Регби
Регби

21.06.2014 | Мнение

Рекламная пауза: «Настанет время, и я скажу все...»

Давеча Одессу посетили первый заместитель Министерства доходов и сборов – глава создаваемой вместо Минздоха Государственной фискальной службы Игорь Билоус и его заместитель, отвечающий за таможню, Анатолий Макаренко.

И не просто посетили, а встретились с предпринимателями... Одесские бизнесмены с разгону понарассказывали новому фискальному начальству такие ужасы о налоговиках и таможенниках, что, будь в зале Спилберг с Тарантино, им бы хватило на пару киноэпопей ужасов.

Но маститые кинематографисты в этот день в Одессу не заглянули, и потому беседа шла исключительно в профессиональном русле. А в нем предпринимателей волновало, как именно новое фискальное начальство будет бороться с коррупцией, «модными фирмами» и другими уродливыми явлениями в подконтрольных ему органах. В частности – на таможне. Интересовало это и журналистов во время брифинга. Но А. Макаренко в ответ только загадочно улыбался и обещал, что «в ближайшее время все мы станем свидетелями…» далее по тексту. А под конец прочитал стихотворение о том, что таможня дает добро на провоз искры божьей как беспошлинного товара.

Поскольку каждый человек, проживший достаточное количество лет, в определенный момент начинает понимать, что все уже было, он все видел, и всему в его жизни есть аналоги, я порылась в памяти и вытащила на свет давнюю историю, ассоциирующуюся с этой встречей.

Где-то в конце 1980-х – начале 1990-х, когда эра рекламы на телевидении только началась, в рекламном блоке на Первом канале вдруг появился симпатичны молодой человек. Он где-то с минуту просто сидел в кадре, загадочно улыбаясь. Все ждали, что он что-то скажет, но молодой человек молчал. Народ стал гадать, что же юноша рекламирует. Некоторые думали, что офисную мебель, поскольку сидел он за самым обычным письменным столом. Другие – биржу «Алиса», поскольку сюжет шел после ее рекламы. Третьи вообще думали, что на ТВ вышла какая-то лажа, и режиссер случайно пустил в эфир пустую студию.

Но на следующий день сюжет повторился. Так продолжалось недели две. Симпатяга сидел за столом и молча загадочно улыбался, интригуя зрителей. Через две недели он вдруг произнес: «Настанет время, и я скажу все, что думаю по этому поводу». Народ заволновался. Всем хотелось знать, что он думает и по какому поводу. Так продолжалось еще две – три недели. К молодому человеку уже привыкли, и если его вдруг не оказывалось в рекламном блоке, начинали нервничать. В один прекрасный вечер юноша набрал полную грудь воздуха и выдал: «Храните деньги в банке…». Не помню уже, каком.

Народ вздохнул с облегчением и разочарованием. С одной стороны, закончилось томительное ожидание. С другой – от юноши ждали чего-то большего, чем просто рекламный слоган, какого-то аттракциона.

Потом всплыла и история появления этой рекламы. Зашел как-то на телевидение симпатичный и до невозможности телегеничный молодой человек. По каким-то своим делам зашел – по работе или к знакомым. Его увидели рекламисты-креаторы, и, недолго думая (а точнее – вообще не думая), потащили в студию сниматься. И пока юноша честно отсиживал недели в студии, они лихорадочно искали, кому бы продать такой клевый сюжетец.

Пока главный украинский таможенник ведет себя, как тот юноша из давней рекламы – загадочно улыбается и что-то неясное обещает. Главное, чтобы не оказалось, что на высокую должность его подобрали по тому же принципу.

Инна КАЦ.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

20.06.2014 | Жилищно-коммунальное хозяйство

21 июня в части Одессы отключат электроэнергию

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат