На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

101 ВОПРОС ОБ ОДЕССЕ

Какой мемориальный дом построил фотохудожник?


Олег ГУБАРЬ "Тиква"

Из списка домостроений, составленного в 1848 году для взимания полупроцентного сбора (налога с домовладельцев в доход города), видно, что на четной стороне Преображенской улицы между Городским садом и Дерибасовской стояло лишь два небольших дома, принадлежавших капитану Казаринову (впоследствии - Ралли и Агаркову) и коллежскому секретарю Григоровичу (позднее - Таранову, Вернету и Тюрину), под номерами соответственно 22 и 24. Дома эти не раз частично перестраивались. Пустовавшее место на углу Дерибасовской и Преображенской номера не имело, а № 26 относился к дому Крамаревой (Синицыной), на месте которого теперь Пассаж.

Такое положение дел сохранялось до конца 1860-х годов. В это время, заручившись поддержкой Общества минеральных вод, арендовавшего соседний дом по Дерибасовской (приобретенный в 1806 году в казну от Феликса де Рибаса), один из самых известных в Одессе мастеров в области фотографического искусства дипломированный художник Александр Хлопонин предложил городской Думе выгодный во всех отношениях контракт. Он просил разрешения возвести на означенном "пустопорожнем месте", принадлежавшем городу (в первые десятилетия Одессы здесь находились службы дома де Рибаса, где одно время размещалась та самая дипломатическая канцелярия М.С. Воронцова, к которой формально был причислен А.С. Пушкин, а затем в обветшавшем домишке квартировали чиновники), большой двухэтажный дом (параметры четко оговаривались), пользоваться им в продолжение десяти лет, после чего безвозмездно передать это сооружение муниципалитету.
Суть подобной коммерческой операции заключалась в следующем. Хлопонин получал просторные торговые помещения в самом элитарном центре и мог сдавать их в аренду на весьма выгодных условиях под конторы, магазины, салоны, увеселительные заведения - по своему усмотрению. Таким образом, он не только мог погасить за десятилетие все издержки строительства, но даже рассчитывал получить определенные дивиденды. Кроме всего прочего, у Хлопонина открывалась возможность передислоцировать сюда свое модное фотоателье, что он впоследствии и сделал. С другой стороны, и город выигрывал от этого предприятия. Ведь приходная часть городского бюджета в значительной мере складывалась и из выручки, получаемой от сдачи в аренду общественных зданий и сооружений.
Сказано - сделано. Хлопонин получил просимую "концессию", нанял подрядчиков, и довольно скоро, к концу 1870 года, построил на углу Преображенской и Дерибасовской двухэтажный доходный дом. Рубеж 1870 и 1871 годов и есть реальная дата рождения здания на улице Преображенской, № 32.
Ожидания домостроителя как будто бы стали оправдываться уже в январе 1871-го: сюда принялись переезжать весьма и весьма авторитетные арендаторы. Так, в дом Хлопонина перебрался, например, лучший в городе магазин мужского готового платья небезызвестного А. Леруа - отца знаменитого впоследствии (причем не только в России, но, прежде всего, во Франции) художника Поля (Павла) Леруа. В разные годы здесь помещались и другие популярные заведения, в частности, магазин "Лувр", где в верхнем этаже продавалась готовая одежда, а в нижнем - ювелирные изделия, частные музыкальные классы и проч. Осуществил заветную мечту о создании аристократического фотосалона и сам Хлопонин: в построенном им доме фотографировались все поистине первые люди старой Одессы - Толстые, Гагарины, Грохольские, Коцебу, Лидерсы, Маразли, Сикары, Папудовы, Родоканаки, Вагнеры и многие другие.
А кроме того, известные оперные вокалисты, драматические актеры, музыканты, художники, литераторы, журналисты, педагоги и ученые. Короче говоря, весь цвет художественной и "умственной" Одессы.
А между тем прогнозы Хлопонина относительно прибыльности его затеи, как показало время, оправдывались слабо. Причины были разные. Скажем, в самый первый год существования дома № 32 по Преображенской Одессу потряс еврейский погром, сильно навредивший торгово-экономической сфере. Европейские военные конфликты тоже вызвали непредвиденные последствия и застой в торговле. Начался изрядный застой в коммерции, и как следствие, обанкротились известные одесские предприниматели. Некоторые из них отсиживались за границей, недоступные кредиторам. Короче говоря, по истечении условленного десятилетия Хлопонин ходатайствовал перед Думой о продлении срока "концессии" - и действительно получил дополнительные льготы, хотя и не в полном объеме. Как видно из перечня домовладельцев за 1884 год, то есть уже после 14-летней эксплуатации, дом все еще оставался за Хлопониным. Но если в 1875 году он носил 28-й номер, то в 1884-м - уже 26-й.
Интересна историко-литературная топография дома № 32 по Преображенской, а именно - легендарный "Гамбринус". Он находился в подвальном этаже, как раз со стороны Преображенской. Нет нужды пересказывать фрагменты известного текста А.И. Куприна - это памятное место известно каждому приличному старожилу.
А ведь в те же годы в Одессе были и более славные пивные залы - скажем, популярного Брунса, в доме Вагнера, или "Бавария" на углу Дерибасовской и Ришельевской.
Но людская память, по известным только ей соображениям, сохранила и выделила именно это "пивное заведение П. Гоппенфельда", оформленное в совершенно гофманском духе: с бочками и бочонками вместо столов и табуретов, этнически и социально пестрой голосистой публикой, знаменитым Сашкой-музыкантом и его аккомпаниаторами - Михаилом Хомицером и Исааком Эдельштейном. "Гамбринус" сделался для Одессы такой же визитной карточкой, как памятник Дюку, Потемкинская лестница, Оперный театр, Привоз. Заведение это существовало и при нэпе; своеобразно расписанные подвальные стены и прочая атрибутика, по рассказам очевидцев, были живы и гораздо позднее. Хорошо бы воссоздать "Гамбринус" на "исторической родине". Вполне можно реставрировать по фрагментам и оригинальную роспись стен.
Еще несколько слов об Александре Хлопонине. Он был, между прочим, питомцем санкт-петербургской Академии художеств. На картуше построенного им дома, над угловым входом в ювелирный магазин, прежде можно было увидеть его "герб" - палитру и кисти. В середине 1880-х Хлопонину, получившему немало наград на престижных европейских фотосалонах и считавшемуся лучшим из лучших специалистов Одессы, наследовали тоже известные впоследствии фотографы - Б. и М. Грабяж, фотостудия которых с 1874 года находилась в противоположном доме Синицыной (на его месте позднее построен Пассаж).
Во второй половине 1880-х дом Хлопонина отошел в собственность города. До начала 1900-х годов он продолжал носить 26-й номер, а с середины 1900-х - 32-й. Изменение нумерации связано с несколькими причинами. Прежде всего, улица обзаводилась новыми домами, которые изначально получали номера с индексами; например, в середине 1880-х на Преображенской были дома №№ 18а, 18б и 18в. В 1906 году хлопонинский дом числится в описи как "Дом городского общественного управления". До самой революции город отдавал его в аренду разным частным лицам - и под заведения, и под жилье, пополняя таким образом местный бюджет. Так, в 1914 году арендатором Городского дома по Преображенской, № 32, был уже известный читателю по предыдущим моим публикациям предприниматель Дмитрий Петрович Ляшенко.
Не так давно дом Хлопонина реконструирован по проекту архитектора Дмитрия Повстанюка, и, по мнению специалистов, весьма удачно. Ныне здесь помещается Греческое консульство.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.