Регби
Регби

Плеснувши краску из стакана…


Слева направо: Р. Ивнев, О. Мандельштам, В. Гнедов, К. Олимпов (К. Фофанов), Н. Кульбин, Б. Лившиц, В. Пяст (ниний ряд). Н. Альтман, А. Безваль, Н. Бурлюк, А. Грипич, Г. Иванов (верхний ряд). Фотография. Петербург. 10 декабря 1913 г.

Слева направо: Р. Ивнев, О. Мандельштам, В. Гнедов, К. Олимпов (К. Фофанов), Н. Кульбин, Б. Лившиц, В. Пяст (ниний ряд). Н. Альтман, А. Безваль, Н. Бурлюк, А. Грипич, Г. Иванов (верхний ряд). Фотография. Петербург. 10 декабря 1913 г.

Одесский художник
из круга Маяковского

Среди художников, причастных к Одессе и входивших в круг общения Владимира Маяковского номером первым, безусловно, является Давид Бурлюк. «Отец русского футуризма» дважды учился в Одесском художественном училище — в 1900-1901 и 1910-1911 годах, и именно диплом Одесского училища дал ему право преподавания в средних учебных заведениях, а с ним, как писал сам Бурлюк — кусок хлеба. Брат «неистового Бурлюка» Владимир, иллюстрировавший практически все сборники группы «Гилея», также учился живописи в ОХУ — в 1910-1911 годах.

Вместе с Маяковским в «Окнах РОСТа» работал ещё один одесский художник, активный участник одесского Общества независимых Амшей Нюренберг. Учившийся в Одесской художке Натан Альтман не только оформил в 1921 году спектакль Владимира Владимировича «Мистерия-Буфф», поставленный в Московском цирке, но и проиллюстрировал сборник «Владимир Маяковский — детям», вышедший в 1937 году.

Однако есть в этом списке имя, сегодня незаслуженно забытое, а в начале прошлого века известное всем, причастным к русскому авангарду. Это Иосиф Соломонович Школьник — один из создателей, наряду с Еленой Гуро и Михаилом Матюшиным, «Союза молодёжи», первого столичного объединения русского авангарда. Александр Бенуа, оценивая его творчество, писал, что Иосиф Школьник «претендует на ещё вакантное и в высшей степени почётное место «Петербургского Матисса». Именно Иосиф Школьник вместе с Павлом Филоновым создали декорации для постановки в столичном театре «Луна-Парк» в декабре 1913-го трагедии «Владимир Маяковский».

«В «Союз Молодёжи» — писал 16 ноября 1913 года тогда ещё ученик МУЖВЗ Владимир Маяковский. И далее: «Я, нижеподписавшийся, передаю Обществу художников «Союз молодежи» свою трагедию «Владимир Маяковский» для постановки в Петербурге в сезон 1913-1914. Постановка ведется по моим указаниям и под моим личным наблюдением за всей художественной частью пьесы. (Срок моего наблюдения и размер вознаграждения за оное устанавливается в согласии с «Союзом молодежи».) Плата поспектакльная 50 (пятьдесят) рублей за каждый вечер».

В процессе создания пьесы и подготовки спектакля произошло несколько курьёзных случаев, а предшествовало всему этому сближение объединений «Союз молодёжи» и «Гилея». Собственно, во многом эклектичный «Союз молодёжи» был, пожалуй, единственным объединением, пытающимся объединить расползающиеся силы русского авангарда.

В данном случае инициатором сближения выступил «вечный двигатель» Давид Бурлюк. В конце октября 1912 года он предложил руководителям «Союза молодёжи» устроить его доклад в столице. Иосиф Школьник, получивший от Бурлюка письмо с предложением выступить совершенно бесплатно, согласовал это с основным меценатом общества Левкием Жевержеевым — и выступление состоялось. Оно пришлось как нельзя кстати — через месяц должна была открыться 4-я выставка «Союза молодёжи». В период подготовки вечера о своём желании выступить на нём заявил и Владимир Маяковский, которого Школьник в письме к Жевержееву (13 ноября 1912 года) охарактеризовал так: «Приехал из Москвы молодой поэт и художник , приятель Бурлюка, желающий также выступить с самостоятельным докладом 20 ноября вторник, предлагает бесплатно свои услуги , необходимо сегодня с ним поговорить…». Общая встреча состоялась на квартире Эдуарда Спандикова, члена правления «Союза молодёжи», и 20 ноября в Троицком театре миниатюр после доклада Бурлюка «Что такое кубизм» выступил Владимир Маяковский — с докладом «О новейшей русской поэзии». Дальнейшее сближение «Союза молодёжи» и «Гилеи» привело к тому, что уже в январе 1913 года Давид Бурлюк становится новым членом «Союза» — наряду с такими знаковыми художниками, как Казимир Малевич и Владимир Татлин; а на 4-й выставке «Союза молодёжи» (декабрь 1912 — январь 1913, Санкт-Петербург) в числе участников наряду с братьями Бурлюками, Михаилом Ларионовым и Натальей Гончаровой, Казимиром Малевичем и Владимиром Татлиным присутствует и Владимир Маяковский. И, разумеется, Иосиф Школьник. 6 марта на одном из заседаний «Союза молодёжи» представители «Гилеи» заявили о желании совместной работы с «Союзом молодёжи» по всем направлениям — на диспутах, выставках и в журнале — и правление «Союза», неизменных членом которого был Иосиф Соломонович, приняло решение считать «Гилею» автономной группой, работающей совместно с обществом. Совместные диспуты и выступления продолжались — 24 марта в том же Троицком театре миниатюр вместе с Давидом и Николаем Бурлюками и Алексеем Кручёных вновь выступил Владимир Маяковский, — с докладом «Пришедший сам».

К сожалению, в 3-м выпуске сборника «Союза молодёжи» при участии поэтов «Гилея» стихов Маяковского не оказалось — он был тогда занят изданием собственной литографированной книги. Сборник, в который вошли стихотворения Давида и Николая Бурлюков, Бенедикта Лившица и Алексея Кручёных, статьи Велимира Хлебникова, Михаила Матюшина и Эдуарда Спандикова, иллюстрировали Иосиф Школьник и Ольга Розанова.

Незадолго до постановки в петербургском театре «Луна-парк» пьесы «Владимир Маяковский» и оперы «Победа над солнцем», 20 ноября 1913 года в том же Троицком театре состоялось ещё одно выступление членов «Гилеи», на котором Маяковский выступил в своей легендарной жёлтой полосатой кофте. Подготовка к спектаклям футуристического театра шла в это время полным ходом, и наряду с поэтами готовили декорации и художники: Школьник с Филоновым — к пьесе Маяковского, тот Школьник с Малевичем — к опере Кручёных с Матюшиным.

Вернёмся на несколько лет назад и проследим биографию Иосифа Школьника. Он родился в Балте в 1883 году и в 1898 году поступил на живописное отделение Одесского художественного училища и окончил его в 1905 году — по первому разряду. В Одесском художественном училище сложилась тогда парадоксальная ситуация, когда благодаря протекции великого князя Владимира Александровича ученики, с отличием окончившие училище — в том числе и евреи, — могли без экзаменов поступать в столичную Императорскую Академию художеств, невзирая на квоты, существовавшие во всех высших заведениях Российской Империи. Неудивительно, что количество евреев — учеников училища в процентном отношении било все рекорды. В год выпуска Иосифа Школьника 56 процентов учеников были иудейского вероисповедания.

В августе 1905-го года Иосиф Школьник поступил в Высшее художественное училище при Императорской Академии художеств в Петербурге, где под руководством профессора Циоглинского проучился до конца 1906 года. Его увлёк авангард — окончательно и надолго. В Академии он знакомится с Михаилом Матюшиным и Еленой Гуро и вскоре становится активным участником группы Николая Кульбина, а в 1909-м — одним из организаторов «Союза молодёжи».

И вот — второе декабря 1913 года. Полный зал театра. «Задники», написанные Школьником, и «плоскостные» костюмы Филонова. Маяковский с жёлтой кофте. Он написал потом в «Я сам»: «Это время завершилось трагедией «Владимир Маяковский». Поставлена в Петербурге. Луна-парк. Просвистели её до дырок». И тем не менее — это был прорыв.

Алексей Кручёных в своей легендарной книге «Наш выход» вспоминает:

«Когда Маяковский привез в Питер написанную им пьесу, она оказалась убийственно коротенькой — всего одно действие, — на 15 минут читки! Этим никак нельзя было занять вечер. Тогда он срочно написал ещё одно действие. И всё же (забегая вперед) надо отметить, что вещь была так мала (четыреста строк!), что спектакль окончился около 10 час. вечера (начавшись в 9). Публика была окончательно возмущена!»

А вот и обещанный курьёз. Изначально пьеса должна была называться «Железная дорога». «В Кунцеве Маяковский обхватывал буфера железнодорожного поезда — то рождалась футуристическая драма!», — писал Кручёных. И далее: «Маяковский до того спешно писал пьесу, что даже не успел дать ей название, и в цензуру его рукопись пошла под заголовком: «Владимир Маяковский. Трагедия». Когда выпускалась афиша, то полицмейстер никакого нового названия уже не разрешал, а Маяковский даже обрадовался: — Ну, пусть трагедия так и называется: «Владимир Маяковский»!»

Декорации обоих футуристических спектаклей были потом перевезены в Троицкий театр и использовались в пародийной постановке «Футуристический квартет». Иосиф Соломонович продолжил свою деятельность художника-декоратора и ещё четыре года, до 1917-го, работал в Троицком театре. С началом революции он участвует в оформлении революционных праздников, становится членом коллегии ИЗО Наркомпроса и на некоторое время — комиссаром Академии Художеств. Он организует декорационные классы государственных художественных мастерских, которые затем преобразовывает в Декоративный институт и становится его директором — до самой смерти в 1926 году, в возрасте 43 лет. Сердце не выдержало нагрузок.

А мы с вами и сейчас можем увидеть его ставшие легендарными декорации к трагедии «Владимир Маяковский» — их эскизы находятся ныне в Русском музее и в Театральном музее в Петербурге.

Евгений ДЕМЕНОК.
2013 г.

Адвокат