Дякую
Дякую

21.04.2012 | Политика

Во Франции наступает день тишины

Во Франции наступает день тишины: кандидатам в президенты запрещено агитировать, а социологам — публиковать данные опросов общественного мнения. Мораторий будет действовать до окончания голосования.

За нарушение — штраф в 75 тысяч евро. Но французские блоггеры уже придумали, как обойти запрет — изобрели шифры. Например, "сборная Нидерландов ведет в матче против Венгрии" — это означает, что Олланд, фамилия которого по-французски означает "Голландия", выигрывает у Саркози, у которого венгерские корни. Кроме явных фаворитов, в гонке еще восемь участников.

В Нантерре, тишайшем пригороде Парижа, ультраправая Марин Ле Пен отпразднует победу — если, конечно, будет, что праздновать. Опросы обещают ей процентов 15, а хозяин ее любимого ресторана Chez Tonton гарантирует победу от Бордо до Нормандии. Сервированный стол ждет лидера национального фронта Марин и ее отца каждый день.

Месье Доминго — португалец, хотя живет во Франции уже лет 30 и имеет право голоса. Жесткая позиция семейства Ле Пен его ничуть не смущает. Посетителей, кажется, тоже. За рюмкой здесь говорят так: Марин против иммиграции, но не против иммигрантов.

"Она поддерживает тех, кто работает и ведет честный образ жизни, и борется с теми, кто отказывается заниматься делом. Вот почему я ее поддерживаю", — объясняет Доминго.

Война рейтингов — на билбордах: кого-то уже устали переклеивать, кто-то остается с носом, Ле Пен достается брань, Саркози срывают или дорисовывают. Война и на первых полосах — Саркози в Le Monde, Меланшон в Libération, прогнозы у всех изданий и агентств разные. Саркози и Олланду кто-то дает поровну — по 27 процентов, кто-то — 26,5 действующему президенту против 30 у социалиста.

Для "маленьких" кандидатов сейчас действительно последний шанс заявить о себе. Например, лидер "зеленых" Ева Жоли рискует остаться в памяти французов как странная норвежка с акцентом и в смешных очках. Жак Шеминад — у него ноль процентов — запомнится своей идеей поскорее снова вернуться на Луну и колонизировать Марс. Ноль процентов и у Натали Арто — учительницы и троцкистки. Филипп Путу — у него тоже немного процентов — это рабочий с завода Ford.

В последние сутки перед днем тишины три женщины и семеро мужчин — ультраправые, ультралевые и центровые — спешат провести митинги. Жан-Люк Меланшон из Левого фронта собирает 60 тысяч сторонников в центре Парижа.

А вот для Николя Саркози, по многим опросам, и так все больше отстающего от соперника Олланда, рукопожатие с избирателями в Париже обернулось конфузом — вот он снимает часы с запястья и прячет в карман. Справедливости ради — это браслет, похоже, просто расстегнулся, — но в Интернете тут же сыплются едкие комментарии: Сарко просто боится, что у него их ненароком украдут — все-таки Patek Philippe, 55 тысяч евро.

Президент тут же оправдывается — мол, подарила супруга, дороги как память. Официальные опросы показывают, что если Саркози и Олланд выйдут во второй тур, то лидер социалистов опередит соперника минимум на 14 процентов. А если сложить результаты всех ультралевых и ультраправых кандидатов, то выходит колоссальная цифра. Это значит, что избиратели склоняются к радикальному крылу. Но, как бы то ни было, как говорят французы, в первом туре они выбирают, во втором — исключают.

Источник — "Вести.Ru"

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат