Регби
Регби

Умирает ли Одесса?


Умирает ли Одесса? Добили ли её окончательно семьдесят лет «социализма»? Выхолостили ли её дух — дух независимости, свободы, весёлый с хитрым прищуром взгляд? Быть немножко не такой, как все, немножко более независимой, немножко более хитрой, немножко более умной, немножко более расторопной. Гнуться вместе с линией партии, но чуть-чуть в другую сторону. Подкосили ли её волны эмиграции, когда уехали почти все — не скажу, что все, но почти, — самые энергичные, самые деловые, самые шустрые, самые просвещённые? Кто приехал вместо них? Наверное, тоже самые шустрые, но всё же не из Нью-Йорка, Лондона, Москвы и даже не из Киева, а немного поближе — из Молдавии, Николаевщины, Херсонщины... Смогут ли эти самые шустрые в своих посёлках и сёлах стать успешными в Одессе, и если да, то в каком поколении? Даст ли их потомство хоть несколько славных имён, которые прославят наш город, как это происходило и пока ещё происходит из поколения в поколение?

Одесса, хотя и очень молода, пережила уже не одно государство. Но в последнее время, глядя на фасады домов, состояние улиц, мне всё чаще кажется, что город умирает. Умирает на наших глазах. Город — это люди и дома. И те, и другие у нас сейчас в плачевном состоянии.

Иногда я думаю, что наше поколение — одно из последних в «настоящей» Одессе. Потому что те, которые приехали, не знают и не хотят знать историю города. Потому что ветшают и рушатся дома, а вновь построенные могут участвовать в конкурсах на худшие идею и воплощение. Потому что в парадных всё так же плюют и выбиты стёкла, а около моря всегда полно мусора. Потому что восемь месяцев в году грязно, а вечером на улицах темно. Потому что люди хамят и не уважают друг друга. Потому что лица чиновников круглые и лоснятся, а глаза такие наглые, что хочется сразу дать в морду. Потому что стало очень много быдла, которое не понимает, в каком городе оно живёт. Боюсь даже, что ему всё равно — Одесса это или Жмеринка. Потому что хороших врачей всё меньше, и все они уже старые, а новых нет — они плохо учатся, а выжить на зарплату врача невозможно. А ещё город ничего не производит и живёт туризмом и торговлей. Хотя, может, так и надо?

Все мы живём тут сегодняшним днём. Просто потому, что строить планы даже на пять лет — нереальная и ненужная фантастика. Ведь за пять лет всё может измениться настолько, насколько никто не был в состоянии даже предположить. И никаких гарантий неприкосновенности — ни для людей, ни для их собственности.

Семьдесят лет социалистического отупения и двадцать лет «незалежного» распада. Театра абсурда, называемого государством. И тем не менее к нам каждый год приезжают туристы, много туристов из разных нам стран. Им, да и нам тоже, нравятся наши рестораны, наша кухня, наши девушки и наши ночные клубы. А глянцевые журналы не перестают писать о том, что Одесса — лучший город на Земле, как будто никто из журналистов не бывал в Европе или даже уже в Азии. А каждый вновь открывающийся клуб, пляж или магазин открываются с огромной помпой и сразу позиционируется как эксклюзивный, элитарный и богемный, хотя таких клубов и пляжей в разы больше даже в небольших курортных городках Турции, где никому в голову не придёт претендовать на элитарность. Причём сервис там лучше, а цены ниже.

Никто у нас не учит детей культуре. А как их учить, если родители сами не очень такие? Сегодняшняя Украина вообще страна торжествующего бытового хамства. Общественный договор — пустое слово. Вроде бы зачатки его есть, то они такие чахлые… Страх — по-прежнему лучший и самый сильный стимулятор для нас. А если подумать о том, что дети сейчас не читают и их мировоззрение формируется телевизором и компьютерными играми, становится немного не по себе. Слепой родитель не сможет научить своего ребёнка рисовать, глухой — играть на фортепиано. Невежественный не сможет научить культуре. Вопрос — нужна ли людям культура, — для меня уже не актуален, я снял его с повестки дня однозначным «да». Но для многих он ещё долго будет оставаться без ответа.

Есть места, из которых уезжают, и места, в которые приезжают. К нам пока ещё приезжают, но качество приехавших и уехавших несопоставимо.

Сколько лет/десятков лет/поколений необходимо для превращения приехавшего в горожанина? Исследовал ли кто-то этот вопрос?

Города переживают в своей жизни разные периоды. Упадок сменяет рассвет и вновь уступает ему место. Некоторые города, однажды пережив расцвет, так и живут воспоминаниями. Долго, очень долго. Очень не хочется, чтобы Одессу ожидала такая участь.

Иногда достаточно всего нескольких пассионариев, чтобы влить в город свежую кровь, насытить его кислородом. Иногда это усилия тысяч людей. Кажется, рецепт прост — пригласить лучших и дать им полную свободу. Но у нас не лечат больных по рецептам, и у нас не одобряют самолечение. Не верю, что власти когда-нибудь пойдут на то, чтобы пригласить лучших, и я очень сомневаюсь в том, что им нужна процветающая Одесса. Потому что Одесса для власти — город неудобный. Да и Одессе будет неудобно в любом государстве, потому что Одесса — город-космополит. В характере Одессы нравиться и очаровывать всех, но никому не принадлежать полностью. Это же проявляется и в характерах одесситов. Одесса — это смесь еврейской, французской, итальянской, греческой, российской и украинской культур с примесью молдавской и болгарской. И ещё многих других. В этом сила Одессы, и эта многонациональность делает наш город неудобным для любого государства, которое тщится выстроить монокультурную систему.

Городу нужны десятилетия стабильности, чтобы «переварить» всех приехавших. Ведь чем тяжелее пища, тем дольше приходится её переваривать.
Мы пока ещё живём тем, что вложили в город предыдущие поколения, отцы-основатели. Только вот последние сто лет в город не вкладывают, его «расходуют». Дерибас, Ришелье, Маразли дарили городу деньги, имущество, здания. Кто их градоначальников «новой волны» хоть что-то дал городу? Пусть даже поделился украденным?

Часто думаю о модели города-государства по подобию греческих полисов. Мне кажется, нам подошёл бы такой вариант. Выкинули бы в море два-три городских правительства вместе с депутатами, а там, глядишь, и пришли бы люди почестнее. Всё же трудно воровать, когда ты на виду и нет покровителя выше. А почему бы и нет? Ведь у нас наличествуют основные признаки государства: есть свой одесский язык, есть свои герои, которые нам важнее «государственных». А за модель можно взять Монако — ведь Средиземноморский стиль жизни как нельзя более подходит.

Такие смешные утопические мысли иногда спасают от зимней депрессии. Жаль, что спасти город они не могут.

Евгений ДЕМЕНОК.
Фотографии автора.

Первая публикация в газете "Всемирные Одесские новости" № 1(78) за март 2011 г.

Адвокат