Регби
Регби

08.04.2012 | Социальная сфера

«Окна жизни» не откроют: одесские чиновники — против

О так называемых «Окнах жизни» для новорожденных, которые не нужны своим родителям, об инициативе Одесского отделения Красного Креста газета «Юг» уже писала. И не раз.

Напомним, что первое «Окно жизни» для брошенных детей открылось во Львове в 2009 году. Проект уникальный для Украины, но отнюдь не для европейских стран. В свое время подобные пункты открывали при церквах и странноприимных домах. В сущности, это были места, куда непутевые матери могли анонимно подбросить нежеланных для них детей, и где о малышах могли позаботиться в дальнейшем. Суть проекта проста: таким образом общество старается дать возможность матерям, как это ни страшно звучит, разрешить своим детям остаться в живых. Не бросить их в мусорный бак, под скамейку на улице, в туалете на вокзале, а просто прийти и оставить младенца там, откуда его заберут тотчас же. При этом, подчеркивали врачи и работники социальных служб еще и еще раз, сохраняется полная анонимность.

Что же представляет собой «Окно жизни»? По традиции, такие пункты приема младенцев находятся при больницах, церквах, роддомах, других официальных учреждениях. Все происходит очень просто. Женщина подходит к специально оборудованному окну, ее никто не видит. Она нажимает на кнопку. Окошко открывается, появляется колыбель, в нее можно положить младенца. Через несколько минут, которые даются матери на последние размышления, окно закрывается. В это время к дежурному поступает сигнал о том, что в колыбели появилось дитя. Вот и все.

За дальнейшее благополучие брошенного ребенка берет на себя ответственность государство. Младенца осматривают специалисты, если надо — лечат, затем отправляют его в Дом ребенка. В течение двух месяцев новорожденного нельзя усыновлять, это время ожидания — вдруг мать опомнится и придет за своим младенцем.

Особых денег для оборудования такого «Окна» не требуется, особенно по нынешним меркам. То есть речь идет не о миллионах и даже не о сотнях тысяч, а о приблизительно десяти тысячах гривень. Глава одесского отделения Красного Креста Тамара Барныч подчеркнула тогда, что у властей деньги на оборудование пунктов для малышей никто не просит. Нашлись благотворители, которые выделили средства. Определились и места создания «Окон жизни».

Сначала их должно было быть три, одно из них — неподалеку от вокзала в Котовске, куда, согласно статистике, чаще всего подбрасывают новорожденных.

Одесское «Окно жизни» надеялись открыть еще до начала нынешнего года. Пункт оборудовали в ГКБ №3 — решили сначала посмотреть, как пойдут дела. Но неожиданно открытие бокса застопорилось. Вот уж чего не ожидали инициаторы проекта — так это сопротивления местных властей.

Казалось, чего проще — дать официальное разрешение на работу «Окна». Ведь, по сути, кроме этого разрешения, ничего от чиновников от медицины и не требовалось. Но не тут-то было. Горздрав официальное «добро» на работу «Окон жизни» не дал.

Мотивировка? В ответе городского управления здравоохранения по поводу открытия (вернее, нецелесообразности открытия) «Окон жизни» сказано много слов. Но понять причину отказа все равно невозможно.

— Когда пришло время согласования, мы, конечно, отправили официальное письмо в горздрав, но такого ответа никто не ожидал! — рассказывает Тамара Владимировна Барныч. — Ведь «Окна» не какое-то неизвестное явление, такие пункты для детей давно работают в Европе. Открыты они уже в Киеве и Львове. За то время, что решается вопрос в Одессе, открылись пункты в Виннице и Запорожье. Но руководство горздрава не считает, что такое «Окно» в Одессе необходимо. В качестве аргумента пишут, что, например, по статистике за последние четыре года число детей-отказников снизилось. Но позвольте, разве мы говорим о детях-отказниках? Нет. Мы говорим о тех несчастных, которым не довелось остаться в роддомах или Домах малютки. Мы стремимся спасти жизни тех, кого бросают на улице, и это еще в лучшем случае. Говорится в письме и о том, что остаются нерешенными юридические вопросы. Какие, хотелось бы нам знать?

Судя по тому, что сказано в письме, одесские чиновники от медицины считают более целесообразным увеличение количества кризисных центров для матерей.

А пока, совсем уж недавно, одна из горе-мамочек подбросила новорожденного в парк, недалеко от уже оборудованного, но не открытого по воле чиновников «Окна».

Вопрос об «Окнах жизни» будет еще раз рассмотрен на заседании депутатской комиссии по здравоохранению. Но особых надежд нет.

— Мне очень жалко, что мы потратили время и деньги впустую. Сколько одиноких стариков, больных нуждаются в них, они сказали бы нам спасибо, если бы удалось решить хотя бы часть их проблем! — с горечью говорит Тамара Барныч.

В результате (если ничего не изменится, а на это, кажется, рассчитывать не приходится) «Окно» будет демонтировано.

В народе говорят — инициатива наказуема. Но Одесса как-то умудрялась, даже в советские времена, обходить запреты стороной. В этот раз ситуация кажется безнадежной…

Елена АНТОНОВА, «Юг».

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат