На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ПРАЗДНИК ТОРЫ

КНИГА РУТ И ДАРОВАНИЕ ТОРЫ


Через несколько дней евреи всего мира справляют Шавуот, праздник Дарования Торы. В этот день по синагогам читается особая книга - Свиток Рут. О ней сегодня и поговорим.

Есть в тексте свитка одна особенность, которая как никакая другая высвечивает связь между заповедью читать эту книгу и Днем Дарования Торы еврейскому народу. Вернее сказать, среди множества причин для чтения в этот день незатейливой истории из Танаха существует одна, которой вполне хватило бы, чтобы читать Свиток Рут на Шавуот.
Но сначала - буквально несколько слов о содержании Книги Рут. Написано, что во время голода в древнем Израиле один из руководителей народа, житель Бет-Лехема (Вифлеема) по имени Элимелех, переселяется в Моав вместе с женой и двумя сыновьями. Там на чужбине сыновья женятся на моавитянках, перешедших в еврейство. Затем он и его сыновья умирают. Вдова Элимелеха Наоми,решает вернуться на родину. Ее невестки, Рут и Орпа, заявляют, что не покинут свекрови. Та отговаривает их. В результате Орпа остается на родине, но Рут идет с Наоми, сказав: "Куда ты пойдешь, туда и я пойду. Где ты будешь жить, там и я буду жить. Твой народ станет моим народом. Твой Б-г будет моим Б-гом". Женщины приходят в Бет-Лехем. В дни жатвы Рут подбирает колосья на поле Боаза, родственника Элимелеха. После знакомства с Рут, произведшей на него впечатление своей скромностью и праведностью, Боаз решает поступить по обычаю, согласно которому родственник умершего берет в жены его бездетную вдову - чтобы "восстановить имя" покойного. От их брака рождается Овед, будущий дедушка царя Давида. (А от Орпы, заметим в скобках, произойдет другой герой древности - Гольят, по-русски Голиаф, тот самый гигант-ратоборец, что погиб от удара камнем, пущенным пращой юного Давида.)
Теперь приступим к изложению, ради которого затевалась вся статья.
Нетрудно заметить, что у Наоми были самые очевидные и вполне понятные основания обратиться к своим овдовевшим и бездетным невесткам с предложением оставить ее, тоже вдову, и не идти с ней в Эрец Исраэль. Что их там ожидало, двух моавитянок, принявших еврейство и не нашедших в своих замужествах ни счастья, ни удачи? Поэтому она вынуждена была сказать им: идите к себе домой. Если ограничиться узкими рамками житейского опыта, то доводы Наоми выглядят вполне логичными. Представьте себе, что она при этом чувствовала, и попытайтесь на ее месте сказать что-нибудь иное двум девушкам, которым вы от всего сердца желаете добра.
"Ступайте, вернитесь каждая в дом своей матери, - посоветовала она им (точная цитата). - Да поступит с вами Всевышний милостиво, как вы поступили с умершими (мужьями) и со мной... Вернитесь, мои дочери, зачем вам идти со мной? Разве есть у меня еще сыновья (чтобы вы взяли их себе в мужья)?.. Да и стали бы вы ждать, пока они вырастут?"
Продуманная речь. В ней все учтено - даже те возражения, которые могли быть высказаны. Вы свободны, мои дочери, говорит Наоми.
И надо было им обеим - и Рут, и Орпе - вслушаться в этот голос и поступить соответственно. Ведь разве не голос разума тут вещает! Что можно возразить? Вернитесь в свои дома - к своему будущему, которое вас ждет, и не стройте иллюзий. А я стара и одинока - за мной лишь прошлое, которое и в памяти-то трудно удержать, не то что наяву...
Обе женщины слышат одинаковые слова, обе одинаково ее любят - и поступают каждая по-своему. По разному.
"И подняли они вопль, и заплакали. И поцеловала Орпа свекровь (на прощание). А Рут осталась с ней".
Зададим вопрос: почему одни и те же слова привели к столь разным действиям? Не иначе, как каждая из них услышала в них что-то свое, одной ей понятное и нужное только ей. Орпа слышит от Наоми аргументированную просьбу оставить ее - и оставляет. Рут еще больше утверждается в намерении не покидать ее. Мудрецы комментируют: недаром одна звалась Орпой - от слова ореф, упрямый. Орпа поступила вопреки словам Наоми, а Рут в согласии с ними.
Вы удивлены: почему мы говорим - вопреки словам Наоми? Разве не оставить ее она просила?
Посмотрите еще раз, что Наоми сказала. Обратите внимание на обращение: мои дочери. Она не сказала "мои невестки", она назвала их дочерьми. И по этой обмолвке, выскользнувшей из самых глубин сердца, видно, что она просила их идти с ней, не оставлять ее. Ибо она мать, а они - ее дочери! Все остальное - голос разума, но в этих двух словах слышен голос правды. Рут услышала его, а Орпа нет. Ибо слушала не душой. Душа ее на короткий миг как бы оглохла или сделала вид, что оглохла, - и Орпа распрощалась с Наоми, - вздохнув, наверное, при этом облегченно: я сделала все, что могла, но старая женщина права - и я ухожу.
Логика и разум были на стороне Орпы. Кстати, она руководствовалась хорошо известным и вполне распространенным принципом, согласно которому нельзя требовать от человека, чтобы он поступился своими правами ради другого человека. Если захочет - сам выберет самоограничение и самопожертвование. Но заставить его быть щедрым за счет умаления собственной свободы мы не можем. На языке мудрецов правило звучит так: "Хайеха кодмим. Твоя жизнь - раньше". Вроде бы выглядит полным подобием русской пословицы "Своя рубашка ближе к телу", которая всегда произносится с осуждением в адрес эгоиста. Но снова и снова повторяем: заставить человека быть альтруистом не может ни один суд мира. К альтруизму не присудишь! Он - явление сердечное, а не рассудочное.
И все же, где проходит граница? В какой точке духовного поля стоит пограничный столб между доводом рассудка и душевным движением? Учителя сказали: на вершину горы, куда поднялась Рут, Орпе не подняться. Того, что сделала Рут, нельзя требовать от многих. На это способны единицы. Те, для кого истинная правда сильнее правды логики.
Мы перевели слова из Свитка: "А Рут осталась с ней". На иврите написано: "Ве-Рут давка ба", прилепилась к ней. Прилепляются без логики. Кто любит, кто не оставит - тот не требует помощи со стороны логики.
Про евреев сказано, что они прилепились к Торе. Присоединились к Всевышнему, обещав никогда Его не оставлять. Евреи у горы Синай поступили, как поступила Рут с Наоми. Никакой помощи со стороны разума евреи получить не могли. Все говорило о том, что разумнее было от Торы отказаться и не брать на себя обязательств по ее соблюдению.
Так, кстати, поступили остальные народы. Они, подобно Орпе, вежливо выслушали - и удалились. Чтобы стать вечным народом (а вечная Тора может быть дарована только вечному народу), надо обладать внутренним упрямством поступить вопреки разуму, который видит только моментальную выгоду.
Тора и выгода - два разных мира. Рут и Орпа - два разных подхода к реальности нашего мира. Вечная жизнь выбрана Рут. Очевидные удобства кратковременного существования выбраны Орпой.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.