Первая зима на Кипре


Первая зима на Кипре приятно удивила тем, что здешние дома совершенно для неё не приспособлены.

Ну то есть снаружи зимой теплее, чем внутри.

«Вышел на улицу погреться. Зима на Кипре», — написал я в своём Фейсбуке и потом долго объяснял друзьям, что к чему. Ведь каково стандартное представление о Кипре? Это остров вечного лета, над которым практически никогда не заходит солнце. А тут такое…

Мы же как привыкли? На улице мерзнём, дома отогреваемся. Всё логично.

Совсем не то на Кипре.

Это уже потом я расспросил друзей и знакомых, и они объяснили мне, что так не только на Кипре, но и в Греции, Израиле и даже в Тунисе. В общем, во всём Средиземноморье.

Солнце тут выступает в роли инфракрасного обогревателя — появившись из-за моря на рассвете, оно немедленно нагревает всё вокруг, и к обеду уже можно гулять в футболке и даже — почему бы и нет, — искупаться в том же самом прекрасном море, вода ведь на самом деле тёплая. Зато стоит солнцу закатиться за горизонт, холод начинает пробирать до костей.

В детстве, приезжая на раскопки древнегреческих городов Тиры и Никония, что под Одессой, я всегда думал о том, как же, должно быть, мёрзли у нас зимой привыкшие к теплу древние греки. Теперь я знаю, что зимой мёрзнут и греки современные — причём не где-нибудь на севере, а прямо у себя дома.

Стандарты строительства, однако, никто при этом менять не собирается. А зачем, собственно? Тут как в анекдоте — сколько той зимы? Потому в окна выдувает с таким трудом накопленное тепло, а ванной утром можно превратиться в сосульку — закон запрещает устанавливать там любые электроприборы, в том числе и электрические радиаторы. Их даже некуда включить — в ванных кипрских домов просто нет розеток.

В общем, наутро после шоковой ледяной терапии мы уже мчались в магазин — за обогревателями, изучив перед этим внимательно рекомендации по их эффективности. Попутно выяснилось, что в Европе есть совершенно чёткая тенденция — чем западнее, тем холоднее в домах зимой. Средняя температура в английских домах — около 15 градусов, в немецких — семнадцать. В Румынии уже почти двадцать. Ну а мы то, мы то привыкли как минимум к двадцати двум! «Может быть, на самом деле так и надо — чтобы дома было прохладно, а мы просто избалованы теплом?» — думали мы, но мысли эти не согревали. Как выяснилось, не только нас — к восьми утра у входа уже топталось несколько таких же потерпевших. Обо всём можно было прочесть на их лицах.

Обратно ехали довольные. Во-первых, с восходом солнца потеплело. Во-вторых, купили клубники — как раз сезон. Усыпанные апельсинами и лимонами деревья тоже как-то обнадёживали. Мы расхрабрились и выпили фраппе.

А через пару дней наши организмы привыкли. Адаптировались. Да, мы не можем дома раздеться, как в Одессе. Носки, брюки, кофта — непременные детали домашнего гардероба. Ночью — обязательно пижама. Но сколько, в конце концов, той зимы?

Но самое большое удовлетворение получили мы через несколько недель, прочитав статью доктора Евгения Комаровского о том, как зимой избежать гриппа. Оказывается, вирусы активничают именно в сухом и тёплом воздухе, но почти мгновенно разрушаются в воздухе прохладном и влажном. Поэтому лучше ходить в прохладном доме тепло одетым, чем в жарком — раздетым. Ну так всё это у нас есть! И влажности хоть отбавляй…

Вот так мы невольно выполнили рекомендацию знаменитого доктора.

Евгений ДЕМЕНОК.
Январь, 2016 г.

Адвокат