Аккерманская крепость: кто спекулирует на древних камнях

Аккерманская (Белгород-Днестровская) крепость – один из интереснейших исторических и архитектурных памятников не только Украины, но и Европы. В последнее время интерес к ней резко усилился. Мы не будем вдаваться в причины этого явления. Тема нашего письма совсем другая, и написать его нас заставило чувство справедливости.

В Интернет-изданиях, да и в местных газетах появились статьи, написанные мало кому известным человеком. Речь идет о статьях А. Красножона. Мы вначале не собирались реагировать на эти статьи, столь же увлекательные, сколь и псевдонаучные. Это относится и к комментариям в фильме об Аккерманской крепости, созданном в рамках проекта “7 чудес Украины” (г-н Красножон был научным консультантом этого фильма). В итоге мы пришли к выводу о необходимости не только заступиться за тех исследователей, которые многие годы работали над изучением комплекса памятников “Тира-Белгород”, но и подвести определенный итог нашим работам.

В последнее время вокруг крепости, как, впрочем, и всегда бывает с великими творениями человеческого духа, существует и множится число сомнительных теорий. Ряд из них связан с работами А. Красножона. В конечном счете, каждый исследователь имеет право на свою точку зрения, но она должна быть подкреплена документами и фактами. Когда же из богатой истории памятника выдергиваются одни факты и не замечаются другие, которые не укладываются в концепцию автора, когда приписываются себе заслуги других исследователей, такие работы не могут не вызвать отрицательного отношения. А. Красножон специально не замечает материалов, добытых трудом археологов, все те сотни научных работ, в которых, начиная с XIX в., исследовались история, экономика, культура памятника. Он пытается создать впечатление, что крепость не изучалась, что только он является единственным исследователем Аккерманской крепости и ее истории. Он провозгласил себя первым специалистом, сделавшим детальный обмерный план крепости (кстати, подобная работа по плечу архитекторам и топографам, а не человеку с историческим образованием). Хочется его разочаровать: обмерные планы делались специалистами – топографами, архитекторами – начиная с конца ХVIII в. Сохранилось более сотни различных планов, фиксирующих облик Аккерманской крепости, начиная с конца XIV в. В середине ХХ ст. группой специалистов института “Укрпроектреставрация” под руководством архитектора И. Иваненко была проделана колоссальная работа по изучению крепости как памятника инженерно-фортификационного искусства. В 2006 – 2010 гг. был сделан новый уточненный обмерный план крепости с использованием новейшего геофизического оборудования.

Несколько слов относительно времени сооружения цитадели и всей крепости. Ни по одной из версий цитадель никак не могла быть «построена в 1420-х гг.», как утверждает А. Красножон. Напротив, хорошо известно, что крепость «Monchastro» появляется в виде изображения на карте еще в 1396 г. К такой датировке цитадели склоняется большинство исследователей. Следующий строительный этап связан с перестройкой куртин гарнизонного двора молдавским господарем Александром Добрым (1421 г.), затем и строительными работами, осуществленными другими молдавскими князьями. Не выдерживает никакой критики обращение А. Красножона и с лапидарными надписями этого времени. Незнание языков и отсутствие навыков работы с эпиграфическими источниками привели к тому, что персонаж надписи 1440 г. объявлен греком, хотя исследователи считают его русином по происхождению. Причем в одном случае он предстает перед читателями как “местный олигарх”, в другом - как масон. Не перестаешь удивляться тому, насколько продвинутыми оказались жители Белгорода того времени. Не успело масонство организоваться как тайное общество (окончательно оно сформировалось только в XVIII в.), как жители Белгорода стали вступать в его ряды. Неприемлемой является и попытка подтвердить руководство масонами строительными работами на крепости в первой половине XIV в. ссылками на изображение пифагорийского тетрактиса, выложенное ядрами на стене бастиона № 30. Если бы г-н Красножон хотя бы изредка заглядывал в книги, посвященные крепости, он бы заметил, что эта бастионная башня была сооружена на месте более ранней восьмиугольной (это хорошо видно на планах крепости того времени) в конце XVIII в. Работами в это время руководил турецкий архитектор Мехмед Тахир Ага. А изображения сосудов на стене этого бастиона никакого отношения к сельскохозяйственному циклу не имеют, они типичны для османской керамической и металлической посуды.

Противоречат источникам и утверждения А. Красножона относительно сроков постройки крепости – в течение двух лет. Тут автор мог бы хотя бы сослаться на точные даты, приведенные в фундаментальной монографии М. Шлапак. Не соответствуют научным данным сенсационные извещения о том, что ров Аккерманской крепости – самый глубокий в мире и достигал в средневековье глубины 20 м. Мы ров не только измерили, но и установили его реальную глубину: не более 10 – 11 м.

Те же ошибки легли в основу комментариев к фильму об Аккерманской крепости. Мало того, что в фильме были спутаны Дунай с Днестром, Дунай на карте был назван Тирасом и в его устье помещена античная Тира, а затем и Аккерман, так именно это место названо местом ссылки поэта Овидия. Много-много лет тому назад было установлено, что Овидий был в ссылке в античном городе Томы (современная Констанца, Румыния), где и была обнаружена его могила. Кроме того, Гай Юлий Цезарь (годы жизни: 100 – 102 – 44 гг. до н. э.) не мог освободить Тиру от податей, так как в это время границы империи и близко не подходили к Днестру. Римские легионы, участвовавшие в казни Иисуса Христа, не могли быть высланы в Тиру, так как римский гарнизон появился здесь только в начале II в. н. э., а так долго в римской армии не служили. И так далее…

Плохо, что красивый видовой фильм был испорчен и другими ошибками.

Хотелось бы все же утешить читателя. Не все так плохо в процессе исследования комплекса памятников в Белгороде-Днестровском. Его археологические исследования были начаты в конце XIX - начале ХХ ст. и связаны с именем выдающегося исследователя Э.Р. Штерна.

В 1947 г. Институтом археологии Академии Наук УССР были начаты постоянные исследования в Белгород-Днестровском, которые продолжаются и по сей день. Экспедиции работали под руководством Л.Д. Дмитрова, А.И. Фурманской, а затем С.Д. Крыжицкого, И.Б. Клеймана. В последние 20 лет исследования античной Тиры и средневекового Белгорода (в том числе историко-архитектурного центра крепости – цитадели) были предприняты во время работы украинско-румынской экспедиции под руководством Т.Л. Самойловой и при участии известного румынского специалиста по средневековой фортификации И. Кынди. Международной экспедицией под руководством С.А. Беляевой проводились исследования объектов османского периода. Бок о бок в экспедициях трудятся сотрудники Института археологии НАНУ, преподаватели и студенты ряда вузов Украины, ученые из Румынии, Молдовы, Турции, Великобритании, Канады, США.

В настоящее время постоянно осуществляется археологическое исследование крепости, которое и должно дать ответ о времени начала и этапах постройки крепости. В течение нескольких полевых сезонов были сняты уточненные планы отдельных дворов крепости и общий план в целом, создана компьютерная модель крепости. Были осуществлены геофизические исследования с использованием георадаров, сканеров и других высокоточных приборов. В результате дендрохронологических исследований, проведенных украинскими и американскими исследователями, стало возможным получить хронологическую шкалу для крепости, дополненную данными анализов строительных растворов.

Проведение таких комплексных исследований стало возможным в результате выполнения крупных международных проектов за последние 15 лет. Они были осуществлены Институтом археологии НАН Украины совместно с Институтом фракологии Румынии, Турецким историческим обществом, Турецкой ассоциацией по сотрудничеству и развитию, Фондом Макса ван Бергема (Швейцария), Британским институтом в Анкаре Британской академии наук, лабораторией дендрохронологии Корнуэльского университета США. Значительную роль в исследованиях крепости сыграла финансовая и организационная поддержка со стороны управления охраны объектов культурного наследия Одесской областной государственной администрации (начальник – Н.А. Штербуль).

Только за последние 15 лет результаты исследований стали достоянием украинской и международной научной общественности, вошли в тематику многих научных конференций и конгрессов республиканского и мирового масштаба в Великобритании, Венгрии, Молдове, Турции, Польше, России, Франции, ФРГ. Написано и опубликовано в Украине, Великобритании, России, Турции, Румынии, Канаде, США, Швейцарии более ста научных работ, в том числе и монографий, в которых рассматриваются вопросы истории, экономики, политики и культуры всего комплекса памятников, в частности – средневекового Белгорода и Аккерманской крепости. В последние годы Белгород-Тирской экспедицией ИА НАНУ было издано 3 сборника статей, специально посвященных исследованиям Тиры, Белгорода и Аккерманской крепости. Написан и ряд научно-популярных работ. Музеи Белгорода-Днестровского, Одессы, Киева хранят огромные коллекции, добытые трудом исследователей этого памятника.

Интерес мировой научной общественности к феномену Белгород-Днестровской крепости стал настолько велик, что именно ее фотография была выбрана для публикации на обложке фундаментальной коллективной монографии, посвященной крепостным сооружениям Османской империи (авторы раздела об Аккерманской крепости – В. Остапчук (Канада) и С. Беляева (Украина)).

Таковы результаты сегодняшнего фундаментального характера исследований крепости многими специалистами мирового уровня. Но впереди еще много работы по изучению выдающихся памятников культуры и археологии, находящихся в Белгороде-Днестровском, и по их сохранению.

Т.Л. САМОЙЛОВА,
кандидат исторических наук, зав. отделом археологии Северо-Западного Причерноморья Института археологии НАН, член Национального комитета ИКОМОС.

С.А. БЕЛЯЕВА,
кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института археологии НАНУ, президент ИКА «Украина – Турция», член Национального комитета ИКОМОС, член Британского института в Анкаре Британской АН, член совета директоров Ассоциации историков исламского искусства, США.


Фотогармошка 300х250