На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ОСНОВЫ ИУДАИЗМА

НАШ ПРАОТЕЦ АВРААМ


(Продолжение. Начало в № 620.)

Что касается современников Авраама, то их религиозная практика ограничивалась общением с языческими божествами, которые "были готовы" одарить своих поклонников различными благами, но в обмен на определенного рода услуги. В каждом культовом ритуале была своя "платежная смета": какой-то идол требовал кровавых жертв, какой-то удовлетворялся двумя зернами, брошенными в огонь. Но все они обещали блага взамен на служение им. Сверхъестественная сила, идол, божок, шаман и пр. были не просто заступниками маленького человека, но являлись и получателями, потому что, давая человеку то, что тот просил, тем не менее, стояли на страже собственных интересов.
"Итак, — заключил Авраам, — я человек, созданный Всевышним ради моей пользы". Праотец еврейского народа первым понял, что единый Творец, будучи безграничным, явно хотел одарить человека максимальным благом, что в переводе на современные понятия значит — доставить ему бесконечное наслаждение. Меньшая цель Его не удовлетворит. Он совершенен, а потому хочет дать нам самый бесценный дар.
Скажите, что в вашем представлении является максимальным благом? Предположим, нам его дали, но открыть его мы должны сами. Итак, что нужно сделать, чтобы извлечь максимум наслаждения из своего существования? Мы, евреи, — нация максималистов; на полдороге не останавливаемся, на пол-ответа не согласны. В этом наш народ, очевидно, похож на Авраама, который стремился к бесконечному наслаждению. Но где оно, где его источник?
Авраам ответил и на этот вопрос: это тот самый Источник бесконечной любви и одарения благом, Который нас создал. Он Сам и есть абсолютное и бесконечное Благо, поскольку, не нуждаясь ни в чем, Он не имеет никакого желания получить что-либо для Себя.
Наблюдая за людьми, Авраам мог заметить, что иногда они причиняют зло друг другу — или из-за эгоистического желания получить себе что-либо за счет другого, или по привычке, но причина привычки — все тот же эгоизм. Всевышний же не испытывает нужду ни в чем, в противном случае Он не был бы Всевышним, — поэтому у Него нет никаких мотивов причинять зло Своим созданиям. Более того, Он одарил нас жизнью и всеми благами. Поэтому только о Нем мы можем говорить как об Абсолютном Благе.
Пусть не покажется нам странной попытка судить о бесконечном и непостижимом Творце по отношениям, которые мы наблюдаем между людьми. Авраам был уверен, — а это и есть наша вера, — что Всевышний, желая человеку счастья, дал ему путеводную нить, намек, пример Своего поведения по отношению к созданному Им миру; и пример этот должен быть явным, бесспорным. Где же его искать как не в отношениях между людьми!
Все рассуждения приводили к одному выводу: найти максимальное наслаждение можно, лишь приблизившись к Творцу. Абсолютное благо можно получить только вблизи от Источника блага. Поэтому цель жизни человека была сформулирована Авраамом как приближение к Всевышнему. (Хотя все еще неясно, как этого приближения можно достичь и в чем оно заключается.)
Небольшое отступление. Давайте подумаем, что такое наслаждение. Глядя на людей вокруг себя, Авраам мог убедиться, что стремление к наслаждению — самое сильное качество человека, побуждающее его к поступкам; то, что называется центральной мотивацией его действий. Поиск наслаждений — вот тот стимул, который характерен для всех без исключения представителей человеческого рода. Неистребимое желание удовольствия толкает человека к действию, — подобно тому, как опасение получить страдание и боль является тормозом для действия. Понятно, что все люди на земле отличаются друг от друга. Среди пяти миллиардов людей не найти двух абсолютно одинаковых. Однако всех, даже самых разных людей объединяет одно — желание получить удовольствие. А различие между людьми заключается не в том, что кто-то ищет, а кто-то не ищет удовольствий; различие — в предмете поиска. Ищут все, но разное. Что доставляет нам самое большое наслаждение? Одному — пойманный на удочку карась, другому — покоренная горная вершина, третьему — оказание помощи ближнему.
Жажда удовольствий формирует нашу личность. Место, которое стремление к удовольствиям занимает в жизни человека, не случайно. Создав нас из любви, желая одарить нас максимальным благом, Творец наделил нас могучим стремлением к наслаждению. И это стремление — самая сильная наша черта.
К удовольствию стремятся все — и взрослые, и дети. Но что делать, например, если шестилетний ребенок ужасно любит шоколад, а мама не дает ему больше одного маленького кусочка, да и то после еды, хотя в шкафу у нее несколько плиток? Ребенок хорошо знает, почему мама так делает: дело в том, что она принадлежит к тому подвиду людей, которые называются "родителями", и смысл существования которых заключается в том, чтобы отравлять жизнь детям. Поэтому, когда мама уходит вечером из дома, ребенок объявляет себе: "Человек создан для наслаждений!" — и смело открывает запретный шкаф...
Так происходит с детьми. Повзрослеть — значит понять, что ничего плохого в стремлении к удовольствиям нет, — но только при условии, и это очень важно, что имеешь правильные представления о мире. Однако, если ты выбираешь удовольствия исходя из иллюзорного представления о мире, твой переход от иллюзии к реальности будет очень болезненным. Такое удовольствие кончится болью. Родители хотят, чтобы их дети получали удовольствие, но поскольку их жизненный опыт несколько шире, чем у детей, они стараются их оградить от тех сомнительных наслаждений, которые рано или поздно приводят к боли и разочарованию. Каким способом построить свою жизнь, чтобы извлечь из нее максимум наслаждения, как жить, чтобы достижение маленьких удовольствий не блокировало нашу способность к получению более сильных и глубоких, — все эти вопросы очень непросты. Им стоит посвятить отдельный разговор.
Возвращаемся к Аврааму. Он понял, что наслаждение благом — цель бытия, но при этом надо иметь адекватное представление о мире, о том, что является благом, а что является злом. Искать наслаждение имеет смысл только исходя из действительной реальности, а она такова: мир создан Бесконечным Творцом, для того чтобы одарить нас максимальным благом, заложенным в близости к Нему. С другой стороны, будучи максималистом, как и все евреи, Авраам, стремясь к бесконечному наслаждению, не хотел упустить и ограниченные физические и эмоциональные удовольствия. Посудите сами, если они суть простые формы конечного удовольствия при условии, что стремление к ним не заблокирует нашей способности к бесконечному наслаждению, то почему проходить мимо них? (Скажем так: чтобы приблизиться к Творцу, установить с Ним связь, надо, по крайней мере, жить, а для этого хорошо бы иметь вкус к жизни. В этом и заключается смысл маленьких радостей.)
Близость к Творцу — категория, конечно, не физическая, она из области духовного. В духовном плане близость означает уподобление. Мы говорим о двух людях, что они близки друг к другу, если один из них разделяет взгляды другого, если они любят одно и то же, ненавидят одинаково, — неважно, насколько они похожи физически или далеки друг от друга пространственно. Мы говорим о духовной близости, духовном родстве. Но как может уподобиться Бесконечному и Непостижимому маленький ограниченный человек?
Авраам был уверен, что Всевышний и здесь дает людям путеводную нить (как и с альтруизмом, о котором мы говорили выше). Пусть о Бесконечном Творце мы ничего не знаем, но можно говорить о Его действиях, проявляющихся в нашем мире. Древние философы приводили такой пример: человек сидит в глубокой темной пещере, а у входа ее стоит другой человек, загораживающий свет. Тот, что сидит внутри, не видит того, что стоит у входа, он не знает кто это, но хорошо различает его действия, когда тот, допустим, поднимает руки или опускает их. Просто в пещеру проникает больше света или меньше. Что он может сказать о мире вне пещеры?
Еще один пример, на этот раз более современный: ребенок учится играть в компьютерную игру, правил которой не знает, потому что папа, принеся дискету с игрой из магазина, не может перевести инструкцию с английского. Ребенок нажимает кнопки — сначала наугад, потом более целенаправленно — и смотрит, как реагирует на его действия программа. Для него программа — "черный ящик"; он дает сигналы "на вход" и получает реакцию "на выходе". Об устройстве программы он не имеет ни малейшего понятия, тем не менее, быстро приобретает необходимые навыки и уже через пару дней бойко объясняет правила игры своему приятелю.
Сознание пещерного жителя не может постигнуть всех мотиваций поступков того, кто стоит у входа, но по яркости света, проникающего в пещеру, по теням, играющим на стене его примитивного жилища, он пытается судить о том, что делается там, снаружи. Ум ребенка не омрачен знанием тайн программирования, однако, блуждая в лабиринтах компьютерной игры, он натыкается на препятствие и по характеру препятствия пытается получить представление о "высших" для него мирах.
И дикарь, и дитя технического века, — оба они прекрасно ориентируются в тех пространствах, в которых обитают — будь то пещера или экран компьютера. По сигналам "извне" они строят свои представления о "мире", который находится там, "снаружи". Так и мы при нашей ограниченности: не имея понятия о Том, Кто наш Творец, мы способны воспринять Его влияние на нас, постигая тем самым качества, которые Он проявляет в созданном Им мире. И этого нам достаточно.
Отныне ход мысли Авраама был направлен на изучение этих качеств и на то, каким образом уподобить им собственное поведение. Ведь в уподоблении и заключается наше приближение к Нему!

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.