Леонид Пастернак — в Одессе

На доме №78 по улице Базарной установлена мемориальная доска в честь замечательного художника Леонида Осиповича Пастернака. Невероятно, но на открытие приехали потомки выдающегося одессита: внучка Лиза — из Англии, правнуки Елена и Петр — из Москвы. Год этот особенный для семьи Пастернак: третьего апреля исполнилось 150 лет со дня рождения выдающегося предка.

Одесский художественный музей откликнулся на эту дату и открыл персональную выставку работ художника. В собрании музея хранится семь его произведений. Кроме того, одесский писатель и собиратель Михаил Пойзнер предоставил для выставки интереснейшие экспонаты своей коллекции — рисунки, открытки, письма.

Более двадцати лет Михаил Борисович вел переписку с семьей Пастернак, старшей дочерью Леонида Осиповича Жозефиной, ее детьми, по крупицам собирая сведения об одесском периоде жизни Пастернака. И не оставлял надежды, что когда-нибудь в Одессе появится мемориальная доска памяти замечательного одессита живописца Леонида Пастернака, отца выдающегося поэта Бориса Пастернака. И теперь благодаря Всемирному клубу одесситов и Михаилу Пойзнеру, взявшему на себя все материальные затраты, имя Пастернака в Одессе увековечено. Автор мемориальной доски, на которой один из лучших автопортретов мастера, Леонид Брук.

— Дед был прекрасный рисовальщик, колорист, пейзажист, портретист. Я так рада, что на родине моего деда хранится о нем память. Я знаю, что он мечтал вернуться сюда, писал об Одессе, мечтал купить кусочек земли на Большом Фонтане, на высоком берегу, с которого открывается вид на просторы Черного моря. Но из этого ничего не вышло, — говорит Лиза Пастернак-Слейтер. — Из Москвы ему пришлось уехать в Германию, потом переехать в Англию. А когда закончилась война, его не стало. Теперь я чувствую, что круг его жизни, наконец, завершился.

Лиза Пастернак — дочь младшей дочери Леонида Осиповича Лидии. Лидия Леонидовна чувствовала себя очень одиноко на чужбине и говорила дома только по-русски. Благодаря ей дети унаследовали хороший русский язык. Когда Леонид Пастернак умер, Лизе было восемь месяцев, но, по словам родных, он учил Лизу говорить.

На родине своего знаменитого деда Лиза во второй раз, первый раз она посетила Одессу в 1960 году. В Оксфорде, в доме, в котором живет внучка Пастернака, сегодня есть музей, открытый для широкой публики, в нем хранится большое собрание картин ее деда.

Пастернак никогда не менял гражданства, и находясь в Германии, и живя в Англии, он оставался всегда советским гражданином.

— Родоначальник семьи Акива Пастернак приехал в Одессу в год ее основания, осенью 1794-го, — рассказывает писатель Олег Губарь. — Подпись деда Леонида и прадеда Бориса Пастернаков стоит под уставом одесского погребального братства, датированного 1795 годом. Семья Пастернак пережила с этим городом все взлеты и падения: войны, геноцид, погромы, эпидемии чумы и холеры, и, оставаясь одесситами, они дали миру выдающихся людей.

Леонид и Розалия Пастернак переехали из Одессы в Москву незадолго до рождения старшего сына Бориса. В последующие годы они не раз проводили в Одессе лето на даче у моря, здесь жили их родственники и друзья.

Больших трудов стоило историкам и краеведам установить одесские адреса семьи Пастернак. Коренной одессит Леонид Пастернак родился в доме рядом со Старым базаром (Вольным рынком), затем семья перебралась ближе к Новому базару. Пастернак жил в доме на Коблевской, 15, на углу с улицей Ольгиевской. Но во время войны в квартал этих домов попала бомба, и все четыре здания на этом перекрестке были снесены. Но сохранилась внутренность дома № 15, где находился постоялый двор, который держал отец Леонида Пастернака.

За установку мемориальной доски «боролись» сразу три адреса: Малая Арнаутская, 59 (ныне дом № 61), Мещанская, 31 и Базарная, 78. Но фасады первых двух домов перестроены и отреставрированы и не соответствуют тому времени, в котором жил Леонид Пастернак.

В доме на Базарной, 78 с 1885-го по 1911 годы художник останавливался и подолгу жил, здесь жили его родители, потом — родственники.

Больших трудов стоило установить этот адрес. Раньше этот дом на Базарной значился под номером 66.

— Я вел поиски, имея на руках письма Леонида Осиповича с адресами на конвертах, которые присылала мне семья Пастернак. Но дело в том, что после 1905 года нумерация была сбита, дом получил семьдесят восьмой номер. Это было установлено благодаря кропотливым поискам еще одного одесского краеведа Александра Розенбойма, — уточняет Михаил Пойзнер.

— В 1979 году мы с отцом, Евгением Борисовичем, приезжали сюда, выписав с конвертов одесские адреса, ходили, искали их. Но все было непохоже на правду, не сходилось. И, как оказалось, не без оснований, потому что сместилась нумерация домов. И то, что, наконец, удалось установить точный адрес нахождения этого дома, очень хорошо, — рассказывает Петр Пастернак, правнук Леонида Пастернака, внук Бориса Пастернака. — Мы выражаем огромную благодарность Михаилу Борисовичу Пойзнеру за увековечение памяти нашего прадеда. Для нас это очень важно, как, надеюсь, и для города, и для одесситов.

Странно, что в Москве имя живописца с «одесскими корнями», члена Южнорусского товарищества художников Леонида Пастернака до сих пор никак не увековечено.

И отрадно, что Одесса помнит своего сына и чтит память о нем.

Наталья БРЖЕСТОВСКАЯ,
газета "Юг".