На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

«СЧАСТЛИВ ТОТ, КТО ИДЕТ МИМО ГОРЯ И ЗАБОТ…»


Мария ГУДЫМА "Тиква"

Король венского вальса и крупнейший представитель венской классической оперетты, Иоганн Штраус написал за свою долгую жизнь шестнадцать оперетт, но одну из них принято считать самой лучшей… "Жемчужина венской опереточной короны", "оперетта из оперетт" — так называли "Летучую мышь"… Выдающийся немецкий пианист и дирижер девятнадцатого века Ганс фон Бюлов считал эту оперетту таким же классическим произведением, как и "Кольцо нибелунга" Вагнера. "Летучая мышь" была создана в порыве вдохновения всего за сорок два дня (другая версия — за сорок три ночи, да еще и не без композиторской помощи одного из авторов либретто, Рихарда Жене), и вошла в историю жанра как один из крупнейших его шедевров.

Зато в день премьеры, 5 апреля 1874 года, она была встречена отнюдь не восторженно. Знаменитый австрийский музыкальный критик Эдуард Ганслик заявил, что это "попурри из вальсовых и полечных мотивов", притом либретто "плохого качества" (между прочим, в его основу положены реальные события, имевшие место в Париже), а "мелодическое изобретение уже не бьет столь щедрым ключом". Прозвучали упреки в адрес хористов — дескать, носят фраки недостаточно элегантно.
В итоге директор "Театра ан дер Вин" Максимилиан Штайнер решил прервать представления. Затем неохотно их возобновил. За два года оперетта выдержала сто спектаклей, что в то время считалось провальной цифрой (к слову, и сегодня подобная постановка должна пройти четыреста раз при аншлагах, чтобы окупить себя). Впрочем, неуспех объясняют также нерасположенностью венцев к посещению театров в конкретный исторический период — после биржевого краха 1873 года венские буржуа разорялись пачками… Так что еще в период написания "Летучей мыши" ее герои, очаровательные безобидные бездельники, стали чем-то вроде сказочных персонажей. Театр не поспевал за меняющейся жизнью, предлагая в качестве утешения чарующие мелодии вроде арии Альфреда с рефреном "Счастлив тот, кто идет мимо горя и забот, счастлив тот, кто идет с улыбкою вперед".
Прошло двадцать лет, и Густав Малер осуществил блестящую постановку "Летучей мыши" в Гамбурге. Тогда и началась история головокружительного успеха этой оперетты, длящаяся и по сей день. Сегодня "Летучая мышь" — это касса! Она идет почти во всех музыкальных театрах Европы и России, причем предпочтение отдается авторской редакции партитуры и первоначальному либретто. И замечательно, что к новому сценическому прочтению знаменитого сочинения Штрауса Одесский театр музыкальной комедии имени Михаила Водяного подошел весьма ответственно.

"ЛЕТУЧАЯ ЧУШЬ", "СОБАЧЬЯ МЫШЬ"…

Так изгалялся по поводу либретто "Летучей мыши" уже в двадцатом столетии великий скептик и острослов Юлиан Тувим. На самом деле это либретто совсем не так уж плохо. Стоит еще раз напомнить, что в его основу положен реальный случай, а действительность порой кажется неправдоподобнее вымысла. История о том, как светский лев на маскараде не узнал собственную супругу под маской и принялся за ней ухаживать, трогательна и поучительна. Иногда мы не ценим того, что имеем, только по причине отсутствия воображения, желания украшать будни, относиться к каждому прожитому дню с восторгом. Главных героев здесь двое: Генрих фон Айзенштайн и его жена Розалинда.
В сценической практике образ Розалинды трактуется двояко. Иногда как наивное существо, принимающее на веру все мистификации своего супруга Генриха Айзенштайна. Иногда — как умный, находчивый и энергичный человек, концентрирующий в своих руках все нити интриги (например, в известном телефильме режиссера Яна Фрида). В одесской постановке найдена золотая середина между этими двумя крайностями трактовок, образ в меру наивен и в меру предприимчив.
Розалинда, придя на бал к князю Орловскому в венгерском национальном костюме, исполняет блестящий вставной вокальный номер — "Чардаш", написанный композитором в форме одноименного народного танца. До Штрауса этот танец вывели на широкую мировую арену Ференц Лист и Франц Зуппе, позднее в опереттах Кальмана и Легара чардаш завоевал лидирующее положение. Авторы спектакля не отказали себе в удовольствии все же нарядить Розалинду в костюм Летучей мыши (кстати, элегантнейшее произведение Елены Лесниковой), как это принято в отечественных постановках, и при ее появлении на балу просто делается заявление о том, что она — венгерская графиня, и поэтому споет чардаш.
Местом действия "Летучей мыши" избран "курорт к югу от Вены", историки жанра не сомневаются, что это намек на Баден. Именно там затевались маскарады с участием знати, в том числе российской (отсюда князь Орловский), давались опереточные спектакли. Заслуженный художник Украины Станислав Зайцев фантазирует на заданную тему очень убедительно — в центре сцена-раковина, по краям передвигающиеся вертикально площадки в виде воздушных шаров с корзинами, веселостью стиля отвечающие старому доброму "бидермайеру" штраусовских времен. С помощью этих шаров герои появляются и покидают сцену, а также занимают эффектные места для пения в ансамблях. Можно посетовать, что костюм горничной Адели в сцене маскарада чересчур современный, но в целом зримый облик спектакля приятно радует хорошим вкусом, изобретательностью.
Но вернемся к либретто. Меньше всего в сценической редакции Вахтанга Чхаидзе (он же режиссер-постановщик) от русского либретто Михаила Вольпина и Николая Эрдмана. Никакой тебе привычной "собаки Шульца, которую звали Эммой", правда, сохранен термин "камерное пение" в сцене в тюрьме. Более всего — от первоначального либретто Рихарда Жене и Карла Хаффнера (оно, в свою очередь, являлось немецким вариантом сочинения французов Анри Мельяка и Людовика Галеви, которое не пришлось ко двору в Вене). Мотив мести Фалька (она получается доброй, не насмешкой, а шуткой по отношению к главным героям), выставленного на посмешище Айзенштайном в костюме Летучей мыши — как раз оттуда.
Таким образом, в одесской постановке оказывается два персонажа в "летучемышиных" костюмах, да еще и балет летучих мышей (балетмейстер Павел Ивлюшкин, в отличие от многих других современных постановщиков танцев в этой оперетте, не злоупотребляет вставной хореографией, все происходит естественно, органично). Как выяснилось, "Летучую мышь" летучими же мышами не испортишь!

"МАРКИЗ, ВЫ ВЫЗВАЛИ У ВСЕХ НЕДОУМЕНИЕ И СМЕХ…"

Одесская версия очень смешная по духу, но не в музыкальном плане. Тут как раз все серьезно и добротно. Дирижер-постановщик Аркадий Певцов выдерживает нужные темпы от начала и до конца, сохраняет необходимый баланс между оркестровыми группами. В качестве солистов выступают певцы с крепкой оперной подготовкой, великолепными голосами, например, Ирина Ковальская и Юлия Панченко (Розалинда), Алина Перетятько (Адель), Валерий Регрут и Дмитрий Михеев (Альфред), Владимир Муращенко (Фальк). Очень достойно на таком фоне звучит и партия Генриха, исполняемая заслуженным артистом Украины Сергеем Лукашенко — вот ведь не консерваторию оканчивал в свое время артист, а ЛГИТМИК, но поет наравне с остальными. А как обаятельно спешит в тюрьму, "в знак протеста" нарядившись в костюм Бабочки (скорее, Ночного мотылька), уместный только на маскараде, куда, собственно, и направляется…
Заслуженная артистка Аурика Ахметова в роли князя Орловского (не удивляйтесь, в первоначальном либретто так и было, невеста Альфреда просто до поры носит маскарадный костюм) также демонстрирует прекрасный вокал. Начальник тюрьмы (он же директор театра) Франк в исполнении заслуженного артиста Юрия Осипова ни в чем не уступает вышеперечисленным певцам.
Ну, а комические роли второго плана, не требующие вокальных излишеств и сложностей, стали удачами Руслана Рудного (адвокат Блинд), заслуженного артиста Николая Завгороднего (пристав Фрош). Водят по сцене смешной допотопный кабриолет вовсе без пения и почти без реплик Сергей Богаченко и Влад Кутуев, однако зал веселится всякий раз, когда водитель толкает машину, помогает ей тростью, издает гудки, предлагающие посторониться перед черепашьим ходом…
А еще хороши "маски" — арлекины и коломбины, помогающие действию, подающие несложные реплики, а также реквизит главным героям, уносящие со сцены манто и привносящие карнавальный колорит даже в бытовые эпизоды, происходящие в доме Айзенштайна, где никакого маскарада вроде бы не предполагается. Артисты Наталья Головацкая, Татьяна Желева, Иван Королько, Флорианна Ревуцкая и другие в таких "служебных" ролях раскрываются очень интересно, и публика следит за ними порой не менее внимательно, чем за Генрихом и Розалиндой. И хотя по длительности спектакль вовсе не мал, зрители смотрят и слушают его с удовольствием от первой до последней ноты. Все говорит о том, что "Летучая мышь" должна стать для нашей музкомедии спектаклем счастливым, имеющим долгую судьбу и знаменующим качественно новый этап жизни театра. Как хочется, чтобы эти предположения стали реальностью!

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.