26.02.2018 | Общество

«Честно и чистыми руками»: в одесском театре читали пьесы киевского драматурга

В Одесском театре юного зрителя состоялись читки пьес киевского драматурга Максима Курочкина «Переезд» и «Цуриков». Это уже четвертое подобное мероприятие, прошедшее в театре.

Читки организуются при поддержке международного проекта OpenDoors и с участием Театра музыкальной комедии и Театра на Чайной, передает корреспондент информационного агентства «Вікна-Одеса».

Читки – особый театральный жанр, при котором на первый план выходит не режиссерское видение и не актерская игра, а авторский текст. При этом для режиссера и артистов читки – своеобразный тест на профпригодность.

Ведь здесь не замаскируешь свои промахи декорациями, костюмами или движением. Не доиграешь в конце то, что не удалось сыграть вначале, не сделаешь «в следующий раз» лучше. Читки – это спектакль, который играется один раз, второго шанса у их участников нет.

Для последних читок актер Театра на Чайной Олег Шевчук выбрал пьесу-монолог «Переезд». Это, скорее, не пьеса, а монолог. Письмо, которое пишет другу человек, едущий в вагоне для скота в неизвестном направлении.

Считавший себя немцем, он неожиданно узнает о своих еврейских корнях, и его «переселяют» вместе с другими евреями. Герой описывает своих невольных соседей, рассуждает, как Рейх должен строить отношения с евреями и не осознает, что его везут в концлагерь.

«… Мы въехали в ворота промежуточного лагеря, и я прочитал надпись над воротами: "Труд освобождает". Это достойно и не вызывает приступ смеха. Чувствуется, что фразу поручили подобрать умному и культурному сотруднику. Приятно, когда что-то в нашем Рейхе меняется в лучшую сторону».

Текст звучит настолько современно, что слушатель подсознательно ждет: пьеса окажется антиутопией, действие происходит не в 1930-х – 1940-х гг., а в наши дни.

В каких только направлениях не везли подобные «скотовозки» людей, по чьему-то решению вычеркнутых из жизни. В северные лагеря – «врагов народа» и детей, посмевших поднять колос колхозной пшеницы, чтоб спастись от голода, в Сибирь – так называемых «кулаков». В таких вагонах ехали крымские татары, ингуши, чеченцы, калмыки…

Эффект усиливает музыкальное оформление. Предваряет чтение начало песни Александра Галича «Поезд»:

Ни гневом, ни порицаньем
Давно уж мы не бряцаем:
Здороваемся с подлецами,
Раскланиваемся с полицаем.
Не рвемся ни в бой, ни в поиск –
Все праведно, все душевно...
Но помни: отходит поезд!
Ты слышишь? Уходит поезд
Сегодня и ежедневно.

О. Шевчук во время обсуждения пьесы подтверждает сложившееся впечатление:

Почему я выбрал эту пьесу? Я – из Крыма, знаком с Олегом Сенцовым. И для меня эта пьеса – о сегодняшнем дне, о том, что произошло в Крыму и происходит сейчас. Решающей для моего выбора стала фраза, которую Максим Курочкин сказал в одном из интервью: «Мы с тобой сейчас сидим в кафе, а тот же Сенцов сидит».

Вторая пьеса – «Цуриков» – была написана еще в 2002 году. Ее уже ставили разные театры, в том числе под названием «Трансфер», «Ад, Цуриков и другие».

Что такое ад? Преисподняя? Геенна огненная? Вечный космический холод? Нет, ад – это наш привычный уютный мирок, ад – это то, что мы носим в себе. Все наши непрощенные обиды, неискупленные вины, невыясненные отношения…

А Бог, если он есть, седобородый старец, которые не восседает на райском облаке. Он – щуплый человек в клетчатой кепочке, да еще и заика. И он – тоже в аду, подбирает мусор, оставленный человеком. Потому что на рай он «не имеет морального права».

К главному герою пьесы, Цурикову (актер Сергей Фролов), приезжает армейский приятель Александр Пампуха (Сергей Демченко) привозит вызов от отца. Все бы ничего, но Цуриков-старший давно умер, а Пампуха застрелился во время армейской службы не выдержав издевательства «дедов». И оба они находятся в аду.

Цуриков отправляется на встречу с отцом, прихватив с собой для компании свою секретаршу-любовницу Машу (Злата Скальская) и жиголо жены Дмитрия Уласика (Александр Ильвахин).

В пьесе множество отсылок к произведениям других авторов. Кроме очевидных аллюзий на «Божественную комедию» Данте и чеховского «Ваньку» (один из персонажей пьесы – Фотограф пишет письмо умершей тете: «Дорогая тетя... У меня все плохо. Забери меня отсюда»), внимательный зритель найдет аналогии с «Мастером и Маргаритой» Булгакова, «Малой Глушей» Марии Галиной и другими произведениями.

Так, Пампуха, уходя, оставляет Цурикову пистолет, из которого он застрелился, как напоминание о вине героя (вспоминается носовой платок Фриды у Булгакова). А у Галиной герой отправляется в деревню Малые Глуши (аналог курочкинского ада), чтобы встретиться с погибшими в аварии женой и ребенком. Проводником у Галиной служит святой Христофор.

«Я пишу тексты, которые могут быть поставлены одним единственным способом. Не оскорбительно, уважительно, толерантно. Честно и чистыми руками», – заявил в ходе обсуждений пьесы М. Курочкин.

Инна Кац, фото Олега Владимирского.

Информагентство "Вiкна-Одеса"

Фотогармошка 300
Аккерманская крепость
Адвокат