На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

НЕДЕЛЬНЫЙ РАЗДЕЛ ТОРЫ

«НЕ СМОГУ НАРУШИТЬ»


С библейским рассказом про Билама знакомы многие (по-русски его имя произносится как Валаам), поэтому нет нужды в пересказе. Напомним только, что выйдя из Египта, евреи долгими переходами шли в сторону Святой земли. Услышал об этом Балак, царь Моава, и испугался. Однако открыто выступать против евреев не стал, поскольку сил у него явно не хватало. Вот и придумал позвать того, кто умеет проклинать, — чтобы сказал заклятие в адрес евреев, и перестала им сопутствовать удача. Дескать, как только этот народ лишится поддержки Всевышнего, тогда и соберем против него войско.
В задумке Балака была своя логика: раз евреи сильны духовно (недавно получили Тору), — в первую очередь надо нанести по ним удар тоже в области духа (проклясть).
В результате, впрочем, ничего не получилось: приглашенный "специалист по проклятиям", пророк Билам, не только не сказал ни одного дурного слова в адрес потомков Авраама, Ицхака и Яакова, но наоборот — произнес благословение. То самое, которым теперь принято украшать синагоги: "Как прекрасны твои шатры, Яаков, твои жилища, Израиль! Словно ручьи растекаются они, будто сады у реки", — и далее в том же поэтическом стиле.
Но стоит обратить внимание на один нестандартный момент, уж очень он поучителен. Дело в том, что Билам сначала не соглашался идти проклинать евреев. Прибыли к пророку-злодею послы от моавского царя, а он им говорит (посмотрите в книге Бемидбар, гл. 22): "Даже если посулит мне Балак (ваш царь) полный дом серебра и золота, не смогу нарушить слова Всевышнего". То есть если Творец мира не захочет их проклясть, то заранее вас предупреждаю, что и я, увы, ничего не смогу сделать.
Теперь вопрос: почему человека, который не желает нарушить запрет Всевышнего, мы называем злодеем? Ведь ясно же сказал: даже если заполните мой дом по самую крышу драгоценным металлом, не осмелюсь пойти против постановления Создателя, Который четко приказал мне: "Не иди с ними, не проклинай этот народ, ибо он благословен". Разве не слышим мы в этом отказе ответ праведника, твердого в своей вере?
Пишет раби Яаков Найман, руководитель ешивы в израильском городе Петах-Тиква (умер в 1983 году), что из слов Билама мы можем выучить, каков настоящий уровень, на котором стоит праведник. Или, если хотите, что такое праведность и как ее распознать в других людях. Для этого требуется только одно — посмотреть внимательней на фразу Билама. Все ли в ней в порядке?
Свой анализ рав Найман строит на замечании знаменитого раби Симхи Зиселя Зива из литовского города Келем (1824-1898). Что сказал Билам? Он сказал: не могу. Другими словами, хочу, очень хочу, как хотел бы в том случае, если б мне предложили целый дом серебра и золота. Но не могу. Поверьте, сам расстроен — однако не в моих силах перечить воле Всевышнего. Примите соболезнования, я остаюсь дома, ибо наперед знаю, что из затеи вашего царя ничего не выйдет.
Так и получилось. Ничего из затеи не вышло, хотя Билам, в конце концов, взялся выполнить задание. Кстати, почему взялся? Потому что надеялся, что Всевышний отменит Свое решение. Заранее предвидел, что ничего Всевышний не отменит, но уж больно сильным было желание получить награду. Можно сказать, "уломал" Всевышнего разрешить ему пойти. Да вот только не "уломал", чтобы разрешил проклясть. Ужасно обидно.
Сказали мудрецы: той дорогой, которой хочет идти человек, его ведут Небеса. (Это великие слова. Подчеркните их цветными чернилами, а саму статью вырежьте и оставьте себе на память.) Объясняем: каждый сам выбирает себе путь. Желаешь быть злодеем — пожалуйста, дорога открыта, Небеса мешать не станут. Собираешься стать праведником — вот тебе помощь свыше.
Настоящий уровень, на котором стоит праведность, — это когда человек руководствуется не своими желаниями и страстями, а тем, что хочет от него Тора. Ее желания он делает своими. (Вы не забыли? Аксиома нашей рубрики: Всевышний существует и, безусловно, желает человеку только добра. Дабы полностью реализовался его потенциал. Без этой аксиомы, как мы уже писали раньше, не удастся познакомиться с духовным наследством еврейского народа. Подробнее читайте в нашем цикле статей о праотце Аврааме.)
Далее рав Найман приводит слова, услышанные им из уст его учителя, руководителя ешивы в Ломже, раби Моше Розенштейна (убит немцами в 1943 году). Рассказывается в Первой книге Мелахим (Царей), во второй ее главе, что перед кончиной царь Давид призвал к себе сына Шломо и после совета во всем держаться Торы и ее законов добавил: "Ты же знаешь, что сделал мне Йоав бен Цруя (старый гонитель Давида), что совершил он с обоими полководцами Израиля, Авнером бен Нер и Амасой бен Йетер, как он их убил... Поступи мудро и не дай сойти его седине мирно в преисподнюю... А еще Шими бен Гера... который страшно меня проклинал, когда я направлялся в Маханаим... Обещал я, что не умерщвлю его мечом. Но ты не оставь его ненаказанным".
Как видим, у царя Давида было несколько серьезных врагов и ненавистников. Укрепив свою власть, он их не наказал при жизни, хотя Тора прямо вменяет в обязанность еврейскому правителю жестоко карать всех, кто поднял руку на царя. В достоинстве помазанника Тора видит достоинство еврейской веры, которая держится, ко всему прочему, и усилиями царской власти. Давид их не покарал, но преступлений, ими совершенных, тоже не забыл. И теперь в последний день жизни дает наказ преемнику и наследнику совершить над ними тяжелый суд.
В природе человека — поступать прямо противоположным образом. Пока живет, он горяч и все боли воспринимает близко к сердцу. Но когда состарится и лежит на смертном одре, его сердце наполняется спокойствием и готово простить все прошлые обиды. Почему же Давид ведет себя иначе? Пока жил — прощал; настало время уходить в мир иной — взывает к мщению.
Давид хотел, чтобы его поступки не зависели от внутренних желаний, импульсов страсти и личной заинтересованности. Поэтому, пока был жив и здоров, не трогал Шими, — ибо опасался, что движет им обычное инстинктивное чувство мести за причиненные обиды, а не продуманное и сознательное выполнение того, что возлагается на царя еврейским законом. Боялся совершить что-нибудь не "ради Небес", а ради себя самого. И только умирая, переложил на сына, которому завещал трон, обязанность рассчитаться с обидчиками Торы.
С обидчиками достоинства еврейского царя, выполняющего заповеди Всевышнего.
Так поступают праведники — убирают свое желание, отстраняются от своего я, выключают собственный эгоизм. И выполняют желание Творца мира.
Многим из пожилых русскоязычных евреев, выросших в обстановке тотального атеизма, это положение кажется самым странным. Что значит выключить свои желания? Что тогда останется?
Без веры в Того, Кто создал наш мир, здесь не обойтись. Если нет у мира Хозяина, то остается во всем руководствоваться лишь своими интересами и соображениями (пусть даже и скорректированными нуждой общества на данный момент). Но если Всевышний все-таки существует? Тогда какова цена нашим личным соображениям в общей картине мира, которым Он управляет?
Злодей Билам держался за свое желание до самого конца. Он уже и Всевышнего уговорил разрешить ему пойти к Балаку. Уже и жертвы вознес, и рот раскрыл. Но вышло благословение вместо проклятия. Знал ведь, что ничего не получится, а все-таки пытался снова и снова... "Не смогу нарушить слова Всевышнего". Не сказал — "не хочу". Хотел, но не смог.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.