Айвазовский
Айвазовский

17.10.2011 | Культура

В Музее современного искусства Одессы откроется зал Олега Соколова — художника, поэта, диссидента

В Музее современного искусства Одессы (Сабанский пер., 4-а) завершается подготовка к новому сезону. 20 октября посетителям будет представлена обновленная экспозиция.

Одним из самых интересных и ожидаемых событий станет открытие зала художника Олега Соколова — художника, поэта, диссидента.

Олег Аркадьевич Соколов (1919 – 1990) был предтечей культурного сопротивления соцреалистической доктрине в Одессе. О.Соколов учился в Одесском художественном училище. После возвращения с войны продолжил обучение во Львовском институте декоративно-прикладного искусства, а затем опять в ОХУ. С 1955 года и до конца жизни работал научным сотрудником Одесского музея Западного и Восточного искусства.

Еще в начале 1950-х, до наступления Оттепели О. Соколов пришел к пониманию нелепости соцреализма, как единственного пути развития культуры. Вероятно, главным для формирования качеств, определивших его уникальную роль в искусстве Одессы, было общение с профессором Т. Б. Фраерманом. Этот легендарный человек принадлежал к одесской и парижской школам живописи, дружил и работал с Дега, Роденом и Матиссом, участвовал с ними в общих выставках. Он был представителем другого мира, чудом сохранившимся в советской Одессе. В 1950-е ему уже не разрешали преподавать, но Соколов ежедневно ходил к Фраерману домой, беседовал с ним, перенимая у Учителя глубинное понимание свободы и культуры.

Олег Соколов был фигурой общественной. Еще в начале 1960-х он явочным порядком создал клуб «Цвет, музыка, слово» им. М. К. Чюрлениса — первое в Одессе общественное объединение, созданное без участия (а точнее вопреки) Государства. Там обсуждались современные культуроведческие проблемы без политического контекста, но и этого было достаточно, чтобы попасть под определение «не наши взгляды».

Общаться с ним любили, и каждую среду его крошечная квартира (мастерской у него не было — в члены Союза художников, естественно, не приняли) заполнялась друзьями. Кто только ни бывал в этом доме! Коллеги-художники, в основном, его не принимали. Другое дело — философы, ученые, поэты. Для них Соколов воплощал актуальную в то время задачу единения «физиков и лириков».

Философ Авенир Уемов и Булат Окуджава; коллекционер русского авангарда Георгий Костаки, приобретавший его работы, и музыковед, а спустя годы первый лидер «Саюдиса», Витаутас Ландсбергис. Его творчество знали далеко за границами Одессы: в Москве работы Соколова были в коллекциях Бориса Слуцкого и Евгения Евтушенко, в Литве он был известен благодаря клубу им. Чюрлениса, а в Казани ряд статей посвятил художнику теоретик цветомузыки Булат Галеев.

Мировоззрение О. Соколова, особенно в начале творчества, проявилось в весьма едких графических работах, близких к карикатуре, иногда политической. Больше всего доставалось критикам и администраторам от искусства. Чего стоит его работа «Любитель абстракции», созданная в 1951 году и экспонируемая в зале МСИО. Надо помнить, что создание такого листика вполне «тянуло» на большие проблемы для автора. Он не выходил на площади, не участвовал в других акциях диссидентов (хотя некоторые коллективные протесты подписывал), но вокруг него постоянно существовало поле интеллектуальной и нравственной свободы. Ломая догматы у всех на виду, он боролся за право не скрывать убеждения. Свои произведения он не складывал в стол до лучших времен, а дарил многочисленным друзьям. Художник выражал свой протест творчеством.

Круг интересов Соколова виден из названий его произведений: «Сталкер», «Освоение космоса», «Детерминизм и вероятность», «Экологическая баллада», «Памяти Колчака», «Школа биоритмов», «Карате – пустая рука», «Песни Высоцкого», «Распутин», «Гимн металла», «В помощь изучающим психиатрию», «Экзистенциализм», «Душа самурая», «Панно для космической ракеты», «Мастер и Маргарита», «Франсуа Вийон», «Ритмы джаза», «Песня хиппи»…

Он блестяще знал мировое искусство. Большое место в творчестве О.Соколова занимало живописное «видение» музыки. Шуберт и Бах, Вагнер и Стравинский и, конечно, Скрябин — эти имена были для него священны. Его композиции отражают внутреннее состояние души: слушая звуки музыки, художник полагался на интуицию, сопоставлял звук и цвет. Например, для передачи мощи произведений Скрябина, художник использовал огромные, иногда страшные, волны «мрачных» цветов — черного, фиолетового, синего. Для выражения тонких вибраций души создавал причудливую игру широких цветовых пятнен и линий, созвучий различных тонов, соотношений геометрических фигур и цветовых ритмов.

О. Соколова называют первым советским абстракционистом Одессы, но круг его интересов был существенно шире. В 1950-х и 60-х значительное место занимал символизм с элементами модерна. Тогда же были созданы прекрасные эротические серии. В дальнейшем элементы в стиле модерн художник удачно использовал в абстрактных работах.

Абстрактное искусство было любимой формой творчества Автора. В конце 60-х на смену экспрессивным цветовым волнам пришли небольшие геометрические формы — квадраты, треугольники, круги, черно-белые или чистых цветов, пересекаемые отрезками прямых линий и расположенные на монохромных поверхностях в различных композиционных соотношениях. Со временем эти техники усложняются. Значительное влияние на О.Соколова оказал В. Вазарели и его оп-арт. Созданные произведения поражают каллиграфической точностью пропорций и соотношений цветов.

Затем О.Соколов стал использовать в своих произведениях коллаж, вводя в абстрактные композиции вырезки из газет и элементы фото, цифры и буквы, научные символы и знаки, комбинируя эти элементы с геометрическими фигурами и линиями на фоне цветных участков и пятен. Иногда художник использовал в коллажах природные объекты (например, листья деревьев).

Наиболее сложными стали коллажи, в которых автор совмещал тексты (в основном поэзию) и живопись. Трудно сказать, что в этих работах было первичным. Иногда текстовые вставки задавали ритм и идею живописным произведениям. Часто стихи были иллюстрацией построений художника. Особенно интересны работы, в которых Олег Соколов использовал свои стихи (он был глубоким, неординарным поэтом). Это было наиболее органично и цельно, являясь чем-то большим, чем просто живописью или поэзией.

Необходимо отметить тонкий юмор и нестандартное образное мироощущение, позволявшие автору в таких произведениях выявлять неожиданные, иногда парадоксальные связи и ассоциации. Не зря современные исследователи обнаруживают в творчестве О. Соколова подходы, присущие концептуализму.

В 1970-е годы Олег Соколов достиг синтеза всех перечисленных методов и приемов. Его работы стали еще более сложны и непредсказуемы. Все элементы произведений являются существенными. Цвет, форма, пространство, линия, текст, объекты — все взаимосвязано. Музыка и поэзия помогли ему найти подходящие приемы и способы воплощения своих идей на бумаге, нужное решение художественного поиска.

О. Соколову удалось сопоставить безграничный материальный мир с космосом чувств. Эта способность «слышать» чувства, «видеть» духовную жизнь каждого предмета ощущается в его лучших произведениях. Линии, штрихи, фигуры, пятна движутся в непрерывном космическом танце вокруг центрального звена картины — таинственного образа, иногда обозначенного лишь названием… Возникает новая реальность, имеющая бесконечное множество измерений, непредсказуемая и непостижимая в своем многообразии и бесконечности.

Семен Кантор, Любовь Заева, Евгений Голубовский.

Ознакомиться с работами Олега Соколова можно в Художественной Интернет-галерее на нашем сайте.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат