На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

101 ВОПРОС ОБ ОДЕССЕ

Какой дом построил для себя архитектор Фраполли?


Олег ГУБАРЬ "Тиква"

Речь пойдет не о покойной арт-галерее "Дом Фраполли" на углу Греческой улицы и Александровского проспекта, хотя и она вполне могла претендовать на это название, ибо на ее месте когда-то находилось творение знаменитого зодчего. Мы будем говорить о доме по улице Дерибасовской, № 13. Прежде одесситы именовали его "Военной книгой" — по располагавшемуся здесь продолжительное время магазину. Теперь же старинное сооружение обычно величают "Ирландским пабом" — по одному из самых популярных в городе увеселительных заведений. Биография этого дома довольно любопытна и изобилует именами и фирмами, оставившими отчетливый след в истории.

...Застройка Дерибасовской началась еще в младенчестве Одессы. Так, уже в 1796 году был построен смежный с нашим дом крупного греческого негоцианта Григория Врето на углу будущих Дерибасовской и Екатерининской. Дом этот, под № 15, в исправности простоял до середины 1960-х, когда был демонтирован, и на его месте возвели в 1967-м ресторан "Юбилейный", впоследствии переименованный в "Братиславу". Во второй половине 1790-х в этом районе выросли дома Волконского, Кленова, Железцова, Портнова, Феликса Дерибаса и др. Средняя же часть нечетной стороны улицы в квартале между Ришельевской и Екатерининской оставалась незастроенной в продолжение примерно десятилетия.
Строительство многих из ранних зданий и сооружений города связано с именем замечательного архитектора Франца Фраполли. В частности, по его проектам и под его личным надзором родились дом Феликса Дерибаса (впоследствии магазин "Медкнига", а ныне японский ресторан) по улице Дерибасовской, № 24, ряд частных домостроений, комплексы Нового и Греческого базаров (в том числе и дом с пропилеями, на месте которого теперь "сталинка", где не так давно помещалась помянутая галерея "Дом Фраполли"), Городской театр, Городская больница, суконная фабрика на Среднем Фонтане. Он участвовал в сооружении порта и множества других объектов.
В 1804 году Франц Фраполли был назначен городским архитектором. А в феврале того же года завершил постройку собственного дома на 71-м участке девятого квартала так называемого Военного форштадта. То есть по нынешней улице Дерибасовской, № 13. В этом доме он и прожил до самой кончины, последовавшей в 1817 году. И вот тут-то получилась занятная хронографическая накладка. Как установил видный историк градостроительства Одессы В.А. Чарнецкий, вдова Фраполли Мария-Аделаида, урожденная Мартынова, одиннадцать лет спустя, в 1828 году, финансировала постройку на месте своего прежнего дома нового, двухэтажного. И именно этот дом сохранился по сию пору и недавно был реконструирован под гостиницу с достройкой этажа.
Но самое главное заключается не в этом: дом, о котором мы говорим, построен по проекту другого знаменитого архитектора, и тоже Франца, а именно Франца Карловича Боффо. Долгие годы здание это принадлежало Марии Фраполли и было одним из лучших в Одессе. Из материалов фонда Одесского строительного комитета Государственного архива Одесской области видно, что когда Боффо приступал к перестройке старого дома Фраполли, возникли недоразумения, связанные с размерами участка. Пришлось производить замеры и согласовывать реальные домостроения на всем квартале с плановыми: владельческие документы всех домовладельцев квартала выправили. В имеющейся в моем распоряжении росписи для сбора налога с домовладельцев на 1848 год новый дом Фраполли оценен в 23010 рублей. То есть примерно во столько же, во сколько самые роскошные дома на Дерибасовской — купцов Крамарева и Жульена. Впоследствии (1860-е годы) дом Фраполли унаследовала дочь архитектора, Виктория Францевна, в замужестве Марини.
О ее супруге Павле Яковлевиче Марини я уже рассказывал читателям, как и об ее собственных Б-гоугодных делах.
В начале третьей четверти XIX века дом все еще принадлежал семейству Марини, а далее, вплоть до самой революции, — Сепичам: сначала Карлу Францевичу, одному из руководителей местного Австро-Венгерского благотворительного общества, а затем его сыну, Григорию Карловичу. Начиная еще с воронцовских времен, дом Фраполли сделался подлинно элитарным торговым центром Южной Пальмиры. Центр этот вплоть до самой революции специализировался, в основном, на двух видах бизнеса — ювелирном и фотографическом (хотя в первые десятилетия существования упор делался преимущественно на виноторговлю). Ювелирный берет начало от промышлявшего здесь еще в 1830-х "французского золотых и серебряных дел мастера Понсона" и так называемого военно-офицерского (как видим, тут прослеживается некая закономерность: военный форштадт, военно-офицерская торговля, "Военная книга") магазина. А занимался этим делом самый авторитетный в отрасли коммерсант — Николай Дмитриевич Токарев, фирма которого существовала с 1838 года. Торговал он форменной одеждой для офицеров и лицеистов — треуголками, мундирами, шпагами и прочим. Не обходилось, понятно, без кокард и иной отличительной атрибутики, каковая изготовлялась исключительно знаменитым тандемом ювелиров Фраже и братьев Бух в Санкт-Петербурге, имевших соответствующую "привилегию". Вот по этой-то причине несколько позднее и прописалось на Дерибасовской, № 13, одесское представительство знаменитой фирмы Фраже.
Здесь располагался фабричный склад изделий из мельхиора и накладного серебра Иосифа Фраже: столовых приборов, блюд, судков, чайных сервизов, самоваров, хлебниц, фруктовниц, подносов, зеркал, а также церковной утвари. В том же доме (тогда уже Сепича) находились и две другие "торговли драгоценными вещами" — Гененберга и Радбиля. А во дворе — лучшая ювелирно-граверная мастерская П.А. Никулина, где изготовляли на заказ изделия из золота и серебра, выполняли серебряно-чеканные и граверно-эмалевые художественные работы.
Другой ведущей коммерческой сферой здесь были фотохудожественные работы. Соседство вовсе не случайное. Дело в том, что ранняя фотография требовала виртуозного искусства ретуширования. А потому многие пионеры дагерротипии — по преимуществу как раз живописцы и граверы. Одним из таких умельцев был выдающийся одесский фотомастер Рудольф Федоровец, настоящая легенда старой Одессы. Работая вместе с не менее известным Александром Хлопониным, они создали лучшие образцы художественной фотографии, особенно портретной. Причем доводкой, элегантным ретушированием, занимался именно Федоровец, женские портреты которого не знали себе равных.
Так вот, салон Федоровца находился на Дерибасовской, № 12, в доме Новикова. А управляющим в нем состоял В. Чеховский — лучший ученик и продолжатель дела своего наставника. Уже в 1880-х аристократическое фотоателье Чеховского помещалось в верхнем этаже дома Сепича. Владелец удостоился высших наград на многих всероссийских и европейских вернисажах, открыл престижный фотографический салон в Москве, на Петровке. Но самой главной своей победой считал гран-при на первой международной фотовыставке в Одессе в 1890 году. Чеховский, безусловно, один из столпов профессионального фотоискусства не только в нашем городе, но и далеко за его пределами.
С известнейшим этим фотосалоном связан презабавный случай. Однажды местная газета сообщила читателям, что у Чеховского запечатлели лихого казака, сидящего верхом на лошади. Конечно, в этом не было бы ничего особенного, — если бы не то, что фотоателье находилось на третьем этаже. И "вещая каурка" поднялась за своим вожатым чуть ли не по винтовой лестнице...
(В скобках заметим, что задолго до Чеховского, еще с 1856 года, в доме Фраполли размещалось фотографическое предприятие Мориса Гешелеса, переместившееся сюда из Кишинева. Кстати говоря, Гешелес занимался и специфическим шоу-бизнесом: демонстрировал так называемые "туманные картины", "панорамы", "волшебные фонари" и прочие оптические фокусы. Он же впервые познакомил одесситов и с самыми мощными тогда микроскопами. Любопытно, что и Гешелес как бы наследовал работавшим в том же доме Фраполли еще с 1839 года известным немецким оптикам Энгелю и Зальцфишу.)
На этом фотографическая часть истории дома не оканчивается. В 1910-е годы преемником Чеховского стал другой видный фотомастер — Яков Белоцерковский, также снискавший всеобщее уважение и увенчанный лаврами на ниве практической фотографии: его снимки, к слову, частенько публиковались в местной иллюстрированной периодике.
Все это вкупе заставляет задуматься: почему бы в ознаменование былых заслуг не оформить нынешнюю гостиницу в стиле ретрофотосалона и не устроить здесь музей фотографии? Одесса вполне заслуживает такого музея, поскольку всегда была инновационным центром в этой области в масштабах всей империи. Вот и получился бы, так сказать, именной дом "Дагерротип", репрезентующий славную страницу нашего совместного прошлого.
В заключение еще несколько значимых деталей. С 1840-х годов в доме Фраполли размещалось виноторговое предприятие Жульена, а с 1850-х — представительство одной из самых авторитетных виноторговых фирм Европы — "Депо вин Л. Дельбоса-старшего из Бордо". Управляющий этим складом Ж. Лабарер (Лабариер) торговал в Одессе и регионе лучшими столовыми напитками, прежде всего, шампанским. Между прочим, здесь же умелый одесский винодел и виноторговец Иван Изнар приобретал бутылки для разлива отечественных шипучих (игристых) вин. Здесь же в середине 1850-х находился один из крупнейших табачных магазинов — Рубо и Итанечека.
В доме Фраполли квартировали и популярные магазины мод: сначала Пьетерс, затем Юбер, а накануне Крымской войны был открыт один из лучших в городе салонов французских мод, основанный парижанкой Викториной Оливье. Тогда же французская белошвейка Саламбье выполняла тут заказы представительниц местного бомонда. Долгие годы здесь находилась и превосходная переплетная мастерская Гезелле, владельца роскошного писчебумажного магазина, просуществовавшего неподалеку около 80 лет подряд (филокартисты отлично знают выпущенную его сыном Густавом Густавовичем Гезелле серию почтовых открыток с видами Одессы). В 1846-1848 годах помещения в доме Фраполли арендовала известная литография Кленова, также оставившая уникальные пейзажи старой Одессы.
В середине 1880-х в доме Сепича (бывшем Фраполли, бывшем Марини) помещалось представительство крупнейшей в мире фирмы по торговле зерновыми продуктами Луи Дрейфуса (Париж). Фирма фактически инвестировала Одессу и весь Юг. Можно вспомнить эпизод, когда Дрейфусы пожертвовали на памятник Пушкину больше, нежели иные местные миллионщики.
Перед первой мировой войной дом Фраполли называли Малым пассажем, поскольку фасадные и дворовые флигели целиком были заняты торговыми помещениями. В справочнике "Курортная Одесса на 1913 год" читаем: "С.-Петербургская скорняжно-меховая мастерская С.П. Стручкова. Одесса, Дерибасовская ул., 13 (Малый пассаж). Телефон № 12-86. Большой выбор горжеток, муфт и всевозможных мехов, а также подкурка и окраска по американской методе".
В разные годы в доме по Дерибасовской, № 13, квартировали известные адвокаты (Ланг, Свечин), медики (знаменитый Э.С. Андреевский — крупный общественный деятель, личный врач семейства Воронцовых, мемуарист, а также хирург Камоэн, акушерка Шефер и др.), инженеры и архитекторы (Ясевич), музыканты (пианист Кестлер, кларнетист Казелли) и т. д. Другими словами, те самые одесситы, которые, как принято говорить, поддерживали огонь, и которые глядят на нас с фотопортретов, снятых Гешелесом, Федоровцем, Чеховским и Белоцерковским в доме № 13 по улице Дерибасовской.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.