На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

КАК МГБ СРАЖАЛОСЬ С СИОНИСТАМИ


Министерство госбезопасности и его последний глава сталинских времен Семен Игнатьев, "разоблачавший" по заданию вождя "сионистский заговор" в СССР, были непосредственно причастны к тем судебным процессам, которые проходили в странах Восточной Европы — по сценариям, разработанным в Москве.
20 ноября 1952 года в Праге начался суд по делу "антигосударственного центра", который якобы возглавлял бывший генсек Компартии Чехословакии Рудольф Сланский. На скамье подсудимых были 11 евреев, два чеха и один словак. Всех их обвиняли в сионизме и шпионаже, в попытках изменить государственный строй и оторвать Чехословакию от социалистического лагеря. Игнатьев через советников МГБ в Праге Бесчастнова, Есикова и Галкина непосредственно руководил подготовкой и ходом этого процесса, постоянно информировал об этом деле Сталина.
11 подсудимых, включая Сланского, были приговорены к смертной казни, а трое — к пожизненному заключению. Разгром мифического сионистского заговора в Чехословакии был одним из звеньев антисемитской кампании в СССР и странах советского блока. Пресса в СССР и в так называемых странах народной демократии изображала процесс Сланского и "дело врачей" как звенья одной цепи, "происки англо-американских империалистов и их пособников", которые готовятся развязать третью мировую войну.
Параллельно с "делом врачей" и другими делами велись допросы бывших работников МГБ, которых арестовали как участников сионистского заговора. Наиболее "ценные" показания об этом заговоре дал полковник Леонид Шварцман, служивший в НКВД во времена Ежова. Чтобы избежать пыток, он говорил и подписывал все, что от него требовали. По показаниям Шварцмана были арестованы как сионисты-заговорщики сотрудники 2-го Главного управления (контрразведка МГБ) Павловский, Бородин, Палкин и многие другие. Шварцман выдумывал невероятные истории. Например, он заявил, что в сионистской работе ему помогала тетя: она готовила специальные еврейские блюда, попробовав которые люди сразу же становились убежденными сионистами…
Среди арестованных Игнатьевым мнимых сионистских заговорщиков был и генерал МГБ Белкин, организатор процесса Райка в Венгрии. После его ареста Сталин лично позвонил лидеру венгерских коммунистов Ракоши и сообщил, что Белкин — вражеский агент, он завербовал в британскую и сионистскую разведки генерала Габора Петера, руководителя службы безопасности Венгрии, еврея по национальности, портного по специальности. После ареста Петера быстро раскрыли "заговор еврейских врачей" в Венгрии, буквально скопированный с такого же "заговора" в СССР.
В послевоенные годы серьезные разногласия возникли между руководителями Советского Союза и Югославии. Сталин считал югославского лидера Иосифа Броз Тито своим злейшим врагом. Он говорил своим соратникам: "Стоит мне пошевельнуть пальцем, и Тито исчезнет". Однако время шло, а все усилия Кремля убрать Тито были безрезультатны. Но отступать Сталин не хотел. Он несколько раз вызывал к себе Игнатьева по этому вопросу, прямо говорил, что ликвидация Тито — одна из важных задач МГБ. Игнатьев и его заместители Савченко, Рясной и Епишев занялись поисками путей выполнения поставленной задачи.
Осенью 1952 года в МГБ разработали несколько вариантов покушения на руководителя Югославии. Игнатьев направил Сталину документ, в котором писал: "МГБ просит разрешения на организацию теракта против Тито с использованием агента-нелегала Макса — тов. Григулевича И.Р. — гражданина СССР, члена КПСС с 1950 года". Предложенный план напоминает сюжет крутого боевика, но это был подлинный замысел МГБ, возглавляемого Игнатьевым. Сталин высказал некоторые сомнения в реальности этого замысла, тем не менее, план утвердил. Григулевич должен был добиться аудиенции у югославского лидера и из замаскированного в одежде специального механизма выпустить в Тито дозу бактерий легочной чумы. От выполнения этого задания, в ходе которого кандидат в убийцы вряд ли уцелел бы, его избавила смерть вождя. Впоследствии Григулевич стал довольно известным историком, опубликовал много работ по истории стран Латинской Америки.
Нельзя исключать, что среди раздражавших Сталина факторов в деятельности Тито был и такой: югославский лидер не очень явно, но достаточно последовательно поддерживал Израиль. Например, в 1948 году он дал личное указание предоставить израильской стороне услуги аэропорта "Никсик", где в рамках операции "Вельвета" совершили промежуточную посадку приобретенные у Чехословакии самолеты "Спитфайр". Кстати, и у чехословаков была изрядная головная боль от этого сотрудничества. Печальная судьба Рудольфа Сланского, о котором речь шла выше, — тому весьма красноречивое подтверждение…
К слову, в 1952 году в МГБ возникла и всерьез обсуждалась идея организовать убийство и бывшего главы Временного правительства Керенского. Но Сталин решил: пусть живет — ведь вреда СССР он уже не приносит, да и с сионистами, похоже, не знается…

Иосиф ТЕЛЬМАН,
еженедельник "Секрет".

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.