04.06.2021 | Культура

В Одесском ТЮЗе поставили антиутопию для подростков и их родителей

В Одесском театре юного зрителя им. Ю. Олеши поставили антиутопию для подростков и их родителей – спектакль «Present Perfect», передает корреспондент агентства «Вікна-Одеса».

Не знаю, замечали ли вы, но мировая драматургия обходит своим вниманием значительный пласт потенциальных театральных зрителей – возрастную категорию 13+ или попросту подростков.

Тех, кому детские спектакли о зверушках, волшебниках и принцессах уже неинтересны, а взрослые, с их скучными взрослыми проблемами, еще неинтересны. У подростков свой мир, свои проблемы и страхи. Их раздирают на части эмоции, о которых общество не хочет говорить открыто и которые ребят заставляют подавлять. С родителями и учителями невозможно найти общий язык, и весь мир кажется чужим и враждебным. И кто сказал, что подросткам легко живется?

Одесский ТЮЗ, по словам директора театра Оксаны Бурлай-Питеровой, постоянно находится в поиске репертуара для зрителей этой возрастной категории. Театр хочет говорить с ними на их языке, ставить спектакли для подростков на современном материале. Более того, ТЮЗ ищет пьесы, постановки по которым дети могут посмотреть вместе с родителями. Задача театра – заставить детей и взрослых разговаривать, попытаться понять друг друга. Таким в январе 2019 года стал спектакль «Красная каска» по пьесе Керен Климовски.

И вот теперь – новая постановка. Антиутопия Ольги Анненко «Present Perfect» была создана в рамках Лаборатории современной украинской драматургии, организованной НСТДУ осенью прошлого года. Поставила спектакль молодой киевский режиссер Полина Коробейник.

«2073 год, 1973-й или 1773-й – базовые проблемы остаются теми же. Отношения между родителями и детьми, между поколениями. Как им добиться взаимопонимания, услышать друг друга. Это очень важно, это – путь к счастью. Эти проблемы мы поднимаем в спектакле», – говорит Полина.

…Если бы пандемии коронавируса не было бы, Ольга Анненко ее выдумала бы. Действие пьесы и спектакля происходит в 2073 году, в «постковидном» мире. Мир этот значительно изменился. Коронавирус уничтожил большую часть населения земли, и, что самое страшное, большинство женщин потеряли способность рожать детей – то ли как последствие болезни, то ли как побочное действие вакцины от вируса.

Вынашивать детей приходится немногочисленным суррогатным матерям-украинкам, немногим сохранившим репродуктивные функции. Но эти женщины, родив, отказывались отдавать детей их настоящим родителям. И тогда люди изобрели роботов-аистов, вынашивающих детей. Людей же, когда они достигают половой зрелости, стерилизуют, «обнуляют», оставляя их биоматериал для дальнейшего размножения. Девочек клонируют, а генный материал мальчиков смешивают с ДНК выдающихся женщин ХХ столетия.

Вынашивать и рожать детей на Земле будущего считается «фу-фу». Да и люди изрядно потрудились на голубом шарике. Теперь здесь и погулять не выйдешь: или песчаная буря накроет, или метеоритами завалит. Поэтому живут все в бункерах. Да и растительности на Земле не осталось, а случайно выросший цветок чертополоха становится настоящим чудом. И потому все мечтают улететь на луну, где можно гулять между морей и кратеров.

Правда, никто не умирает – потому что в каждой семье есть специальный принтер, печатающий новые органы вместо «изношенных». И живут люди по странным правилам, неукоснительное выполнение которых контролируют роботы. Например, по сигналу все должны надевать очки виртуальной реальности и смотреть позитивные новости. Если громко смеяться, то семья получает дополнительные пункты к рейтингу. Если не выполнять правила – например, попытаться не отдать ребенка на «обнуление» – пункты снимут, вплоть до запрета пользоваться принтером для печати органов.

Принцип достижения счастья в этом перевернутом мире сформулировал один из роботов-аистов: «Якщо хочеш бути щасливим, не оглядайся на past, не хвилюйся про future, сконцентруйся на житті in present. Meet you present perfect».

В этой фантасмагорической реальности живет украинская семья Пилипенко: отец Алтын (Алексей Межевикин), мать Надя (Тереза Зарубекова) и дети Тарас (Сергей Черноиваненко) и Орыся (Татьяна Полякова). А еще есть Сашенька (Олеся Русинова) – первая любовь Тараса. Она выиграла в лотерею мун-карту и улетела на Луну, куда зовет к себе Тараса. Но тот не решается оставить родителей и сестру. За тем, чтобы Пилипенки строго придерживались правил, следит робот Виктория (Злата Скальская)…

Молодые актеры признались, что им пришлось вспомнить себя такими, как они были всего несколько лет назад. Не в том ли проблема, что мы, взрослея, забываем себя-подростков, со всеми страхами переходного возраста? Перед изменяющимся телом, новыми чувствами, эмоциями, желаниями? Когда весь мир, кажется, ополчился против тебя, и невозможно найти общий язык даже с самыми близкими людьми.

Пьеса написана на украинском языке. Но по просьбе одесского театра драматург перевела роли взрослых персонажей на русский. «Наши юные зрители прекрасно понимают украинский, а вот их родители говорят, что им сложно смотреть украиноязычные спектакли», – объяснила руководитель ТЮЗа.

Изменения оказались очень удачными: двуязычие усилило, обострило конфликт, заложенный в пьесе. Теперь герои говорят на разных языках – в прямом и переносном смысле. И, что самое обидное, они и не хотят говорить на одном языке. «Стара я в 95 лет язык учить», – ворчит Надя.

На вопрос, как ей работалось над ролью, Олеся Русинова ответила словами своей героини: «Необычно, но приятно». По ее словам, ей пришлось «заглянуть в себя». И от увиденного актрисе стало «больно и грустно».

А Злата Скальская, чтобы постичь своего персонажа, даже писала сочинение на тему «Каким я вижу робота 2073 года».

«Я не относилась к роботам как к машинам. Потому что у нас сейчас идет роботизация общества. Мы используем много искусственного интеллекта, многие профессии заменяем ботами. И люди также становятся роботами: одни и те же фразы, одни и те же жесты. Чтобы не стать роботом, нужно смотреть в себя, вспоминать свою человеческую природу и каждый день искать путь к взаимопониманию», – объясняет свою позицию Полина Коробейник.

Героям спектакля приходится заглядывать в себя, искать и находить ответы на многие вопросы. Они – и вместе с ними зрители – узнают, что болеть и любить может и искусственное сердце, что в войну весело рубиться на компьютере, а в реальной жизни – это страшно и отвратительно, можно погибнуть, а запасной жизни нет. Что никакая Луна с ее морями и кратерами не сравнится с лугом, покрытым полевыми цветами, что нет выше счастья, чем выносить и родить ребенка, настоящего, а не клонированного. И нет ничего дороже взаимопонимания и поддержки близких людей.

«Мы смело и метафорично поднимаем вопросы, о которых не принято говорить со сцены, вопросы человеческой природы, физиологии», – рассказывает режиссер.

Футуристический мир на сцене создала киевская художница Алена Штепура. Она же – автор костюмов. По словам Алены, в костюмах она пыталась передать внутренний мир героев. Так, роботов художница поставила на котурны. Ведь они выше людей. У Виктории, например, рейтинг 913. Это почти вдвое больше, чем у любого из членов семьи Пилипенко.

«Все проявления чувств в зале во время спектакля приветствуются. Гнев, слезы, смех. Не бойтесь смеяться. Смех – не от лукавого, смех – от Бога», – призывает Полина.

Не бойтесь своих чувств и эмоций. И будущее будет совершенным!

Инна КАЦ.

Фото Олега ВЛАДИМИРСКОГО.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

Реклама альбомов 300
Аккерманская крепость
Экологический университет 300х80
Реклама альбомов_2  300