На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

К 45-ЛЕТИЮ СО ДНЯ КОНЧИНЫ

ХУДОЖНИК МОИСЕЙ МУЦЕЛЬМАХЕР


"Необходимо возвратить, пробудить интерес зрителя и художников к творческому наследию, столь несправедливо забытому".
Д.М. Фрумина о М.Д. Муцельмахере в книге "Мои воспоминания" (Одесса, 2005 г.).

Была Любовь, которая вначале натолкнулась на "квартирный вопрос", затем — на Великую Отечественную войну. В итоге прошли годы, и чувство со стороны Женщины ушло. И когда Он после войны приехал к Ней в Москву, Она сказала "нет". После этого прошло шесть лет, и Она вернулась в Одессу. Встретив довоенного знакомого, который и тогда, и теперь оказывал ей знаки внимания, Она вышла за него замуж. Ей — 38, он на 10 лет старше. После свадьбы они прожили вместе 43 года. Прожили счастливо, хотя Б-г детей им не дал. Но речь будет не о них, а о Нем, кому сказали "нет" и кто так и не женился после этого…

Около десяти лет тому назад я познакомился с выдающимся одесским художником — Диной Михайловной Фруминой. Она рассказала мне о своем учителе, а затем и коллеге по Одесскому художественному училищу — Моисее Давидовиче Муцельмахере (23.10.1900, Одесса — 8.07.1961, Одесса). Показала несколько этюдов, которые хранились у нее. Познакомила с академиком Борисом Адольфовичем Минкусом, у которого также были этюды М.Д. Муцельмахера, а когда вдова ее брата уезжала на ПМЖ в Германию, поехала со мной к ней на поселок Котовского (это в свои 85 лет!), чтобы две прекрасные "марины" Моисея Муцельмахера остались в Одессе.
Вот что рассказала мне Дина Михайловна.
В семье родителей Моисея Давидовича было четверо детей. Старший — Илья — получил специальность бухгалтера, работал в Госбанке (на Ришельевской), был женат на дочери генерала царской армии ("очень красивой", как отметила Дина Михайловна). Умер Илья в пятидесятые годы.
Моисей был вторым ребенком. Третьим была Анна. Как и старший брат, она работала бухгалтером. Однажды, после конфликта на работе, она ушла и больше на работу не возвращалась. В молодости вышла замуж, но вскоре разошлась и вернулась к матери и сестре.
Младшая сестра Клара была инвалидом (от рождения).
"Отец, — пишет в автобиографии М.Д. Муцельмахер, — был служащим". Он уехал в Америку (еще до первой мировой войны), обещая, как только устроится, вызвать семью к себе, но больше вестей о нем не было.
Мать шила и этим содержала семью. Жили они на улице Базарной, 2, в квартире номер 31.
В 1915-м Моисей Муцельмахер окончил Одесское второе высшее-начальное училище, после чего поступил в Одесское художественное училище, в мастерскую художника Т.Я. Дворникова (1862 — 1922), ученика К.К. Костанди, а через три года перешел в мастерскую художника Т.Б. Фраермана (1883 — 1957), который только вернулся после 15-летнего пребывания во Франции. В это время училище было реорганизовано в высшее художественное, а затем — в художественный институт.
Из "Автобиографии" мы узнаем, что М.Д. Муцельмахер одновременно с учебой работал художником в плакатных мастерских Наробраза и политуправления окрвоенкомата, в 1921 — 1922 г. г. преподавал рисование в 63-й трудовой школе Одессы.
В конце 1924 г. был допущен к дипломной работе в Одесском политехникуме изобразительных искусств (ОПИИ), организованном на базе училища. Не окончив ОПИИ, в декабре 1924 г. Моисей Давидович уехал в Москву, где работал художником-иллюстратором книг и журналов в издательствах "ОГИЗ — Молодая гвардия", "Красная газета", "Школа и книга", "Московский рабочий" и др. Одновременно занимался на курсах художников-иллюстраторов.
В 1928 г. он поступил на второй курс полиграфического факультета Московского высшего художественно-технического института, одновременно работая в издательствах.
Учился в мастерской выдающегося мастера станковой и книжной графики В.А. Фаворского (1886 — 1964). В 1931 г. окончил институт со званием "художник книги" и вернулся в Одессу, где начинает преподавать рисунок и графику в Одесском художественном институте (ОХИ).
После реорганизации института в училище М.Д. Муцельмахер по-прежнему работал преподавателем рисунка и живописи.
С 1937 г. участвовал в областных и республиканских художественных выставках, а также — в 1938 г. — во Всесоюзной выставке молодых художников.
С созданием в 1938 г. Союза советских художников Украины (ССХУ) он был избран председателем областного (одесского) правления ССХУ.
В апреле 1941 г. в Одесской художественной галерее (на ул. Короленко, ныне Софиевской) состоялась персональная выставка двух одесских художников — Аристарха Кобцева (представил 26 произведений 1921 — 1940 г. г.) и Моисея Муцельмахера (показал 42 картины 1934 — 1940 г. г.).
М. Котляр во вступительной статье каталога выставки отмечает: "Творчество М. Муцельмахера находит самое разнообразное проявление: здесь и пейзаж, и портрет, этюды и эскизы; наряду с живописью представлены все рисунки". К великому сожалению, все довоенные произведения М.Д. Муцельмахера погибли. В каталоге приведены три черно-белые репродукции его картин. Одну из них покажем читателю.
В июле 1941-го М.Д. Муцельмахер вместе с матерью и сестрами эвакуировался в г. Маркс Саратовской области, где преподавал рисование и черчение в школе-десятилетке. В марте 1942 года был призван в Красную Армию. С мая 1942-го и до конца войны был на передовой. Участвовал в боях на 1-м Белорусском фронте. Сержант М.Д. Муцельмахер был командиром минометного расчета. С боями прошел Польшу и Германию. В августе 1943 г. награжден медалью "За боевые заслуги", в октябре 1944-го — орденом Красной Звезды. И, конечно, медалью "За победу над Германией". В октябре 1945 г. демобилизовался и вернулся в Одессу. С тех пор и до самой смерти преподавал рисунок и живопись в училище. С марта 1946-го по 1952 г. был ответственным секретарем правления одесской областной организации ССХУ.
В анкете 1946 г., которая хранится в архиве Союза художников, Моисей Давидович сообщает, что мастерской у него нет, а жилплощадью обладает в 32 квадратных метра (вместе с двумя сестрами; мать умерла в эвакуации, — А. Ч.). Основное произведение — картина "Оркестр школы им. Столярского" — была создана в 1939 г. (погибла во время оккупации Одессы).
Сейчас любопытно ознакомиться со справкой на М.Д. Муцельмахера, которая представлялась на утверждение в ЦК КП(б)У для работы в училище. В ней, между прочим, отмечалось, что М.Д. Муцельмахер "не принимал участия в оппозициях, не колебался, партвзысканий не имел" (стал членом партии на фронте в 1942 г., — А. Ч.). Сколь страшное время характеризует документ!
В 1948 г. М.Д. Муцельмахер создает картину "В порту" (размер 1,65 х 1,30 метра), а на следующий год — картину "Григорий Иванович Котовский" (2,2 х 2,5 метра). Кроме того, им были созданы картины "Бригада грузчика Болгарова", "Портовики", "Вступление бригады Котовского в Одессу 7 февраля 1920 г.", "Бой красногвардейцев с гайдамаками у Одесского вокзала". Однако преобладающими в творчестве Моисея Давидовича были этюды с натуры, в которых отражены непосредственность живого восприятия природы, образность выражения, тонкость вкуса и большое мастерство. Большинство этюдов становятся завершенными произведениями пейзажной живописи. Художника привлекали окраины родного города. Часто изображал своеобразную красоту природы юга Украины.
Живопись Моисея Давидовича построена на тонких живописных отношениях, лишена ярких, эффектных красок. Состояние природы передается проникновенно и разнообразно. Мотивом, занимающим значительное место в творчестве Моисея Давидовича, является море с его широкой далью, разнообразием и изменчивостью цвета.
Помимо преподавания в училище М.Д. Муцельмахер сотрудничал с Торговой палатой, создавая торговые марки, а также исполнял заказы Художественного фонда. В 1950 г. в Одессе вышла книжка А. Батрова "Твой друг Хозе" с иллюстрациями М.Д. Муцельмахера. Через пять лет в Киеве к 100-летию обороны Одессы в Крымской войне издана книга Сибагина (псевдоним Габиса, — А. Ч.) "Прапорщик Щеголев", которую также оформил Моисей Давидович.
По моей просьбе одесский художник Моисей Соломонович Черешня написал несколько страниц воспоминаний о своем учителе. Приведу выдержки из его воспоминаний: "Мое знакомство с Муцельмахером относится к 1956 году (…) Меня встретил человек небольшого роста, с внимательным, острым взглядом. Посмотрев мои опусы, он согласился давать мне уроки. Я приходил к нему по воскресеньям рисовать и писать (…) Правил обычно линией, не признавал тушевки, которой увлекались в училище, говорил, что линией можно все выразить, показывал рисунки Гольбейна, японцев, Александра Иванова и даже опального тогда Матисса. Поправлял с толком, рисунок сразу преображался, и все это мягко, ненавязчиво (…)
Иногда показывал свои этюды, которых было множество. Они лежали стопками на полу. Очень хороши были морские этюды, виды с балкона, этюды, писанные в Ботаническом саду университета, куда он любил ходить. Все это мягко, лирично, экономно в смысле средств и очень художественно (…)
Из русской школы любил Александра Иванова и особенно — Врубеля, ретроспективная выставка которого как раз в то время открылась в Киеве. Он специально поехал на эту выставку и несколько дней, не отрываясь, смотрел работы этого большого мастера (…)
Любил строгость и ограниченность палитры. Ставил в пример Франса Гальса, который белилами, черной, желтой и красной охрами достигал чуда колорита. По выходным посещал музеи. На Софиевской восхищался маленькими работами Похитонова, на Пушкинской — малыми голландцами. Был всегда опрятен, кисти и палитра ухожены. Учил, что от работы, как и от еды, надо отрываться с легким чувством голода, иначе на следующий день будет трудно работать (…)
В своем деле был знающ и мудр, и в сочетании с жертвенностью, мягкостью и интеллигентностью создавался образ по-настоящему достойного художника и человека. Любил студентов, к преподаванию и вообще ко всему, что ни делал, относился очень ответственно.
Конечно, ему, учившемуся у Дворникова и Фаворского и сохранившему высокие художественные критерии, было трудно в те годы (…)
Нужно было содержать себя и сестер и выполнять множество заказов, что художники обычно называют "халтурой". Но он к этому так не относился. Всё старался сделать хорошо, никогда не опускался до "халтуры". Надо сказать, что мы все, опьяненные "оттепелью" и молодостью, тогда заражались более радикальной живописью. Но вот прошло время, я уже старше своего преподавателя, и его работы, сохранившееся в частных коллекциях и в музеях, радуют высоким художественным качеством".
В жаркий июльский день 1961 г., когда Моисей Давидович был со студентами на этюдной практике на Ланжероне, с ним случился инсульт. Через три дня он скончался.
Через шесть лет после смерти художника в выставочном салоне Союза художников (ул. Торговая, 2) была организована персональная выставка, на которой было представлено более 200 работ. Также был издан каталог выставки (тиражом 500 экземпляров). Автор вступительной статьи А.Н. Шистер писал: "М.Д. Муцельмахер был очень скромным, в высшей степени честным и требовательным к себе человеком, тонким художником".
16 сентября 1967 г. газета "Знамя коммунизма" опубликовала рецензию на эту выставку ученика Моисея Давидовича — В.В. Криштопенко. Он пишет, в частности: "Наиболее полно раскрылся талант Моисея Давидовича в живописных работах. Его автопортреты — это законченные произведения большого искусства, хотя их размер совсем невелик. В этих портретах (…) точный рисунок, великолепно проработанная светотень и тонкий сдержанный колорит.
Своеобразны натюрморты. Как правило, они состоят из двух — трех самых обыкновенных предметов. Живопи-сная среда, в которой находятся предметы, светотень, взаимосвязь настолько точны, что нетрудно определить время дня и даже состояние природы".
В заключение Криштопенко пишет: "Выставка произведений М.Д. Муцельмахера — это пример высокого мастерства, глубины мысли и чувства, большой художественной правды".
Однако имя М.Д. Муцельмахера забылось. В 1997 г. в Киеве вышел справочник "Митці України", где о Моисее Давидовиче — ни слова.
Сейчас этюды М.Д. Муцельмахера, принадлежавшие Д.М. Фруминой и Б.А. Минкусу, подарены Музею истории евреев Одессы. Картины М.Д. Муцельмахера есть в Одесских художественном и краеведческом и Харьковском художественном музеях.
Хорошо бы отметить 25-летнее преподавание М.Д. Муцельмахера в Одесском художественном институте, училище мемориальной доской.
Да, а кого же любил Моисей Давидович Муцельмахер? Это его студентка по Одесскому художественному институту Раиса Эммануиловна Нудельман, которая в 1952 году вышла замуж за Б.А. Минкуса.
А кого изобразил художник на довоенном этюде? Думаю, что ее. В подтверждение этому привожу набросок Раисы Эммануиловны работы Д.М. Фруминой, созданный тогда же.

Александр ЧАЦКИЙ.

Сердечно благодарю Сергея Зеноновича Лущика за предоставленную возможность ознакомиться с каталогом выставки 1941 г., который вышел тиражом 200 экземпляров и отсутствует в публичной библиотеке им. М. Горького, и за разрешение репродуцировать произведение М.Д. Муцельмахера из этого каталога.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.