На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

БРАТЬЯ ШИРМАН, КЛОУНЫ СОВЕТСКОГО ЦИРКА


Семен КОГАН "Тиква"

В Одессе в доме № 16 по Театральному переулку в начале ХХ столетия жила бедная еврейская семья Ширман. Полутемная комната, в которой они ютились, находилась в конце двора в глубоком подвале: окна на уровне земли почти не пропускали свет. Детей в семье было пятеро: старший Эмиль, ровесник века, Александр 1908 года рождения, близнецы Роман и Михаил родились в 1911 году, и сестричка Сонечка 1915 года рождения.

По информации известного краеведа и писателя Ростислава Александрова, Эмиль Ширман был незаурядным поэтом и печатал свои стихи в одесских газетах под псевдонимом Владимиров. В начале 20-х годов он был автором нескольких поэтических сборников и входил в литературную группу "Коллектив поэтов". Одновременно служил в органах ОГПУ, но в 1937 году был репрессирован и расстрелян. Никогда ни в одном интервью братья не упоминали имя Эмиля Ширмана.
А Шура, Рома и Михаил в детстве увлекались цирком, их цирковые способности проявились уже в раннем возрасте. Дети бегали на Театральную площадь, где в балагане, установленном недалеко от Городского театра, выступали эквилибристы, жонглеры и фокусники, и, подражая им, разыгрывали в своем дворе представления — прыгали, кувыркались, делали стойки и мостики, жонглировали камушками — играли в "кремушки" — подбрасывая один, ловко захватывали остальные, смешили собравшуюся детвору, пели и играли.
В Театральном переулке была пекарня, где выпекали сдобные булочки, пирожные, торты, и братья разносили свежую выпечку, водрузив на голову подносы, в кафе Печеского и кондитерскую Фанкони. Прохожие теснились, пропуская детей, смело двигавшихся в сторону Городского сада и Дерибасовской. На заработанные деньги можно было попасть в настоящий цирк Вильгельма Санценбахера на Коблевской улице и смотреть захватывающие представления с участием знаменитых артистов и силачей И. Поддубного, Э. Мюльберга, И. Заикина, который в конце 1914 года в свой бенефис пригласил для участия в праздничном концерте друзей: певца Юрия Морфесси, куплетиста Сергея Сокольского и итальянского клоуна Жакомино. По этому случаю была даже выпущена открытка с изображением участников бенефиса.
В Одессе любили цирк. Еще со времен первых балаганов на Куликовом поле проводились кулачные бои, выступали скоморохи, фокусники, эквилибристы, жонглеры, поводыри медведей. Бродячие труппы артистов потешали почтенную публику. Первые цирковые антрепренеры Ж. Годфруа, Ц. Пальмиро, К. Панагиотис, М. Витторио и др. приглашали артистов со всех городов России и из-за рубежа. Стационарный цирк Альберто Саламонского, открытый в Одессе в 1879 году, демонстрировал уже более высокий уровень циркового искусства. Вместе с А. Саламонским и великолепной наездницей Линой Шварц выступал с группой домашних и экзотических животных известный дрессировщик В.Л. Дуров.
Цирк А. Саламонского просуществовал в городе недолго, и к 100-летию города был выстроен и открыт новый цирк В. Санценбахера — известного предпринимателя пивоваренного производства в Одессе. В новом цирке состоялось знакомство А.П. Чехова и В.Л. Дурова, под влиянием которого появился рассказ "Каштанка". Одесский цирк подарил много тем для произведений А. Куприну — поклоннику циркового искусства, хорошо знакомому с нелегким трудом артистов этого жанра.
Цирк манил, для братьев Ширман он стал делом жизни. Пролетели годы детства. Позади остались мировая война, революция, голод и разруха. Надо было думать о будущей профессии.
Первым определился Роман. Подростком он начал работать статистом в Городском театре. Но его влекли манеж, неповторимый запах цирковых кулис, мир смелости и красоты, который создавали артисты цирка.
В 1928 году Роману удалось устроиться на работу в одесский цирк униформистом. Вскоре он вошел в группу прыгунов на батуте "Амос" под руководством артиста-одессита, гимнаста А. Бараненко в амплуа комика.
Александр и Михаил тем временем поступили в Москве в техникум циркового искусства (ТЦИ), и окончив его в 1932 году, подготовили групповой жонглерский номер, с которым работали на манеже до 1938 года. Тогда же братья объединились в общем жонглерском номере, пригласив Романа. Уже позднее по совету Романа братья создали клоунское буффонадное трио.
В предвоенные годы братья Ширман с семьями переселились из Одессы в Москву. Супруга Романа Семеновича Белла Аронова (Бетя) окончила консерваторию в Бухаресте, выступала в джаз-оркестре Шико Аранова и была соавтором многих музыкальных программ клоунской группы Ширман, часто выходила на манеж с аккордеоном, аккомпанируя артистам.
Александр был женат на одесситке. Михаил нашел свою вторую половину в Харькове. Его жена Анастасия Михайловна также принимала участие в выступлениях братьев. Их сын Анатолий пошел по стопам отца — занимался цирковой клоунадой в аттракционе А. Фурманова, а затем у Альбины Зотовой. На манеже он представал в облике скомороха. У него была своя маска, свой имидж. В книге "Цирковая Одесса", изданной в 1998 году, автор, историограф одесского цирка А. Кучер, поместил фотографию Анатолия Михайловича с автографом: "Дорогим одесситам от последнего представителя династии Ширман, июнь 1994 г.".
Братья с семьями часто приезжали в Одессу, навещали сестру и могилы родителей. Когда началась Великая Отечественная война, сестра Соня не эвакуировалась. Жила она одиноко, семьи и детей у нее не было. Каждый день ждала помощи от братьев. Но Александр, Роман и Михаил в то время находились в длительной гастрольной поездке по городам Сибири и Дальнего Востока, и помочь сестре выехать из Одессы не могли.
Когда падали фашистские бомбы, и сигналы воздушной тревоги оповещали население по радио и необходимости спрятаться в бомбоубежище на время налета вражеской авиации, Соня не выходила из своей комнаты. Она надеялась. Оставшись в оккупированном городе, она погибла в гетто, разделив участь тысяч евреев.
В период оккупации Одессы цирк (как и оперный театр) работал, шли представления, выступали артисты, играл оркестр под управлением некоего Михайлова.
Любимец публики, популярный артист цирка Якобино (Филипп Францевич Лутц) в конце 1941 года арендовал помещение цирка и начал выступать на арене в маске рыжего клоуна. В труппе Якобино выступали как известные артисты, так и молодежь: оригинальный жонглер Г. Некрасов, играя с мячами, одновременно музицировал на саксофоне; акробат-эксцентрик В. Монастырский в дуэте с Ю. Бренером — до расстрела последнего в 1941 году в Одессе оккупантами. В интермедиях и репризах Якобино участвовал артист П. Игноян, который затем выступал у Ж. Энгеля и В. Лазаренко.
Якобино беззаветно любил цирк и артистов. Рискуя жизнью, он скрывал в цирке на разных должностях много евреев, спасая их от угона в гетто и неминуемой гибели. В труппе Якобино начинали артисты Тамара Максимова (акробатический этюд с В. Заикиным), трио партерных акробатов Ю. Гришина, Н. Абрамов, Н. Кириченко, музыкант-комик А. Залесский, который после окончания одесской консерватории в начале 30-х годов организовал музыкально-эксцентрическое трио "Колетти", пользовавшееся огромным успехом у зрителей, и скрипач А. Ирманов с дипломом одесского музыкального училища пришел в цирк и выступал как музыкальный эксцентрик — "Маэстро со скрипкой", так его называла публика. С крупным аттракционом — воздушный полет с батутом — выступал артист П. Ухин. Комиком-вольтижером, а также акробатом-прыгуном в этом номере П. Ухина выступал талантливый артист С. Авдеенко. Коверным клоуном у Якобино работал Н. Кротов.
После освобождения Одессы от немецко-румынских захватчиков многие артисты подверглись преследованиям. "Смерш" никого не щадил — Кротов и Якобино были арестованы и осуждены. После освобождения Якобино работал некоторое время в передвижном цирке-шапито, а затем даже швейцаром в ресторане.
Многие артисты цирка в годы войны с оружием в руках сражались с фашистами. Ушли на фронт казаки-наездники Михаила Туганова, влившись в состав Первого особого кавалерийского полка, которым командовал генерал Л. Доватор. Акробат Владимир Довейко стал летчиком, командиром группы бомбардировщиков дальнего действия. Его самолет узнавали по маске клоуна, которая была нарисована на фюзеляже. Воздушный гимнаст А. Шепетков воевал в отряде Панфилова. Ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
Участниками Великой Отечественной войны были воздушные гимнасты Василий и Дмитрий Рубцовы, прославившиеся в полете с батутом "Эвальдо" под руководством Э.А. Мюльберга, отец и сын Тамарины. Суровую школу войны прошли Юрий Никулин и Михаил Шуйдин. До войны артист Виктор Тихонов работал ассистентом в группе Кио. На фронте между боями он мечтал о возвращении на арену и карьере дрессировщика. После войны его мечты сбылись.
Братья Ширман выступали в составе концертных бригад на передних рубежах войны. Они были всегда желанными гостями в госпиталях, воинских частях, призывных пунктах, на кораблях Черноморского флота. Они превосходно жонглировали, профессионально владели музыкальными инструментами, умело показывали фокусы, смешили зрителей, вдохновляя своим искусством бойцов Красной Армии на ратные подвиги.
В 1942 году братья приехали на гастроли в Ташкент и выступили в большом сборном концерте. Михаил Ширман исполнил знаменитую песню "Ты одессит, Мишка" композитора М. Воловец на стихи поэта В. Дыховичного. Публика рыдала. Зрители стоя приветствовали артиста. Песня трогала сердца, волновала душу так же, как и песенные шедевры "Священная война", "Синий платочек", "Вечер на рейде", "Темная ночь" и др. И хотя песня "Ты одессит, Мишка" была написана специально для Леонида Утесова, ее исполняли все известные артисты. Она звучала на всех фронтах войны и в глубоком тылу нашей огромной страны. В тот вечер в Ташкенте Михаил Ширман вышел на сцену в тельняшке и морской фуражке с кокардой. Одессит Мишка стал для Михаила Ширмана театральным образом, в котором он выступал все последующие после войны годы.
Часто в концертах братья исполняли частушки и песни, перефразируя их на злободневный лад. Успехом в их исполнении пользовалась песенка "Фонарики-сударики":

Решили раз фонарики
Друг друга посетить
И все вопросы темные
Поднять и осветить.

И вот порой вечернею
Уселись чинно в ряд.
Фонарики-сударики
Сидят и говорят.

Фонарь воскликнул уличный
Столичный, столбовой:
— На время сдал прожектору
я пост свой боевой.

От пламенных лучей его
Бегут фашисты вспять.
Разгромим
тьму фашистскую —
Сменю его опять.

Фонарики-сударики
Горят себе, горят.
Что видели, что слышали,
О том и говорят.

Свеча сказала милая:
— Конечно, я молчу,
Имею света силу я
Всего в одну свечу.

Но сколько
строчек пламенных
При пламени моем
Бойцами было писано
В блиндаже фронтовом!

Фонарики-сударики,
Пора, друзья, пора,
Недолго вам осталося
Гореть здесь до утра.
Фонарики-сударики,
Придет великий час,
Победой над фашистами
Развеселим мы вас.

В репертуаре братьев Ширман преобладали интермедии и сценки, в которых текст дополнялся комедийными трюками. Гастролируя по городам Союза, они разыгрывали на манеже репризы на темы местной жизни, и эти сценки-антре были всегда актуальны. Самые известные из них — "Ресторан", "Садиться — не садиться", "На коммунальной кухне", "Свидетель", "Семейная драма" — вошли в историю циркового искусства.
Содержание интермедии "Свидетель" не оставляло зрителей равнодушными. Персонаж, которого изображал Роман Ширман, взволнован тем, что хулиган на улице толкнул женщину. Возмущен он до такой степени, что не может ничего рассказать о случившемся. Ему приносят стакан воды. Но руки дрожат. Он судорожно хватает стакан, жадно пьет воду и лишь потом может сбивчиво сообщить о том, что произошло, чему он был свидетель. В этой сценке высмеивался колоритный тип мещанина-обывателя. Актуальная тема, разрешенная средствами цирковой клоунады, — острый конфликт, динамичное действие и неожиданный финал — все это обеспечивало интермедии долгую жизнь на манеже. Сценка "Свидетель" стала классикой советской цирковой клоунады.
В блестящем антре "Семейная драма" зрители — вовсе не беспечные свидетели очередной супружеской размолвки, а судьи мещанства. Всем ясно — для этих родителей их ребенок лишь средство любой ценой досадить друг другу. Ребенок потянулся к отцу. Может ли такое допустить "любящая" мать? "Вовочка, иди к мамочке". И добавляет: "Иди, я дам тебе рубль". Отец не остается в долгу и увеличивает сумму вдвое. Торг продолжается, ставки увеличиваются. "Вовочка, иди к мамуле, я дам тебе три рубля"… "Вовочка, иди к папочке — дам десять".
Но вот беда — в наличии только восемь. Он лихорадочно ищет по карманам — нет. "Граждане, — обращается он в отчаянии к зрителям. — Граждане, одолжите… Из-за двух рублей сына теряю". И низость временами бывает смешной. Но это смех презрения к мизерности чувств. Испытывая стыд за родителей, Вовочка выворачивает карманы — мятые рубли падают на ковер манежа, и с понурой головой мальчик медленно уходит. Теперь это уже трагедия — трагедия искалеченной детской души.
"Вовочка, скажи, сынок, к кому ты пойдешь, — к маме или к папе?" — "К бабушке", — отвечает малыш.
Маму играл Роман Ширман. "Это моя пятая женская роль, — вспоминал артист. — Каждую я старался сделать не похожей на предыдущую. Я уделял много внимания своеобразию характера, искал выразительные детали, вкладывал в них одесский акцент. В таком конкретном образе я стремился передать не только смешные, но и трагические черты". Отца играл Александр Ширман — респектабельный человек в строгом черном костюме. Сыночка — Михаил Ширман.
Остросюжетные клоунады братьев Ширман надолго остались в памяти благодарных зрителей. На манеже каждый из братьев создал свой комедийный образ, имел свое амплуа, свою маску, свой характер.
Роман Ширман изображал шумного деятельного пожарника Чижикова. В нем бушевала энергия. Он всегда куда-то спешил, разговаривал громко, широко размахивая руками. На полном добродушном его лице выделялись крупный нос и узкие щелочки глаз. Надевал он широкий, не по размеру пиджак, узкие брюки, большие ботинки и маленькую шляпку. Все он делал страстно и увлеченно, но по большей части невпопад.
Михаил Ширман создавал образ электрика Кнопенко. Небольшого роста, флегматичный, медлительный, но хитроватый увалень. Говорил он тихо, слегка растягивая слова. Одет был в тельняшку и комбинезон, из коротких штанин которого высовывались ноги в полосатых носках, обутые в больше ботинки. На голове красовалась морская фуражка, на левой руке огромные часы, на поясе спасательный круг — брелок. Перед зрителями представал такой "сухопутный" моряк, парень себе на уме.
Александр Ширман — резонер и инспектор манежа. Наводя порядок, он выступал в облике рассудительного человека.
В первые послевоенные годы (1945-1950) братья Ширман работали в группе "Цирк на сцене" (филиал Одесского цирка) музыкальными эксцентриками и вели групповой конферанс.
В этой клоунской группе выступал коверный клоун одессит Гарри Шпанье, который копировал великого Чарли Чаплина.
После освобождения Одессы от фашистских захватчиков перед одесситами выступал Карандаш, о чем он ярко и проникновенно писал в своих воспоминаниях.
С городом-героем связаны творческие биографии таких мастеров цирка, как Борис Эдер, Ирина Бугримова, М. и В. Запашные, братья Дуровы и сестры Кох.
С 1950 по 1974 гг. братья Ширман работали в системе Союзгосцирка, где создали сатирические клоунады, ставшие основой их творчества. В эти же годы при Одесском цирке была организована первая в стране детская акробатическая студия под художественным руководством Эвальда Александровича Мюльберга. Творчество талантливых артистов цирка, их поиски и устремления поддерживали и поощряли замечательный организатор, директор цирка, заслуженный работник культуры УССР Павел Петрович Ткаченко и его бессменный заместитель Гарри Аронович Гурман. Приветливо встречали зрителей ветераны цирка, старшие билетеры М.Ф. Голштейн и И.А. Березин.
Особо теплые чувства у посетителей цирка вызывал оркестр, которым много лет руководил талантливый дирижер Л.Г. Зиссерман. Маэстро Зиссерман создавал праздничное настроение в зрительном зале на протяжении всего циркового представления, радуя каждой новой программой любителей этого истинно всенародного искусства. Он воспитал много хороших музыкантов. Выдающимися скрипачами стали его сын Артур и внук Михаил.
В ряду дирижеров, стоявших во главе циркового оркестра, следует назвать С. Калинина, А. Нечитайло. Ныне оркестром руководит талантливый музыкант дирижер И. Знатоков.
Цирк — искусство молодых. Пришло время и братьям Ширман оставить манеж. В 1974 году клоунское трио прекратило существование. Александр Семенович поселился в Одессе на Соборной площади, и его часто можно было встретить в кругу футбольных болельщиков. Михаил Семенович также обосновался в Одессе, получив квартиру в районе Черемушек. Роман Семенович жил в Москве, продолжал работать режиссером-постановщиком цирковых программ, занимался коллекционированием кукол-артистов.

В 1971 году собрались браться в Одессе и пришли в свой родной дом в Театральном переулке, навестили соседей, с которыми их связывала многолетняя дружба. Вспоминали братья Ширман, что в этом доме жили знаменитые артисты: в 30-е годы — певец-баритон, народный артист УССР солист Одесского театра оперы и балета, а затем и Киевской оперы К.А. Минаев, выдающийся певец Н. Савченко, артистка хора оперного театра Наркутская, артист Аяров. До сего дня в доме проживает талантливая балерина, солистка балета Одесского театра оперы и балета Злата Баева.
Всем соседям-друзьям браться дарили фотографии из коллекции Романа Семеновича, которую он начал собрать еще в довоенные годы. Это увлечение усилилось уже после войны. Многолетняя дружба с Л. Утесовым, запечатленная на снимках, фотографии М. Мироновой, А. Менакера, А. Папанова, Н. Черкасова дополнили уникальную коллекцию и стали гордостью ее владельца.

* * *
На доме № 16 по Театральному переулку установлена мемориальная доска в память о клоунах, артистах цирка братьях Ширман. Инициаторами установки этого памятного знака являются дочь Романа Семеновича Екатерина Романовна Ширман — руководитель всемирно известного Международного благотворительного фонда Владимира Спивакова, и директор Одесского государственного цирка, заслуженный деятель искусств Украины, преданный друг артистов цирка, сохраняющий славные традиции артистических цирковых династий, Алексей Григорьевич Купин.
Среди многих значимых начинаний А. Купина самой перспективной стала созданная им школа циркового мастерства при Одесском государственном цирке (руководители артисты В. Свириденко и С. Тарасевич), которая является сегодня логическим продолжением традиций тех немногих учебных заведений в нашей стране, которые готовили профессиональных артистов цирка.
Знаменитая клоунская группа Ширман проработала на манежах цирка в жанре сатирической клоунады почти полвека. За эти годы они обрели известность, на них шли зрители, их любили стар и млад. А вот партийное руководство их не очень жаловало. Их не запрещали, но относились к ним с предубеждением, обходя наградами и почетными званиями. Высшим признанием заслуг клоунов Ширман было их участие в программах выдающихся артистов цирка, особенно в представлениях непревзойденного иллюзиониста Э.Т. Кио.
У А. Купина есть мечта — открыть при Одесском цирке музей, в котором, используя огромное количество имеющихся у него экспонатов, рассказать одесситам и гостям города-героя, посещающим цирк, всю его славную историю. В когорте имен артистов, посвятивших себя служению цирковому искусству, достойное место заняли бы клоуны Ширман.
Братья Ширман входили в число звезд советской клоунады, таких, как Абрам Мамедович Юсупов, Михаил Николаевич Румянцев (Карандаш), Олег Константинович Попов, Виталий Витальевич Лазаренко, Юрий Владимирович Никулин.
Известный клоун Б.П. Вяткин, размышляя о своей профессии, писал: "Работа клоуна сложная и ответственная. Она требует от артиста кроме комедийного таланта знания многих цирковых жанров, находчивости, ума, постоянных репетиций. Клоун должен быть мастером на все руки: и акробатом, и фокусником, иногда дрессировщиком и даже канатоходцем. Исполняя сложные трюки, он должен быть улыбчивым и простым". Такими были выдающиеся артисты, клоуны советского цирка братья Ширман.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.