Регби
Регби

Ванюша — путешественник


К четырём годам у Ванюши вдруг проснулась жажда путешествий. Общественный транспорт, такой красивый и такой недоступный, будоражил его воображение. Ребёнок, вынужденный всю жизнь терпеть поездки на «Тойоте», взбунтовался и потребовал немедленно покатать его на трамвае, троллейбусе или маршрутке. Я долго обдумывал план нашей первой поездки: последний раз я катался на трамвае лет пятнадцать назад. Или больше. В конце концов я решил проехать с Ванюшей несколько остановок на пятом трамвае — с площади 10 Апреля до конечной в Аркадии и обратно. Перед этим поинтересовался у знакомых, как, собственно, купить трамвайный билет. Оказалось, это проще простого — кондуктор продает их прямо в вагоне. И вот — день большой поездки. Мы с Ванюшей оба в радостном возбуждении. Поставили машину, пришли на остановку — и вот он, новенький трамвай. Поездка прошла на удивление приятно — на меня нахлынули воспоминания юности. Ванюша держал в руках билетик и в восторге смотрел в окно. Обратно проехали даже больше остановок, чем нужно, и потом шли к машине пешком.

После этого мы стали кататься на трамвае почти каждый день. Нам очень нравилось бежать со всех ног к остановке, когда трамвай уже подъехал. Все точно так, как в 80-х и начале 90-х. Народу в трамваях немного. Иногда Ванюша садился, держа в руке билетик, иногда гордо отказывался и стоял со мной, не держась за поручни и пытаясь удержать равновесие — любимое детское упражнение. Теперь мы стали ездить от конечной до конечной, а уже через неделю освоили троллейбус. Я снова долго планировал маршрут и в конце концов остановился на площади Толстого — там несколько троллейбусных маршрутов делают круг и удобно оставить машину. Теперь наши поездки максимально усложнились: мы садились на троллейбус — такой красивый, зеленый, с ежиком на боку, — проезжали на нём несколько остановок, потом пересаживались на трамвай и ехали обратно к машине. Ванюша был счастлив. Он стал «катать» на трамвае маму, бабушку и дедушку. Но главное было впереди.

Поезд. О путешествии на поезде — куда угодно, но лучше всего в Киев, — Ванюша начал говорить с пугающим постоянством. То есть каждый день по многу раз. Он настойчиво требовал, чтобы я покатал его на поезде. И как я ни объяснял ему, что поезд — это не трамвай и вообще не городской транспорт, Ванюша не сдавался. Ну что ж… Дождавшись субботы, мы поехали на вокзал. Выяснилось, что пригородные поезда отправляются или слишком рано, или слишком поздно. Ванюша загрустил, и я решил пойти ва-банк. Подойдя к стоящему на платформе поезду — он оказался донецким, — я зашел в последний вагон, объяснил все удивлённому проводнику и с помощью десяти гривень уговорил его разрешить нам немного посидеть в вагоне. Вагон оказался плацкартным. Ванюша ходил по коридору, поднимал и опускал сиденья, задергивал шторы… Через полчаса, за минуту до отправления, я с трудом уговорил его выйти наружу.

— А когда же мы поедем? — спросил Ванюша.

Я понял, что простой экскурсией по вагону не отделаюсь. В следующую субботу мы были на вокзале рано утром. Выяснилось, что проще всего съездить на Одессу-Восточную и потом вернуться назад. Билет стоил те же десять гривень, а Ванюша вообще ехал бесплатно. Ну что вам сказать… На трамвае ездить гораздо приятнее. Электричка была забита пассажирами под завязку. И не только пассажирами, но ещё и их багажом — в основном продуктами, которые пахли сильно и не всегда приятно. За окном проплывали разрушенные здания без окон и исписанные граффити стены. Ванюше же нравилось абсолютно всё. Он смотрел в окно. Поезд постукивал на рельсах, разрушенные здания сменились городским пейзажами… Вот Балковская, Пересыпь, поселок Котовского…

— Мы очень далеко заехали, — сказал Ванюша. — Мы уже в другом городе.

— Да, любименький, в другом городе, — не стал спорить я.

Минут через двадцать — наша остановка. Мы вышли на свежий воздух. Был декабрьский вечер, неожиданно тёплый, розовый закат разлился в ясном небе. От перрона начинался большой мост, пересекающий с десяток железнодорожных путей. Мы поднялись на него и стали смотреть, как тепловозы расталкивают стайки грузовых вагонов.

— Ну что, будем дожидаться поезда обратно? — спросил я.

— А давай поедем обратно на маршрутке, — неожиданно ответил Ванюша.

— Давай, — сказал я.

И мы пошли искать маршрутку. Вскоре показались высотные дома, а потом и дорога, на которой она стояла, словно ожидая нас.

— А куда вы едете? — спросил я дремлющего на сиденье водителя.

— На вокзал, — ответил он.

— То, что нужно, — сказал я Ванюше.

Мы с Ванюшей залезли внутрь. Мы были самыми первыми пассажирами и заняли почётные места впереди. Он, конечно, уселся у окна.

На улице темнело, и я начал дремать. Тут в маршрутку ещё кто-то зашел.

— Кто там зашёл? — тихо спросил я Ванюшу, не открывая глаз.

— Это две тети — одна старенькая и одна новенькая, — громко ответил Ванюша.

Я решил, что открывать глаза тем более не нужно. Маршрутка стала быстро заполняться пассажирами, и вот мы уже едем в сторону вокзала. Ванюша лег мне на колени, и мы заснули.

Мы ехали обратно около часа и спали. Мне снились странные сны – как мы с дедулей садимся в старый трамвай, ходивший когда-то по Французскому бульвару, он покачивается на рельсах, дребезжа стёклами, а потом это дребезжание плавно превращается в стук вагонных колёс поезда Москва-Владивосток, на котором мы когда-то ехали – представляете? – целых шесть суток… А Ванюше, уверен, снилось то, как мы едем на «настоящем» поезде, в настоящем купе в Киев…

И вот, наконец, вокзал. Наша верная «Тойота» терпеливо дожидалась нас в условленном месте. Наверное, она недоумевала, зачем мы поехали куда-то на поезде и на маршрутке, когда есть она, такая уютная и надежная…

— Мы тебя любим, — сказали мы ей.

И поехали домой.

Евгений ДЕМЕНОК.
2013 г.

Адвокат