12.01.2013 | Медицина

Слух оглохших мышей восстановили с помощью лекарства от деменции

Группе американских и японских ученых удалось добиться у мышей частичной регенерации слуховых волосковых клеток, пораженных длительным воздействием очень интенсивного шума.

В ходе исследования под руководством специалиста по стволовым клеткам Алберта Эджа (Albert Edge) из Massachusetts Eye and Ear Infirmary (Бостон) был применен лекарственный препарат, изначально разработанный для терапии болезни Альцгеймера. Результаты работы, опубликованной в журнале Neuron, открывают перспективы для фармакологического лечения нейросенсорной тугоухости у людей.

Волосковые клетки расположены в улитке, которая находится во внутреннем ухе, и обеспечивают процесс генерирования нервных импульсов в ответ на звуковые волны. При повреждении волосковых клеток, в том числе вследствие звукового воздействия, наступает нейросенсорная глухота, лечение которой затруднено ввиду того, что у млекопитающих, в отличие от птиц и рыб, этот вид клеток естественным образом не восстанавливается.

В ходе поиска способов активации регенеративного потенциала волосковых клеток ученым удалось добиться такого эффекта с помощью стволовых клеток. В 2005 году терапия стволовыми клетками частично восстановила слух у взрослых морских свинок, затем такого же эффекта удалось добиться у мышей, а в 2009 году этот метод впервые был применен для лечения нейросенсорной глухоты у грудного ребенка, которому переливали препарат его собственной пуповинной крови, и дал успешные результаты. Однако исследования Эджа и его коллег были направлены на поиск лекарственных препаратов, способствующих регенерации волосковых клеток, так как такой вид терапии, в случае ее успешности, будет значительно более доступен и прост в применении.

В качестве таких препаратов были выбраны ингибиторы фермента гамма-секретазы, первоначально разработанные для терапии болезни Альцгеймера, однако в ходе клинических испытаний оказавшиеся недостаточно действенными и вызывающими серьезные побочные эффекты со стороны кишечника и иммунной системы.

Тем не менее, группа по руководством Эджа обнаружила в ходе экспериментов на стволовых клетках внутреннего уха in vitro, что этот класс препаратов способствует превращению части другого класса слуховых клеток, опорных клеток, которые остаются неповрежденными в случае нейросенсорной глухоты, в волосковые. Происходит это за счет блокирования ингибиторами гамма-секретазы также и клеточного сигнального пути Notch. Трансмембранные белки этого семейства регулируют клеточную дифференциацию. Блокирование Notch позволяет опорным клеткам выступить в качестве прекурсоров волосковых и тем самым достигается эффект регенерации последних.

Чтобы выяснить, сработает ли этот механизм in vivo, группа Эджа выбрала их четырех препаратов, принадлежащих к классу ингибиторов гамма-секретазы, препарат LY411575, который продемонстрировал наиболее сильный регенеративный эффект в экспериментах in vitro. Затем авторы протестировали препарат на взрослых мышах, которые оглохли после двухчасового экстремального акустического воздействия. В результате применения LY411575 слух у мышей частично восстановился, причем произошло это за счет дифференциации опорных клеток в волосковые.

Авторы предполагают, что в дальнейшем, в случае терапии нейросенсорной тугоухости у людей с помощью LY411575, нежелательных побочных эффектов препарата, которые проявляются в случае его орального применения, можно будет избежать благодаря его непосредственному введению в мембрану, разделяющую среднее и внутреннее ухо. Тестирование на мышах показало, что такой способ не влияет на эффективность лекарства.

Хотя до клинических испытаний LY411575 еще далеко, необходимо провести множество дополнительных исследований, в частности выяснить, сохраняется ли эффект препарата в случае применения не сразу после потери слуха, а отложенного по времени, руководитель группы полагает, что полученные результаты очень многообещающи. "Это уже практически нога, просунутая в дверь", - заявил Эдж.

Источник — Лента.Ру

Фотогармошка 300
Аккерманская крепость
Адвокат