Регби
Регби

24.10.2013 | Публицистика

Приднестровье: над Бендерами сгущаются тучи?

В Бендерах все спокойно… Но почему-то не очень спокойно на душе.

Но вот случай. Выдержка из свежего, от 22 октября нынешнего года, указа президента непризнанной Приднестровской Молдавской Республики Евгения Шевчука «О некоторых кадровых назначениях», пункт 2: «В связи со сложной оперативной обстановкой в городе Бендеры, участившимися случаями провокаций в Зоне безопасности со стороны сотрудников полиции Республики Молдова временно возложить исполнение обязанностей начальника Бендерского УВД Министерства внутренних дел Приднестровской Молдавской Республики на генерал-майора милиции Белоуса Сергея Владимировича, первого заместителя министра внутренних дел Приднестровской Молдавской Республики».

Для начала отметим, что возложение обязанностей начальника горУВД на первого зама министра – уже само по себе явление не совсем обычное.

Но еще больше вопросов вызывает вопрос об участившихся случаях «провокаций в Зоне безопасности со стороны сотрудников полиции Республики Молдова». Начнем с того, что последний «участившийся» случай произошел аж весной нынешнего года.

Напомню об этих событиях. 23 марта нынешнего года молдавские полицейские, дежурившие на контрольно-пропускном пункте «Варница», не пропустили следовавший в микрорайон «Северный» служебный автомобиль сотрудников МВД непризнанной Приднестровской Молдавской Республики. Дело в том, что бендерский микрорайон Северный, подчиняющийся властям ПМР, отрезан от остальной территории города находящимся под юрисдикцией Молдовы селом Варница. Тогда приднестровские силовики применили физическую силу против молдавских полицейских. К счастью, все обошлось без применения вооруженной силы.

В ответ на происшествие 10 апреля глава государственной администрации Бендер Юрий Гервазюк подписал указ, запрещающий сотрудникам силовых структур Молдовы находиться в форменной одежде на территории Бендер. Две молдавские тюрьмы, находящиеся в городе, отключены от электричества и водоснабжения. На действия приднестровской стороны Бюро по реинтеграции Молдовы ответило гневным заявлением, в котором обвинила бендерские власти в «односторонних» действиях, которые «способны дестабилизировать ситуацию в Зоне безопасности» и «навредить атмосфере доверия между двумя берегами Днестра».

В односторонних действиях обвинила Кишинев и приднестровская сторона. Дело в том, что в рамках мероприятий по либерализации визового режима Молдовы и ЕС молдавская сторона заявила о намерении открыть стационарные миграционные посты в шести населенных пунктах на границе с Приднестровьем. Подобный шаг выглядит как «оформление» молдавско-приднестровской границы и вряд ли может быть рассмотрен как шаг на пути к реинтеграции страны.

На том, собственно, случай и закончился.

2013 год во многом был особенным, хотя бы в силу того, что в этом году Украина впервые стала страной-председателем в ОБСЕ. Среди приоритетов председательствования было как раз решение «замороженных конфликтов». Для Украины разблокирование переговорного процесса между Тирасполем и Кишиневом было серьезным и крайне важным заданием. Тем более что наша страна и так является страной-гарантом приднестровского урегулирования.

Однако фактически с самого начала Евгений Шевчук показал, что он не намерен подыгрывать Украине. Все встречи, организованные украинской стороной, прошли без участия лидеров Молдовы и Приднестровья. И результативность была, к сожалению, низкой.

Более того, на фоне стремления официального Кишинева парафировать соглашение об Ассоциации с Евросоюзом (которое должно состояться в том же Вильнюсе на саммите «Восточного партнерства», где должно пройти и подписание Соглашения об Ассоциации Украины и ЕС) приднестровский лидер заявил о готовности Приднестровья присоединиться к Таможенному Союзу. Причем делал это на полном серьезе, очевидно, не понимая, что его претензии вызывают, по крайней мере, улыбку. Ведь одно дело, когда речь идет о стране с серьезным экономическим потенциалом, другое – об анклаве, не имеющем общей границы с Таможенным Союзом и полностью зависящем от дотаций из России. Долг Приднестровья за потребленный российский газ уже перевалил за 3 млрд. долларов. При этом приднестровские потребители за газ платят, но деньги «Газпрому» не уходят, а оседают в бюджете непризнанной республики. Кроме того, Россия осуществляет доплаты к пенсиям приднестровских пенсионеров.

В целом нельзя говорить, что миссия Украины в качестве страны-председателя ОБСЕ была полностью неудачной в урегулировании конфликта. В конце концов, позитивным является уже сам факт, что стороны продолжают диалог. Ярким примером может служить недавняя встреча Евгения Шевчука и молдавского премьера Юрие Лянкэ, результатом которой стало продление соглашения о грузоперевозках по приднестровскому участку железной дороги.

Вместе с тем заслуживает внимания и следующий факт. За три года Евгению Шевчуку удалось сделать то, что не удалось сделать до этого его предшественнику Игорю Смирнову, бессменному президенту ПМР на протяжении 20 лет, с 1991-го по 2011 год. Шевчуку удалось подавить оппозицию. Нет, он никого не сажал. Просто внутри республики были заблокированы оппозиционные сайты и форумы. С кем-то из оппозиционеров удалось договориться, кого-то вытеснить за пределы ПМР.

К сожалению, Украина в период своего председательства в ОБСЕ не обратила особого внимания на нарушения прав и свобод человека в Приднестровье, сосредоточившись на процессе урегулирования.

В последнее время приднестровский лидер делает более чем прозрачные намеки на то, что, якобы серьезные экономические проблемы, которые создаст для непризнанной республики вхождение Молдовы, а также Украины в Зону свободной торговли Евросоюза, могут стать весомым аргументом для признания ПМР. А также о том, что подписание соглашения об Ассоциации с Евросоюзом только усугубит раскол между берегами Днестра.

Как справедливо замечает молдавский публицист Владимир Цеслюк, истоки путаницы «в приднестровской тактике борьбы за независимость и истоки очевидной растерянности перед новыми внешнеполитическими обстоятельствами хорошо бы поискать не только в головах тираспольских деятелей, а еще и там, где планировались для Приднестровья такие мероприятия как референдум о независимости 2006 года, объявление евразийства национальной идеей республики, неряшливо организованные акции (в том числе – на правом берегу) «за хороший Таможенный Союз и против плохого для всей разъединенной Молдовы Европейского Союза». Нездешние выдумщики сильно отстали во времени и сильно ошибаются в оценках происходящих здесь событий. Еще несколько лет назад Приднестровье действительно было эффективным российским механизмом для влияния на внутреннюю и внешнюю политику РМ. Случалось, что молдавские партии выстраивались в период избирательных кампаний «под приднестровский вопрос» и клянчили голоса избирателей под необходимое объединение разобщенной Молдовы. Еще недавно обман получался. Сейчас уже не получится. Тот, кто этого не заметил или не хочет замечать, все еще думает, что Приднестровье по-прежнему в состоянии справиться со своей задачей, которая была сформулирована в начале 90-х годов. Доносящиеся порой до Кишинева голоса из-за Днестра: «Кому вы в Европе нужны без Приднестровья?» – уже никто не слышит. Кишинев привык жить без левого берега и сильно не переживает, что приднестровское урегулирование из вялотекущего когда-то превратилось в скучное и теперь почти всегда в занятие, способное только рассмешить нелепыми отговорками и еще более нелепыми поступками».

Ситуация действительно изменилась. Кишинев привык жить без Приднестровья, и последнее не является больше тем фактором, который способен задержать движение Молдовы в сторону Евросоюза. Конечно, гипотетически Приднестровье может рассчитывать на признание со стороны России, тем более что есть прецедент с Абхазией и Южной Осетией. Но Приднестровье – не Южная Осетия, тем более – не Абхазия. Оно находится в стороне от противостояния глобальных игроков. Две «полупризнанные» кавказские республики расположены в непосредственной близости от действующих и предполагаемых маршрутов энергоносителей из Каспийского региона в Европу. Кроме того, Абхазия имеет выход к морю, что немаловажно в условиях нарастающей конкуренции между странами Причерноморья за грузопотоки. Все эти факторы в целом определяют и значимость Приднестровья в глазах той же России. Тем более что России интересно не Приднестровье само по себе, ей нужна вся Молдова.

В этих условиях, пожалуй, единственный способ заставить Евросоюз отказаться от стремления включить в свою орбиту Молдову – это спровоцировать очередной виток напряженности. Для этого вовсе не обязательно раздувать вооруженный конфликт, подобный тому, что разгорелся в 1992 году. Достаточно масштабной провокации. Хотелось бы, чтобы до этого не дошло.

Артем ФИЛИПЕНКО.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат