05.04.2013 | Общество

Умерла наследница Johnson & Johnson, горничная, которая стала миллиардером

В Польше умерла Барбара Пясецкая Джонсон — долларовый миллиардер, филантроп и коллекционер произведений искусства. Ее биография выглядит как воплощение «американской мечты».

Бывшая горничная, она стала наследницей всемирно известной бизнес-империи и одной из богатейших женщин на планете.

Барбара Пясецкая родилась в 1937 году в деревне Станевичи на востоке Польши — в нынешнем Берестовицком районе Гродненской области Белоруссии. Ее отец был фермером, а после Второй мировой войны Пясецкие переехали в западную часть страны и обосновались во Вроцлаве. Барбара изучала во Вроцлавском университете историю искусств, потом отправилась на учебу в Рим, а в 1968 году переехала оттуда в Соединенные Штаты.

Красивая, но не слишком оригинальная миллиардерская легенда гласит, что в Америку полька прибыла с сотней долларов и почти не зная английского языка. Вскоре Бася — именно так, уменьшительным вариантом имени, ее обычно называли в США — нашла работу горничной в Нью-Джерси, в особняке Джона Сьюарда Джонсона. Джонсон, сын одного из основателей корпорации Johnson & Johnson и наследник этой «империи» лекарств и медицинского оборудования, к тому моменту уже примерно полвека занимал директорский пост в семейном бизнесе.

Польская «Золушка» пленила сердце престарелого «принца», который был старше ее на сорок два года и успел почти тридцать лет прожить во втором браке. Сьюард, насколько известно, имел слабость к женщинам помоложе. Ему, в частности, приписывали роман с 14-летней свояченицей. Более того, впоследствии, уже после смерти магната, его старшая дочь заявила, что отец растлил ее, когда ей было всего девять лет. Не исключено, впрочем, что это был поклеп — часть ожесточенной битвы вокруг наследства Джонсона. Горничной Басе, кстати, была уготована в этой битве одна из главных ролей.

Спустя всего девять месяцев после трудоустройства Пясецкая покинула гостеприимный дом Джонсона и отправилась на учебу в Нью-Йорк. По одним данным, в Нью-Йоркском университете на Манхэттене она стала изучать английский, а по другим — искусствоведение. К этому моменту относится еще одна красивая легенда, которую сама Барбара впоследствии преподнесла журналистам. Она рассказала, что за ней внезапно прибыл личный шофер Сьюарда Джонсона, который доставил ее в офис босса в Нью-Джерси. Там пожилой богач признался Басе в любви, чем несказанно ее удивил: «Мы ведь едва могли разговаривать друг с другом».

Языковой барьер благополучно рухнул, Джонсон арендовал для Пясецкой квартиру на Манхэттене и стал жить вместе с ней. В 1971 году 76-летний Сьюард развелся с супругой Эстер и женился на 34-летней Басе. Никто из шестерых детей жениха — четверых от первого брака и двоих от второго — свадьбу своим присутствием не почтил.

В последующие годы Сьюард, потакая интересу жены к искусству, помог ей заложить основу ее будущей коллекции живописи. В числе авторов полотен, которые приобретали Джонсоны, называют Клода Моне, Пабло Пикассо, Рембрандта, Тициана. Еще одним подарком для Баси стало поместье в Нью-Джерси с особняком в георгианском стиле и участком в сто сорок акров (57 гектаров) примерной стоимостью от двадцати до тридцати миллионов долларов. Назвали поместье, судя по всему, в честь знаменитого имения Льва Толстого, но по-польски — Ясна Поляна.

Из года в год Сьюард Джонсон неоднократно менял свое завещание, с каждым разом выделяя третьей жене всю большую долю наследства. Окончательный вариант был оформлен 14 апреля 1983 года, а уже 23 мая 87-летний магнат скончался от рака простаты. Как выяснилось, Сьюард завещал Басе почти все свое состояние, которое грубо оценивалось в полмиллиарда долларов. В числе прочего третья миссис Джонсон получила 18 миллионов акций семейной корпорации. Зато все сыновья и дочери покойного, равно как и основанный им Океанографический институт Харбор Бранч, остались ни с чем.

Дети Джонсона предсказуемо возмутились и в 1986 году обжаловали последнюю волю отца в суде. Они подчеркивали, что делают это вовсе не ради денег, а ради восстановления справедливости. Истцы утверждали, что мачеха при пособничестве ее адвоката Нины Загат силой заставила умирающего Джонсона поменять завещание. Бывшая горничная якобы морально и даже физически унижала супруга и получила его последнюю подпись, когда старик уже выжил из ума и был недееспособен.

Барбара Пясецкая Джонсон на это возражала, что все двенадцать лет брака была Сьюарду хорошей женой. «Мне очень жаль, что дети поднимают собственного отца на смех, — сетовала вдова на процессе. — Их вычеркнули из завещания задолго до того, как я вообще приехала в страну». Бася заявляла также, что за много лет до смерти дети ее покойного супруга получили от него капиталы в трастовых фондах. Кроме того, по версии Пясецкой, Джонсон не желал упоминать отпрысков в завещании, так как был разочарован их жадностью и скандальным поведением.

Тяжба продлилась четыре месяца, в ней участвовали в общей сложности более двухсот юристов, а сумма судебных издержек составила примерно семнадцать миллионов долларов. Каждая из сторон представила в свою пользу показания многочисленных свидетелей, но в конечном счете вердикта решили не дожидаться. По условиям внесудебного соглашения, Пясецкая Джонсон получила 350 миллионов и Ясну Поляну, а остальное частично досталось детям Сьюарда и институту Харбор Бранч, а частично пошло на уплату налогов и покрытие судебных издержек. В итоге дети магната унаследовали от него лишь около двенадцати процентов имущества.

Успешно отстояв свое право на наследство, «Золушка» превратила Ясну Поляну в кантри-клуб с полем для гольфа и переселилась в Монако, где занималась преимущественно благотворительностью и собиранием живописи и антиквариата. Что касается картин, то особый интерес наследница Johnson & Johnson уделяла барочной живописи и старым мастерам. Полотна из ее коллекции выставлялись в Музее при капелле Визитации в Монако и в варшавском Национальном музее.

В новостях последних лет фигурировали две рекордные сделки, заключенные Пясецкой Джонсон. В 2004 году она продала на лондонском аукционе самый дорогой в мире предмет мебели — Бадминтонский кабинет. Покупатель, князь Лихтенштейна Ханс-Адам II, заплатил за этот комод XVIII века 36,7 миллиона долларов. Еще один рекорд был установлен в 2009 году, когда Барбара выручила 32,9 миллиона долларов за «Мужской портрет» кисти Рембрандта. Приобрел картину американский игорный магнат Стив Уинн.

Благотворительными проектами занимался Фонд Барбары Пясецкой Джонсон, который базируется в Нью-Джерси. По последним данным, активы этого фонда составили почти два миллиона долларов; известно, что немалая часть этих средств получена от продажи предметов искусства. Особо заметной статьей расходов фонда была помощь аутичным детям и молодежи. В частности, Пясецкая Джонсон активно спонсировала организацию Art for Autism и учредила Институт детского развития, который занимается поддержкой детей-аутистов и их семей, а также ведет исследования и готовит специалистов в этой области.

Школу для детей, страдающих аутизмом, Пясецкая Джонсон открыла и на родине, а именно в Гданьске. Она вообще не забывала о Польше и занималась как гуманитарными программами на территории страны, так и поддержкой польских студентов в США. Самая громкая польская инициатива Пясецкой, впрочем, имела несколько иную направленность. В 1990 году вдова Сьюарда Джонсона, прежде неизвестная землякам, заявила о намерении пожертвовать сто миллионов долларов на реконструкцию гданьской верфи — колыбели профсоюза «Солидарность», который под началом Леха Валенсы противостоял коммунистическому режиму. Воплотить идею в жизнь так и не удалось, однако многие поляки прониклись к бывшей соотечественнице симпатией.

Именно в Польше, а не в роскошном Монако, Барбара Пясецкая Джонсон завершила свой жизненный путь. Она умерла во Вроцлаве в понедельник, 1 апреля — как заявили журналистам родственники, кончине Барбары предшествовала продолжительная тяжелая болезнь. Хоронить ее будут 15 апреля — там же, во Вроцлаве, где прошла ее юность.

Капитал Пясецкой Джонсон за годы вдовства значительно увеличился. По данным Forbes за март 2013 года, ее активы составляли 3,6 миллиарда долларов, она занимала 376 место в мировом рейтинге миллионеров и 42-е — в рейтинге богатейших женщин. О том, как «Золушка» распределила доставшееся ей богатство, пока ничего неизвестно.

Василий Чепелевский.

Лента.Ру

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат