Ефим Ярошевский: новый виток биографии


Во Всемирном клубе одесситов состоялся творческий вечер Ефима Ярошевского. Он читал свою прозу, стихи, сам себя останавливал, чтобы рассказать, как родилась та или иная главка романа. И все это было свободным потоком размышлений, воспоминаний — открытостью настежь всем, кто знает, любит его творчество.

Мы живем в удивительное время. Иногда мне кажется, что сегодня талантливых поэтов больше, чем талантливых любителей поэзии. И все же слушатели, сидевшие в зале, а это были поэты, прозаики, журналисты, были прекрасными собеседниками, радующимися потоку чувств, что буквально низвергал на нас Ефим Яковлевич.

Сегодня даже трудно себе представить, что первая публикация стихов Ефима Ярошевского, подготовленная Борисом Херсонским, состоялась только в 1992 году, в газете "Одесский вестник", а автору было тогда 57 лет. С 1985 года, с прихода Михаила Горбачева, началось время перемен. Несколько лет "толстые" журналы ломились от потока возвращенной из небытия литературы. А в Одессе, читай — в провинции у моря, — так и лежал написанный Ефимом Ярошевским в 1972-1976 годах "Провинциальный роман(с)", который был классикой "самиздата", самым ярким произведением о жизни одесского творческого андерграунда в "застойные" времена.

В 1995 году в "Вестнике региона" напечатал статью "Неисполненный роман(с)", где писал, что книга, которую избегали публиковать, "это эпос, сказ о битнической Одессе, о том, что племя художников и влюбленных, литераторов и городских сумасшедших на берегу Черного моря прописано навечно, как бы ни усердствовали обкомы всех партий". Увы, эта статья не побудила к действию издателей. Лишь спустя два года, в 1997 году, в Нью-Йорке роман вышел тиражом в… 50 экземпляров. Но плотину прорвало — книгу перепечатали в Мюнхене, в Петербурге и, наконец, в Одессе.

Ярошевский был преподавателем русской литературы, влюбленным в ее самые высокие образцы. Он никому не подражал — ни Бабелю, ни Олеше, хоть и учился у них. Любовь к русской литературе стала для него планкой отсчета, мерой возможностей, условием необходимым, но недостаточным. Главным оказались среда, ставшая героем его прозы и поэзии, наличие вкуса и… талант, что дается Свыше.

…Встречу с друзьями, с читателями Ефим Ярошевский провел перед предстоящим отъездом. Когда-то отъезд был разрывом связей, трагедией и для остающихся, и для уезжающих. Сегодня — это виток биографии. Интернет делает текст существующим на всех континентах. Так что текст новой поэмы, которую читал автор, когда будет дописан, одновременно узнают и в Одессе, и в Берлине, и в Иерусалиме. Никто не спешил прощаться, скорее говоря "до свидания" писателю, продолжившему традицию одесской литературы.

Евгений ГОЛУБОВСКИЙ.

Адвокат