обстоит дело и с несходными видами. В сущности, эти деревья очень близки рисункам, хорошо известным всем и изображающим родословные королевских домов Европы.
Эволюционные деревья биологи стали строить сравнительно недавно - только со второй половины XVIII века, до этого, в течение сотен лет, когда количество известных типов организмов было еще не очень велико, натуралисты и философы представляли эволюционное разнообразие природы в виде более простой схемы. Это так называемая лестница существ - непрерывная неразветвляющаяся линия развития объектов природы, восходящая от неорганических тел к растениям, затем к низшим и высшим животным и, наконец, к человеку. В античности, Средневековье и вплоть до XVIII века представление о "лестнице существ" как отражении прогрессивной эволюции природы было ведущим в развитии естествознания. Именно идея этой лестницы легла в основу современных схем - деревьев, изображающих эволюционные отношения между различными группами организмов.
Книгу Бытие (Берешит) я читал почти одновременно с журналом "Наука и жизнь", который давала мне учительница биологии. Там в нескольких номерах были статьи о происхождении жизни и эволюции, в которых упоминалась и "лестница существ". И читая эти столь различные тексты, я обнаружил удивительное совпадение между последовательностью создания все более совершенных живых существ, описанной в Библии (Торе), и расположением организмов на ступенях лестницы в соответствии со степенью их "сложности".
В книге Берешит говорится: "И сказал Б-г: да произрастит земля зелень: траву семяносную, дерево плодоносное... И стало так.. И был вечер, и было утро: день третий" (1.11-13).
"И сказал Б-г: да воскишит вода кишеньем живых существ... И сотворил Б-г рыб... пресмыкающихся, которыми воскишела вода... и... птиц крылатых... И был вечер, и было утро: день пятый" (1.20-23).
"И создал Б-г зверей земных... и скот... И сотворил Б-г человека по Образу Своему, по Образу Б-жию сотворил его... И был вечер, и было утро: день шестой" (1.25-31).
Если изобразить эту последовательность графически и сравнить ее с лестницей существ, то видно, что в обоих случаях вначале были созданы растения, затем рыбы, пресмыкающиеся и птицы, потом четвероногие наземные животные ("скот", то есть млекопитающие) и, наконец, человек. Правда, лестница существ более подробная. Но этому я тогда нашел объяснение. Во-первых, текст Торы намного старше, а во-вторых, он вообще очень сильно сжат, конспективен и освещает только главные, узловые события процессов. Больше всего меня поразило то, что не только последовательность актов творения, но и некоторые их особенности соответствуют современным научным представлениям о ходе эволюции. Так, например, жизнь возникла в воде, пресмыкающиеся и птицы очень близки (поэтому птиц часто называют "пернатыми рептилиями"), с каждым актом творения интенсивность эволюционного процесса нарастала.
Позже, уже профессионально занимаясь биологией, я узнал, что многие из моих коллег знают о таком совпадении. Более того, упоминания об этом встречаются и в современной научной литературе. Вот что, например, пишет крупный советский биолог Л.И. Корочкин: "...эволюционная идея сама по себе имеет очень древнюю историю: в разной форме мысли о последовательности появления на Земле живых существ с постепенно усложняющейся организацией содержатся и в книге Бытия..." (Л.И. Корочкин. Проблемы эволюции и книга А. Лима-де-Фариа).
Поэтому мне всегда казалось странным, что в истории науки прочно укоренилось мнение: идею "лестницы существ" впервые высказал Аристотель. Кому же в действительности принадлежит приоритет? Обратимся к хронологии.
Аристотель - вершина греческой науки, сочинения которого охватывают все разделы современных ему знаний, жил в IV веке до н. э. (384-322 г.). Несколько лет провел на острове Лесбос, изучая образ жизни, строение, эмбриологию и экологию животных, и построил систему, которая последующие 2000 лет господствовала в их классификации. Именно поэтому его и называют "отцом биологической классификации". В сочинении "О возникновении животных" он предложил натуралистам и философам располагать организмы на ступенях единой градационной шкалы в соответствии со степенью их "совершенства", или "сложности". Но значит ли это, что именно Аристотель был первым, кто высказал идею "лестницы существ"?
В соответствии с традицией, Пятикнижие, в первой книге которого содержится рассказ о Творении, записал Моше (Моисей) около 1300 г. до н. э. Библейская критика, не признающая авторство Моше, тем не менее, тоже считает, что наиболее древние фрагменты ветхозаветного текста, к которым относится и этот рассказ, уже существовали в устном варианте не позднее, чем в XIII веке до н. э. Таким образом, идея "лестницы существ" старше самого Аристотеля, по меньшей мере, на девять веков.
Конечно, эта идея могла возникнуть у него независимо. Но возможно и другое. Греция и Эрец-Исраэль (Палестина) находятся очень близко друг от друга, и различные, в том числе и торговые связи между этими двумя территориями в IV-м веке существовали уже давно. А вместе с купцами не мог не попасть в Грецию и библейский рассказ о Творении. Вряд ли Аристотель, человек действительно энциклопедических знаний, не слышал, пусть даже в искаженном виде, об этой версии.
Мне кажется, это нисколько не принижает Аристотеля. Его заслуги не уменьшаются оттого, что он мог использовать в работе уже имевшиеся до него построения (если это действительно было!). Именно так, опираясь на предшествующие результаты, работали во все времена и продолжают работать в наше время ученые.
Но есть во всем этом и одна любопытная деталь. Благодаря Торе идея эволюционного развития живой природы, отраженная в "лестнице существ", была уже привычной для евреев задолго до того, как ее высказали философы.

ПОЧЕМУ ИЗ МУЖСКОЙ ПЛОТИ СКОНСТРУИРОВАТЬ ЖЕНЩИНУ МОЖНО, А ИЗ ЖЕНСКОЙ ПЛОТИ МУЖЧИНУ - НЕЛЬЗЯ?

"И навел Г-сподь Б-г крепкий сон на человека; и когда он уснул, взял одно из ребер его, и закрыл плотию то место. И перестроил Г-сподь Б-г ребро, которое взял у человека, в женщину..." (Берешит, 2.21-22).
Так в Торе описывается создание Хавы - прародительницы всех ныне живущих и всех когда-либо живших на Земле людей (естественно, кроме нее самой и первого мужчины - Адама). В этом кратком (и даже, может быть, слишком скупом по сравнению с его значением) рассказе есть, по меньшей мере, три момента, чрезвычайно интересных и важных с точки зрения биологии.
Почему женщина создана из ребра мужчины?
Возможно ли принципиально создать женщину из мужчины?
Действительно ли все люди произошли от одной женщины-праматери?
В иврите, на котором написана книга Берешит, слово цэла - ребро (часть скелета), в зависимости от контекста может иметь и другие смысловые значения - ребро геометрической фигуры (например, куба), грань, сторона, часть. Из ивритского текста неясно, что именно означает "цэла". В переводах на другие языки встречаются все значения этого слова. Различные смысловые оттенки имеют и слова, описывающие сам процесс создания Хавы, - "перестроил Г-сподь Б-г ребро", "создал Г-сподь Б-г из ребра", "переустроил Б-г Всесильный ребро", "отстроил Г-сподь Б-г сторону", "создал Г-сподь Б-г из... части".
Согласно Талмуду, непосредственно после создания Адам обладал двойственной - мужской и женской - природой. Поэтому многие комментаторы Торы, в том числе величайшие из них - Раши (раби Шломо Ицхаки, 1040-1105) и Рамбам (Нахманид, раби Моше бен Нахман, 1194-1270), считают, что Б-г отделил от Адама не ребро, а часть, содержащую в себе женское начало.
Почему же все-таки говорят о ребре? Почему в так называемом Иерусалимском переводе (Таргум Ионатан) Торы на арамейский язык точно указывается - ребро, из которого создана Хава, было у Адама тринадцатым?
Мы привыкли к тому, что у человека 12 ребер. Обычно это действительно так. Но примерно 5 процентов людей белой расы имеют дополнительный отросток - тринадцатое ребро. И чаще всего - это мужчины.
Первые переводы Торы на другие языки были сделаны еще в начале нашей эры переводчиками-евреями. Так может быть, появившееся тогда в переводах слово "ребро" - это результат не столько смысловой, филологической ошибки, сколько того, что наши предки великолепно знали анатомию? Впрочем, с точки зрения современной биологии, неважно, из какой части тела Адама была создана Хава, - клетки любого органа содержат одну и ту же наследственную информацию. А различные типы клеток (из которых состоят ткани, органы), отличаются друг от друга тем, что в каждом из них реализуется лишь часть этой информации. Принципиально важно другое - действительно ли в клетках мужчины есть женское начало? И если оно есть, возможно ли выделить его и развить в целый организм - женщину?
Для ответа на это нужно рассмотреть механизм определения пола у человека. Наследственное вещество - ДНК - находится в хромосомах, заключенных в ядрах клеток. Все клетки тела (кроме эритроцитов, вообще не имеющих ядер) содержат 23 пары хромосом. Одна из пар - это хромосомы, определяющие различие между мужским и женским полом. У женщин - это две одинаковые хромосомы, которые получили название Х-хромосом, а у мужчин половые хромосомы разные. Одна из них - такая же, как у женщин - X, а вторая, имеющаяся только у мужчин, названа Y-хромосомой. Таким образом, пара половых хромосом в клетках тела мужчин - ХY, а женщин - XX.
В половых клетках и мужчин, и женщин количество хромосом вдвое меньше, чем в клетках тела. Поэтому все женские половые клетки (яйцеклетки) одинаковы и несут только Х-хромосому, а мужские (спермии) бывают двух типов - с Х- и Y-хромосомами. Если при оплодотворении яйцеклетка соединится со спермием с Х-хромосомой, зачата женщина, со спермием с Y-хромосомой - мужчина.
Превращение зародыша в мужчину определяется единственным геном, который находится в Y-хромосоме. Этот ген, получивший название ZFY, в определенный момент развития включает каскад биохимических процессов, приводящий к появлению мужских половых признаков. В отсутствие этого гена мужские половые структуры не развиваются. Из зародыша образуется женщина.
Таким образом, у мужчины в клетках, из которых состоят органы тела, есть и мужское, и женское начала, а у женщины - только женское. Поэтому вне обычного полового процесса мужчина принципиально мог бы породить женщину, но женщина мужчину - никогда! Без мужского участия женщина могла бы производить только женщин.
Такое явление в природе известно. Это так называемый партеногенез (девственное размножение) - развитие яйцеклетки без слияния со спермием. Самый яркий пример партеногенеза - существование нескольких видов ящериц, состоящих только из самок, которые плодят только самок. В отличие от других позвоночных, они размножаются, откладывая неоплодотворенные, но жизнеспособные яйца, которые и развиваются в нормальное животное. Все особи такого вида представляют собой клон - абсолютно идентичные генетически организмы, происходящие от одной самки.
Партеногенез возможен и у двуполых организмов. Например, при заражении особым вирусом индюшки несут неоплодотворенные яйца, способные к развитию. А вот мужские половые клетки, содержащие как Х-, так и Y-хромосомы, неспособны к самостоятельному развитию в природных условиях. Важнейшая причина этого - отсутствие в них питательных веществ, которые есть в женских яйцеклетках. Их можно, однако, стимулировать к развитию искусственно - химическими веществами, теплом или холодом.
Более того, современные методы генной инженерии позволяют оперировать с генами половых хромосом, самым разнообразным образом создавая клоны как мужчин, так и женщин. Так что принципиальных запретов на создание женщины из мужской плоти не существует. До сих пор, однако, единственное письменное свидетельство того, что такая операция была проведена, - это свидетельство Торы.
Женщина, созданная из плоти Адама, Хава, "...стала матерью все живущих" (Берешит, 3.20). Эту роль Хавы подчеркивает ее имя, означающее "дающая жизнь", - производное от глагола хая - "жить". Согласно современным представлениям о видообразовании, вид действительно может произойти от нескольких или даже пары особей-основателей. О существовании первой женщины, которая, по-видимому, стала прародительницей всех остальных людей, сообщили в 1987 году американские биологи. Они исследовали гены из ДНК митохондрий внутриклеточных органелл, которые снабжают клетки энергией. Эти гены передаются только по материнской линии и не смешиваются с генами ядерных хромосом. Сравнивая различия в митохондриальной ДНК людей разных рас и популяций, они построили ее эволюционное дерево. Оно и привело их к выводу: все варианты нынешних митохондриальных ДНК происходят от одной, существовавшей около двухсот тысяч лет назад в митохондриях первой на Земле женщины.
Но если была Хава, то должен был быть и Адам. Это предположение тоже блестяще подтвердилось через 8 лет, когда другая группа американских биологов провела аналогичное исследование с частью гена ZFY, который передается только по отцовской линии. Правда, Адам оказался примерно на 70 тысяч лет старше, но это связано, по-видимому, с несколько различными методами расчетов. Главное же - это то, что подтвердили биологи, - первая человеческая пара существовала на самом деле.
Все-таки удивительное совпадение между текстом Торы и биологическими реалиями!

ПЕРВАЯ ЗАПОВЕДЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ СТОРОННЕГО НАБЛЮДАТЕЛЯ

У каждого человека есть какая-то цель в жизни. У одних - это богатство, у других власть, у третьих - духовное совершенствование... Сколько людей - столько (с различными оттенками) и целей. А какова же цель или, может быть, смысл самой жизни? Жизни всех тех, кто когда-либо существовал на Земле?
Вне рамок религиозного подхода ответить на этот вопрос всегда было нелегко. В сущности, для материалистов это стало возможным только после появления и становления теории эволюции. Как же выглядит принятый в настоящее время и наиболее широко распространенный сценарий возникновения и развития жизни?
Представим себе некоего фантастического наблюдателя, изучающего Землю с самого начала ее существования. Феномен жизни он рассматривает как чрезвычайно сложный, но всего лишь один из физико-химических процессов, происходящих на ней. Этот подход, кстати, совпадает с подходом большинства современных исследователей происхождения жизни. Что же видит наш наблюдатель? Земля остывает. На ней растут горы, извергаются вулканы, образуются моря, появляется атмосфера. Неотъемлемая часть этих грандиозных процессов - образование из атомов химических элементов - вначале простых, а затем все более сложных неорганических и органических молекул. И однажды, когда природные условия становятся подходящими для этого, на первобытной Земле появляется молекула, которую мы теперь называем ДНК.
Новая молекула резко отличается от уже существовавших. Главное ее отличие: она устроена так, что способна размножаться - создавать свои копии, которые могут создавать свои копии, которые могут... и т. д. Теоретически - до бесконечности. Эта способность выражена у ДНК настолько ярко, что наблюдатель может даже решить: у новой молекулы, в отличие от остальных, есть цель - непрерывное увеличение количества ДНК.
Но для достижения любой цели необходимы соответствующие средства. В их изобретении и использовании у молекул ДНК нет равных. Вначале, когда в среде, где они впервые появились (по-видимому, это был первичный океан), находилось достаточно веществ, необходимых для копирования (размножения), эти средства были сравнительно простыми. Важную роль среди них играли несложные конструкции - оболочки, построенные из других молекул (прежде всего, белков). Основной функцией оболочек была защита ДНК от разрушения.
А с какого-то момента времени эти оболочки стали помогать ДНК захватывать вещества, необходимые для ее копирования, защиты и поиска пищи.
Но копирование не может быть абсолютно точным. Не существует сейчас, и не было на заре жизни механизма, который в течение длительного времени мог бы создавать абсолютно идентичные копии ДНК. Не поддающееся учету число причин обязательно в какой-то момент времени приводит к ошибке копирования. Именно эти ошибки, которые мы называем мутациями, создают разнообразные варианты ДНК и делают возможной эволюцию.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.