Айвазовский
Айвазовский

12.04.2011 | Общество

Одессит спасал моряка в Атлантике по телефону

Находясь в автобусе рейса Донецк — Одесса, доктор медицинских наук, академик Евгений Белобров оказал неоценимую помощь соотечественнику, на теплоходе «Джон Ф» бороздившему волны Атлантики.

Звонок застал в дороге

Автобус Донецк-Одесса в конечный пункт назначения прибыл с полуторачасовым опозданием. Поначалу пассажиры возмущались внеплановыми остановками, однако вскоре раздражение сменилось всеобщей заинтересованностью, а некоторые даже пересели поближе к мужчине, у которого то и дело звонил мобильник. Особенно усердствовала дамочка средних лет, стоматолог.

— Коллега, — обращалась она к седобородому соседу. — А разве на море нет врачей?

— Почти четверть века назад их в целях экономии списали на берег, — терпеливо объяснил академик. — И будь на борту балкера «Джон Ф» наш коллега, мы бы сейчас предавались более приятному разговору... Да, капитан, слушаю внимательно... Сделали то, что я рекомендовал?

Капитан балкера, старый морской волчара и, как Евгений Белобров, коренной одессит, доложил, что судовые умельцы из пластиковой бутылки и трубки соорудили клизму для больного матроса, затем сообщил температуру и общее самочувствие пострадавшего.

Вообще-то ни один уважающий себя судовой доктор не вышел бы в рейс без клистирной трубки. Но после того, как врачебные функции приказом свыше были возложены на капитанов и его помощников, судовые лазареты превратились в хранилища медикаментов, где не то что морской офицер, сам черт ноги поломает.

— Подготовка командного состава, — рассказывает корреспонденту «Донбасса» Евгений Белобров, — оставляет желать лучшего, ведь они обучались в мореходных училищах, а не медицинском институте. Поэтому чуть что, они хватают телефон спутниковой связи. Звонок может настигнуть тебя где угодно: во время сна, за обедом, или, как сейчас, в дороге.

На ноги поставил... капустный лист

Правда, капитан балкера допустил непростительную ошибку. Понадеялся, что при помощи болеутоляющих таблеток поставит мариупольского парня на ноги, однако просчитался. У матроса на боку образовалась гематома чудовищных размеров, повысилась температура и возникла проблема с отправлением естественных надобностей.

— Из объяснений капитана, — продолжает руководитель Центра экстренного медико-санитарного реагирования, — я сделал вывод, что у пострадавшего сломано три ребра, возможно проникающее ранение правого легкого. Попытался парень посредством рычага отвернуть гайку на палубе, но сооружение не выдержало, и молодой человек со всего размаху упал на гусачок — трубку для отвода излишков содержимого топливных танков. Дальнейшее наблюдение за больным проводилось через спутник связи, капитан сообщал о его состоянии на данный момент, я, в свою очередь, давал конкретные советы. Так, в частности, на свет появилась самодельная клизма.

Впрочем, Евгению Петровичу в своей практике неоднократно приходилось прибегать к услугам умельцев. Будучи судовым врачом теплохода «Суджа», он сделал чертеж недостающих для хирургического вмешательства инструментов, а токарь блестяще их изготовил. Операция по удалению из застрявшего в теле четвертого механика инородного тела прошла успешно.

В нынешней же своей ипостаси академик прибегает и к средствам народной медицины. Всего несколько недель тому он консультировал второго помощника капитана танкера «Либерти» водоизмещением в шестьдесят тысяч тонн.

— Судно находилось в Черном море за семнадцать километров от Керченского канала, — рассказывает Евгений Белобров. — Сообщили, что у второго помощника крайне высокая температура, вызванная обширным гнойником. Шторм восемь-девять баллов, буксиры к борту танкера подойти не могут. Прошу капитана сделать снимок цифровым фотоаппаратом и переслать по электронной почте. Спустя два дня после сделанного назначения больной встал на ноги. А назначение было весьма простым. Изучив снимок, академик посоветовал приложить к гнойнику капустный лист...

Ему рукоплескали пассажиры

Биография Евгения Петровича богата приключениями, консультациями по радио, каждая из которых достойна отдельной главы, а также непосредственным участием в устранении последствий аварий вроде керченской драмы, когда за одни сутки погибло несколько судов и более тридцати человек. Эти и другие события, возможно, войдут в художественную книгу академика «Записки корабельного медика». Ну а мы вернемся к затронутой теме оказания помощи тем, кто сегодня находится за сотни и тысячи миль от госпиталей, операционных и процедурных кабинетов.

— Лечение капустным листом, — продолжает собеседник, — хотя и дало положительный эффект, однако наводит на грустные размышления. Представляете, в двух десятках километров от берега жестоко мучается человек, но буксиры подойти не могут, а имеющиеся в распоряжении вертолеты в такую погоду не летают. Следовательно, нам необходима техника, которой располагают береговые службы Европы и Америки. Когда матроса с теплохода «Кайт» доставляли в госпиталь Саванны, погода тоже оставляла желать лучшего. Шквалы следовали один за другим, высота волн достигала шести-семи метров, однако спасатели и пилоты вертолета благополучно переправили парня на берег и тем самым спасли ему жизнь. Правда, справедливости ради следует заметить, что Центр на просторах Мирового океана пользуется серьезной репутацией, за консультацией обращаются не только наши ребята, но и иностранцы. К слову, ни один из пребывавших под радиоконтролем моряков не получил серьезных осложнений и не стал в конечном итоге инвалидом.

...А между тем автобус Донецк – Одесса сделал очередную остановку у поворота на село Атманай, где родился и сегодня служит Господу Федор Конюхов (отец Федор). И хотя разговор с капитаном балкера «Джон Ф» не предназначался для чужого уха, академик, вняв молчаливому вопросу остальных пассажиров, включил мобильник на громкую. Доклад из Атлантики прозвучал утешительно: после процедуры, смены компресса и укола матрос почувствовал себя значительно лучше. Температура пошла на убыль, дыхание стало более ровным и самое главное — он наконец уснул. Последние слова были встречены присутствующими на ура.

Выжили все!

Из тысячи приписанных к Мариуполю, Измаилу и Одессе судов торгового флота остались считанные единицы, да и те по причине преклонного «возраста» едва держатся на плаву. И тем не менее, страна обладает значительным (порядка ста тысяч человек), высококвалифицированным отрядом моряков. Из них ежедневно более десяти тысяч пребывают далеко за пределами Родины.

Специфические, подчас малопрогнозируемые, условия плавания делают экипажи крайне уязвимыми. Тяжелейшие травмы, острые отравления продуктами фумигации сыпучих грузов, инфекционные и прочие заболевания определили моряков в группу повышенного риска. Большинство несчастных случаев происходит вдали от берегов, что осложняет оказание медицинской помощи, в которой (данные 2011 года) нуждались 13 украинцев, восемь филиппинцев, четыре индонезийца. При этом рейсы теплоходов «Джон Ф», «Аркадия», «Суахили» с больными на борту проходили в тяжелых погодных условиях.

Но как бы там ни было, ни один из пострадавших не погиб. И здесь немалая заслуга Центра экстренного медико-санитарного реагирования по поиску и спасению людей в море при Минздраве Украины, который возглавляет академик, профессор Евгений Белобров, консультировавший спецкора «Донбасса» во время выяснения обстоятельств массовой гибели судов торгового флота в районе Керченского пролива.

Юрий ХОБА, «Донбасс»

Фотогармошка 300х250
Аккерманская крепость
Адвокат