24.02.2014 | Публицистика

На повестке дня — пятый Майдан

Делать прогнозы сегодня опять становится не очень благодарным делом. Потому обращусь к недавнему прошлому. Наверное, все же, в авторе этих строк берет верх историк, с его стремлением к периодизации события, выделению этапов, объяснению причин.

Я имел возможность наблюдать киевский Майдан на всех этапах его развития. Помню первый Майдан, девчонок и мальчишек-студентов, Майдан, который не хотел видеть у себя политиков, протестующий против отказа правительства подписать Соглашение об Ассоциации с ЕС. Их было очень немного. Под моросящим дождем каждый день собиралось несколько сот человек, вечером — до тысячи, пели гимн, слушали песни, прыгали, потому что «хто не скаче, той москаль». Этот Майдан закончился в ночь на 30 ноября.

Начался новый, второй Майдан. Палатки, бутафорские баррикады, скорее символические, чем реальные, море флагов всех расцветок, сцена, «йолка», песня «Витя, чао», концерты под открытым небом, улыбающиеся лица, волонтеры, бутерброды и чай. Гости Киева приезжали на площадь Независимости посмотреть на происходящее, проникнуться духом Майдана. На сцене — оппозиционная троица. Их слушают, надеются на них, ждут действий. Правда, эта надежда с каждым днем таяла.

Даже попытка разгона Майдана 11 декабря еще не изменила его сути, просто у одних укрепила желание стоять до победного конца, у других — уверенность в том, что с Майданом все же надо заканчивать. Ответ власти был более чем циничен — с подачи Олейника и Колесниченко принят пакет откровенно репрессивных законов. Все думали — «а может, Янукович одумается, может, не подпишет». Подписал.

19 января в Киеве ничто не предвещало наступления критического дня. Тягныбок нес несусветную чушь. Майдан кричал «лидера, лидера». Слова Яценюка о том, что «лидером является украинский народ» встретили свистом. И все же, когда сказали, что вече закончилось, все разошлись с чувством, что «Майдан слили».

А ближе к вечеру началось на Грушевского. В первую ночь все еще напоминало продолжение того, старого Майдана. Кто-то выламывал и таскал брусчатку, кто-то просто наблюдал за процессом. Светошумовые гранаты взрывались прямо в толпе, по команде «газ» садились на корточки. Но не уходили. Интернет обошло видео, когда Яценюк кричит «Всі на Майдан» и в ответ «Иди на...». В этом «Иди на...» выразилось отношение к «реестровой оппозиции».

Вначале события на Грушевского казались еще чем-то сюрреалистическим. К зоне боевых действий можно было попасть на метро. Магазины и кафе в районе Майдана работали в прежнем режиме. И только когда появились первые убитые, стали понимать, что все слишком серьезно. Праздник закончился, шоу закончилось, началась схватка.

Эта схватка закончилась победой, формальной победой. Все смогли вздохнуть полной грудью, в прямом и переносном смысле. Азаров, которого надо было отправить в отставку еще в декабре, ушел. Но этому никто уже не радовался. Было ощущение, что все это ненадолго. Никто не понес ответственности за смерти и ранения, никто не покаялся в совершенном. Но самое главное — никто уже не доверял власти. Знали, что если разойдутся, переловят по одиночке, несмотря ни какие амнистии.

Я приехал в Киев 19 февраля, на следующий день после «черного вторника». Усталые, черные от сажи лица бойцов самообороны, молодые девушки, без перчаток голыми руками таскающие разбитую плитку, маникюр на пальцах и пальцы, покрытые грязью. Никто особо ничего не спрашивает. Идешь по Крещатику, видишь покрышки, берешь и несешь к Майдану, там скажут, куда их положить. И при этом все как-то очень буднично. Магазины закрыты, но табачные лавки на Крещатике в периметре баррикад работают. Ленточек почти нет, партийных флагов тоже, карнавал закончился окончательно и бесповоротно. Ко мне подошла женщина, попросила зажигалку и начала рассказывать о ночи, когда решалась судьба Майдана. «Там все горит, а мы здесь плитку носим, поем гимн». И заканчивает: «Я, наверное, все же большая трусиха». Вот так. Не побояться прийти и считать себя при этом трусом.

Таким был четвертый Майдан. О нем можно рассказывать, но фотографий и хроники, отснятой там, хватит еще не на один фильм. Именно эти кадры заставили всех оторваться от компьютеров и перестать лайкать в Фейсбуке.

Сейчас настал час пятого Майдана, наверное, не менее решающего, чем предыдущие. Потому что политики сейчас занимаются своим привычным делом — делят портфели, выторговывая себе места повкуснее. Они, то есть «реестровая оппозиция» и примкнувшие к ним перебежчики, еще надеются оставить ту самую постсоветскую Украину, только немного подкрасив фасад и убрав с него изображения Ленина. Орлица-Фарион, которую не было видно и слышно, когда гремело, теперь призывает ввести уголовную ответственность за русский язык. Она так представляет себе новую Украину. А что делать с тысячами русскоязычных бойцов Майдана, с русскоязычными киевлянами, одесситами, днепропетровцами, которые дали возможность этой Фарион сидеть в парламенте?

Они постараются забыть, кто даровал им победу. Нельзя позволить им это сделать. Майдан стоял с одной целью — заставить власть прислушиваться к мнению сограждан, причем не только нынешнюю, но и будущую. Очевидно, что Верховная Рада должна сейчас работать без перерыва и выдавать на-гора закон за законом. Необходимые законопроекты уже есть, просто ранее они проходили длительную процедуру согласований и рассмотрений в комитетах. Но сейчас не до церемоний. Раз уж хватило смелости и сил отстранить Януковича от власти, то должно хватить и на другие, не менее смелые шаги.

Главным противником сегодня является пустая казна и разрушенная за время правления регионалов экономика. Пенсионеры и бюджетники не будут разбираться в тонкостях экономических процессов. Им нужны пенсии и зарплаты. Необходимо разблокировать экономику, дать возможность бизнесу работать, убрать там, где еще не убраны, смотрящих, снизить налоги и упростить регистрацию, ограничить проверки. В конце концов, навести порядок в Госказначействе, чтобы оно перестало задерживать проплаты. Ну и почистить коррупционную кормушку в виде тендеров и госзакупок.

Далее, нужна срочная реформа силовых органов — прокуратуры и милиции, а также СБУ. Есть опыт Грузии. Да, это будет сложно, потому что придется резать почти по-живому и есть шанс получить в лице отставленных милицейских чиновников массу недовольных.

Наконец, главное, приняв необходимый пакет законов, выполнив свою историческую миссию, эта Верховная Рада должна уйти в этом же году. И новая Верховная Рада должна избираться уже по открытым партийным спискам, чтобы страна знала «героев» в лицо. Повторюсь, нужна реформа местного самоуправления, расширение полномочий местных советов. И контроль, реальный, а не мифический контроль за властью.

Расходиться и разбирать баррикады еще рано. Стоїмо. На повестке дня — Пятый Майдан.

Артем ФИЛИПЕНКО.
Фотографии автора.

23.02.2014 | Жилищно-коммунальное хозяйство

24 февраля в Одессе — отключения света

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат