Дякую
Дякую

Вирсавия


Он стоял у порога в своём чёрном мундире с золотыми эполетами, взяв подмышку красный кивер с султаном, и не только взгляд, но даже поза его выражала неодобрение.

— Бесстыдница, — думал он. — Разве можно сидеть в таком виде? Нога на ногу, одежда разбросана, грудь обнажена... Да что там грудь — она полностью обнажена! И этот игривый взгляд... Ведь стыдно же, стыдно! Я физически ощущаю его — этот стыд. А она, я уверен, его вовсе не ощущает. И как можно — ведь в зал могут в любой момент войти люди и увидеть её — такую! 

Он собрался уже было высказать ей всё это, но слова замерли, так и не сорвавшись с его уст.

— Чёрт побери, но как же она хороша! — думал он. — Кожа словно светится изнутри. Длинные руки с красивыми пальцами. Каштановые волосы струятся по плечам. А грудь... Дай мне волю — я никогда бы не отрывался от этой груди. И этот взгляд... За него можно простить многое. Да что там многое — всё.

— Наконец-то он вернулся! — думала она, поднимая одной рукой густые, тяжёлые каштановые волосы, а другой поправляя обруч, пытающийся их удержать. — Как же он хорош в этой парадной форме! Эполеты, аксельбанты, ордена... А эти залихватски завитые вверх кончики усов! И как он смотрит — осуждающе и одновременно с восхищением. Верно, он сердится — думает, что в зал могут войти люди. А ведь я специально не одевалась, чтобы он увидел меня такой. Увидел и воспылал страстью...

Она уже хотела сказать ему это, но вдруг замерла. В зал вошли люди.

— Боже, как же она хороша! — воскликнул мужчина, глядя на её налитую грудь и прозрачную белую кожу. — Я много слышал о ней, но даже не представлял, что она настолько совершенна! И эта страсть во взгляде!

— Она словно хочет, чтобы её увидели такой. Увидели и восхитились, — произнёс зачарованно второй мужчина.

— Нет слов, она прекрасна, — сказала женщина, вошедшая в зал вместе с мужчинами. — Но взгляните и на него. Этот горделивый взгляд, воинская выправка, залихватские усы... Настоящий, всамделишний герой!

— Портрет графа Перовского действительно хорош, — произнёс первый мужчина. — Но мы приняли решение переместить его в другой зал. А «Вирсавию» оставим здесь. Нет, право же, она чудо как хороша. Глаз не отвести.

Евгений ДЕМЕНОК.
Октябрь, 2013 г.

Адвокат