Почему украинская правозащитница судится с Премьер-министром Украины?


Высший Специализированный Суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел открыл кассационное дело против Николая Азарова. Оно касается иска по поводу оскорбительного высказывания Премьер-министра в адрес украинских женщин. В своем выступлении 19 марта он поставил под сомнение их способность принимать участие в реформировании нашей жизни.

Об открытии кассационного дела стало известно недавно. Как для нашей страны – событие нерядовое. Символично, что оно состоялось накануне 30-летия ратификации Украиной Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации относительно женщин, которое отмечается 19 декабря.

В полной ли мере наша страна выполняет положения этого важного документа, призванного существенно повлиять на формирование современной гендерной политики по всех государствах мира? Об этом – интервью с президентом Международного женского правозащитного центра «Ла Страда-Украина», доктором юридических наук Екатериной ЛЕВЧЕНКО.

- Впервые в этой Конвенции на уровне международных норм делалось ударение на ответственности национальных правительств за дискриминацию женщин. Насколько последовательной в этом вопросе оказалась украинская власть?

- Вопрос последовательности действий власти является актуальным и спорным. Коротко я бы охарактеризовала его так – последовательность в непоследовательности. Особенно это проявляется при политических изменениях, которые мы наблюдаем в последние годы. Так, правительство Азарова, едва придя к власти, отозвало из Верховной Рады все законопроекты, которые были поданы его предшественниками. В том числе и законопроект, предусматривающий введение общественных работ для лиц, которые совершают насилие в семье. И этим немало навредило делу противодействия насилию. Правда, через несколько месяцев Кабмин снова внес этот законопроект в парламент. Документ не подвергся никаким изменениям. Это если не брать во внимание, что под ним стояла подпись уже нового министра. В начале декабря депутаты проголосовали этот законопроект, но драгоценное время было потеряно.

Мне говорят – Кабмин действовал в полном соответствии с законодательством. Но не лучше ли усовершенствовать законы, чтобы мы постоянно продвигались вперед и решали важные проблемы? А так непонятно, зачем тратятся деньги налогоплательщиков, ресурсы международных и украинских общественных организаций, которые прилагают немало усилий для того, чтобы вопрос дискриминации женщин в нашей стране потерял существующую остроту.

О мизерном представительстве женщин в органах власти уже как-то неудобно говорить. Ведь столько уже сказано… А власть словно и не слышит нас. Дошло уже до того, что ликвидировали Министерство семьи, молодежи и спорта и назвали это частью административной реформы. Может, эта ликвидация и имеет какое-то отношение к реформе, но я спрашиваю – кто теперь будет заниматься гендерной политикой?

Ответа на этот вопрос не слышу. Не потому, что его никто не знает или кто-то сознательно замалчивает. В действительности в структуре нынешней власти не нашлось места тем институтам, которые отвечают за гендерную политику.

И это не случайно. Послушать наших политиков, то все у нас в гендерных вопросах складывается самым лучшим образом: нет дискриминации женщин, кто-то придумал домашнее, сексуальное насилие, торговлю людьми… А если нет проблем, то не о чем и говорить. Вот такая логика мышления наших власть имущих. Отсюда и их действия, в которые гендерное равенство никак не вписывается.

- Можно ли считать украинское правительство гендерно чутким, если нынешний его состав так же, как и предыдущий, сформирован без участия женщин?

- Ни о какой гендерной чуткости нашего правительства говорить не приходится. И дело не только в отсутствии женского представительства в Кабмине. В апреле текущего года Президент выступал в Совете Европы. В своей речи он пообещал поднять гендерную планку в Украине едва ли не на европейскую высоту. А вместо этого правительство предложило… поднять пенсионный возраст для женщин.

Недавно Николай Азаров встречался с уважаемой финской делегацией. Во время разговора представители страны Суоми долго убеждали его в важности женского представительства в органах власти для устойчивого развития общества. Ведь дело не в конкретных именах и фамилиях. Главное – привлечь женщин к управлению государством и территориями, воспользоваться их жизненным и профессиональным опытом как бесценным ресурсом. Затем в прессе появились публикации о возможности кадровых изменений с учетом гендерных аспектов. Но дело дальше так и не продвинулось.

- Обычно люди при высоких должностях существенно влияют на формирование государственной политики в той или иной сфере. Какую политику в гендерном вопросе способна сформировать нынешняя власть, если один из ее руководителей – Премьер-министр Николай Азаров 19 марта заявил, что «не женское дело проводить реформы».

- По существу, женщинам указали, что их место, как и раньше, на кухне, что их призвание ограничивается лишь присмотром за детьми и мужчинами. Таким способом была усилена мужская монополия на все – на право принимать решения, на способность решать сложные политические, экономические, социальные и иные проблемы и пр.

Украинские женщины были унижены таким отношением к себе. В гендерном вопросе мы откатились где-то на 15 лет. Именно 19 марта можно считать антигендерным днем.

С момента провозглашения Николаем Азаровым печально известного заявления прошло девять месяцев. Срок очень символичный. Он свидетельствует о том, что нынешнее однополое правительство не способно родить что-то стоящее: жизнь продолжает дорожать, в обществе чувствуется напряжение.

- К слову, как на такое заявление Николая Азарова отреагировала украинская общественность и насколько ее реакция была действенной?

- Отреагировала не только украинская, но и мировая общественность. На международном уровне дискриминация женщин в нашей стране была воспринята очень болезненно. И потому этот вопрос до сих пор не снят с повестки дня.

Кое-кто в Украине пробовал высказывание Николая Азарова перевести в шутку. Мол, наш Премьер вовсе не собирался обижать женщин. Это они что-то понапридумывали. А пресс-служба Кабинета Министров пошла еще дальше: она заявила, что такой истории вообще не было.

Странно повело себя и Министерство по делам семьи, молодежи и спорта. В ответ на обращение (все подтверждающие документы мы имеем) оно фактически написало, что премьерское заявление является ничем иным, как заботой о женщинах. Чтобы они, находясь на высоких должностях, не нервничали. А если так, то не стоит их на эти должности назначать.

Удивлены? Я тоже пережила подобное ощущение, когда познакомилась с этим документом.

Из офиса Уполномоченного Верховной Рады по правам человека получаем только отписки. И уже восемь месяцев слышим обещания об открытии производства по вопросам гендерной дискриминации. А когда дойдет до дела – неизвестно.

Обращение к Экспертному Совету по рассмотрению жалоб на факты дискриминации по половому признаку оказалось более эффективным. После длительных дебатов он признал в словах Николая Азарова проявление дискриминации. Правда, теперь остается неизвестной дальнейшая судьба самого Экспертного Совета, ведь его деятельность обеспечивалась приказами Министерства Украины по делам семьи, молодежи и спорта.

Что касается судов, то эта история тянется также слишком долго – с самого марта – и так же является курьезной. Началось с того, что судья Печерского районного суда не увидела дискриминации в словах Николая Азарова и более того – назвала его высказывание проявлением свободы слова. Киевский апелляционный суд, куда я затем обратилась, своим постановлением не только подтвердил выводы районного суда, но и фактически запретил правозащитную деятельность в Украине.

- Часто украинские суды обвиняют в предвзятом отношении. И, вдруг, Высший Специализированный Суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел открыл кассационное дело против Премьер-министра Николая Азарова. Оказалось ли такое его решение неожиданным для вас?

- На такое решение я надеялась, но не ожидала. Думала, что та алогичность, которая имела место в предыдущих решениях, будет иметь продолжение. Но я ошиблась. В решении Высшего Специализированного Суда Украины отмечается, что Печерским районным и Киевским апелляционным судами неправильно применяются и трактуются нормы как материального, так и процессуального права.

Позиция Высшего Специализированного Суда Украины является очень важной. Мы все ожидаем его решений и выводов, которые должны помочь в становлении и развитии антидискриминационного законодательства и правоприменительной практики.

- Уверены ли вы, что вам удастся выиграть «гендерное» дело у Николая Азарова?

- Мы уже его выиграли, ведь привлекли внимание широкой общественности к гендерному вопросу. Люди поняли, что тут не все в порядке. Власти нечем крыть, она вынуждена лишь пассивно наблюдать за ходом событий. Иначе говоря, инициатива находится не на ее стороне. Теперь важно, чтобы наша правота была подкреплена судебным решением.

- Четвертая статья Конвенции допускает возможность введения временных специальных мер, направленных на ускорение установления фактического равенства между мужчинами и женщинами. В частности, речь идет о возможности введения квотирования представительства женщин и мужчин в органах власти. Немало европейских стран воспользовалось этой возможностью и получило положительные результаты. Насколько реальным является внедрение квотирования в Украине?

- Квотирование является хорошим замыслом, но не для наших нынешних условий. Все мы становимся свидетелями авторизации власти и формирования недемократических тенденций. Таким образом, есть опасность того, что квотирование подтолкнет к реанимации советской избирательной системы, которая тоже определяла процент женского представительства в органах власти.

Чем хорошо квотирование? Оно демонстрирует половую солидарность: вместе женщины и мужчины строят государство и вместе за него отвечают. Поэтому они прислушиваются друг к другу и уважают друг друга. Такой принцип работает в развитых странах.

У нас же срабатывает принцип узкой специализации: все – и женщины, и мужчины – работают на страну, но право управлять ею фактически сохраняется лишь за мужчинами. Это не согласуется с демократическими принципами. Отсюда кулуарные, непрозрачные решения, имеющие общегосударственное значение. Пример – та же административная реформа.

- Что же получается: украинская женщина не привлечена в достаточной мере к управлению государством и территориями, к принятию важных решений политического, экономического и социального характера. И, вместе с тем, она вынуждена страдать от домашнего, сексуального насилия. Можно ли считать страну, где демонстрируется такое пренебрежительное отношение к женщинам, демократической?

- Мое мнение – однозначно нет. И я имею все основания говорить так.

Вы перечислили проблемы, с которыми приходится сталкиваться многим нашим женщинам. Но перечень неполный. Есть еще одна проблема, от которой страдают все украинские женщины. Речь идет о сексизме.

У нас всегда культивировалось отношение к женщине, как к красавице, матери, хранительнице домашнего очага. И что теперь наблюдаем? Благодаря в значительной степени рекламистам, женщину максимально обнажают, опускают до анатомического уровня.

Сексистскую рекламу я наблюдаю повсеместно в Украине. По этой причине в некоторые торговые центры даже не захожу. Таким образом протестую против сексуализации нашей жизни, и много людей высказывают подобное неудовольствие ею, а государство молчит, словно ничего особенного не происходит.

У меня закрадывается мысль, что власть так действует сознательно. Она хочет, чтобы все мы больше думали о пиве, сексе и развлечениях, а не о серьезных вещах, касающихся общего будущего. Ведь общеизвестно, что инстинктом управлять намного легче, чем разумом.

- Конвенция выполняет не только декларативную, но и контролирующую роль. Как она осуществляется и насколько эта функция является действенной? В частности, по отношению к Украине.

- Конвенция ООН (любая, а не только та, о которой мы говорим) не может называться декларативной. Она является обязательным для исполнения документом для стран, которые ратифицировали его. Поэтому, согласно Конституции Украины, Конвенция является частью национального законодательства. Но кто об этом знает, если даже судьи, которые должны опираться на ее нормы и использовать их как нормы прямого действия, не знают этого.

Но вернемся к вопросу. Благодаря Конвенции, в Украине принят закон «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин». Декларативный, малоработающий, малоизвестный, но – закон! И заработает ли он – будет зависеть от нас с вами. Самим фактом подачи иска к суду против Николая Азарова я требую от государства неукоснительного исполнения им этого закона и Конвенции ООН о ликвидации дискриминации относительно женщин.

Роман НЕЧИПОРУК,
Национальный пресс-клуб «Украинская перспектива»

Адвокат