Регби
Регби

Количество потерпевших не обязательно должно измеряться тысячами…


Ежегодно 18 октября в странах Евросоюза отмечается Европейский день борьбы с торговлей людьми. Как правило, он сопровождается массовыми мероприятиями. Их участники выступают против современных форм рабства не зависимо от того, где они проявляются.

В Украине до многолюдных митингов и манифестаций дело в этот день не доходит, хотя проблема торговли людьми, сексуальной эксплуатации и насилия в семье уже четко обозначилась. Особенно она обозначилась по отношению к детям. Хотя, понятно, правозащитники, представители общественных организаций, государственных структур не сидят, сложа руки. О том, что конкретно делается в этом направлении, – интервью с президентом Международного женского правозащитного центра «ЛаСтрада-Украина», доктором юридических наук Екатериной ЛЕВЧЕНКО.

- В последнее время участились скандалы сексуального характера. И, как правило, среди их участников в качестве пострадавшей стороны фигурируют дети. Вспомним ту же артековскою историю. О ней говорили больше и чаще, чем об экономическом кризисе, который в ту пору усиливался в стране. Значит ли это, что проблема педофилии, детской порнографии и детского насилия уже приобрела угрожающий характер и достойна того, чтобы о ней заговорили на национальном уровне?

- Проблема серьезная и о ней нужно говорить на национальном уровне. Это – наше убеждение. И оно сформировалось еще до артековской истории. При этом следует понимать, что количество потерпевших не обязательно должно измеряться тысячами. Речь о той ситуации, когда при наличии даже нескольких выявленных фактов сексуального насилия на эту проблему следует обратить особое внимание.

Очень часто спрашивают, сколько детей ежегодно страдает от сексуального насилия. В правоохранительных органах ведется соответствующая статистика. Так вот, в соответствии с нею, на протяжении года фиксируется несколько сотен таких случаев. И это многих сбивает с толка. Мол, для страны с более чем сорокамиллионным населением это не самые страшные показатели.

На самом деле они чудовищно велики. Потому что за этими цифрами стоят искалеченные судьбы. Полученные в раннем детстве от сексуального насилия психологические, а нередко и физические травмы зачастую напоминают о себе всю жизнь.

В действительности мы знаем лишь о вершине айсберга. Речь идет о делах, которые попали в поле зрения либо правоохранительных органов, либо социальных работников. О настоящих масштабах проблемы сексуального насилия, иных форм нарушения прав ребенка мы можем только догадываться.

Приведу такой пример. В приемнике-распределителе Главного управления МВД Украины в г. Киеве мы провели идентификацию детей, потерпевших от торговли людьми. И выяснилось, что многие из них уже сталкивались с сексуальным насилием. Речь идет о детях, которые попали в этот приемник-распределитель с улицы, о правонарушителях, а также о тех, которых называют «транзитными».

- Получается, что права детей в Украине не только нарушаются, - часто они грубо попираются…

- На самом деле так оно и есть. И прежде всего это проявляется в том, что взрослые не всегда понимают, что такое права человека. И, соответственно, не понимают, что такое права ребенка.

Нужно сказать и о том, что у нас совершенно нет опыта идентификации нарушения детских прав. Его нет в детских садиках, в школах. Хотя именно там самая большая концентрация детей. Нередки случаи, когда вину перекладывают на пострадавших. Дескать, сама виновата или сам виноват…

Такая ситуация может возмущать, но не удивлять. Ведь в нашей стране не готовят специалистов, которые по характеру своей работы должны заниматься этой идентификацией. У нас не готовят педагогов-реабилитологов. Мы бьемся над тем, чтобы в педагогических вузах и учебных заведениях МВД Украины внедрили курсы по борьбе с домашним насилием, по противодействию эксплуатации детей.

В Украине наблюдается кризис системы социальной помощи. Причем, заметьте, речь идет о системе, которая призвана оказывать социальную помощь всем без исключения гражданам. Что же тогда говорить о детях? Вопросами социальной помощи ведает сразу несколько министерств, а они никак не могут договориться между собой, какое из них и когда должно ее оказывать.

Все еще сохраняются проблемы законодательного порядка. В свое время, будучи народным депутатом Украины, я пыталась внести изменения в закон об образовании. Одно из них обязывало педагогов соблюдать права ребенка. Но, увы, до принятия новшества дело так и не дошло.

Мое мнение - идеология прав человека и, соответственно, идеология прав ребенка не стала доминирующей в государственной политике. И это порождает многие проблемы, которые проявляются в отношениях между отдельными людьми и между поколениями.

- Интернет пестрит фотографиями порнографического содержания, то и дело СМИ сообщают о случаях сексуального насилия детей. О других проявлениях нарушения прав ребенка я уже не говорю. Что спровоцировало такие негативные явления?

- Можно говорить о социально-экономических причинах. Да, у нас есть факты, которые подтверждают, что некоторые родители продают своих детей. Такая информация поступала на нашу Горячую линию.

Но не только социально-экономические трудности вынуждают людей поступать таким образом. Ведь не все голодающие продают своих детей. Как по мне, серьезные проблемы усугубляет бездуховность.

Мы можем говорить о высокой степени сексуализации общества, сексуализации визуальной картинки, сексуализации рекламы, СМИ. Одна из центральных газет подходит к этому достаточно легко: что ни день, то новая картинка оголенной женщины. А у нее чуть ли не миллионный тираж. Вот и делайте вывод, сколько читателей ежедневно рассматривает эти фотографии. То, что телевидение свободно показывает эротику, уже никого не удивляет.

Еще во времена перестройки свободу мы поняли как вседозволенность. Мы и сейчас ее так воспринимаем. Отсюда и упомянутая мною чрезмерная сексуализация. Ее еще называют эксплуатацией сексуальных отношений, эротических чувств. Дошло до того, что даже реклама кафельной плитки, унитазов, бытовой техники подается через эротические образы. И, в основном, через обнаженных женщин. И то, что вчера было безнравственным, сегодня стало обычным, привычным.

Мы стали частью мира. Это – правда. Но мы не в самом лучшем месте присоединились к этому миру. И те негативные явления, с которыми старая Европа сталкивалась в 70-80 годы, сегодня дошли до нас.

- В украинских семьях всегда большое внимание уделялось воспитанию детей, их нравственной чистоте. Этому способствовали национальные традиции, духовные ценности, которые передавались из поколения в поколение. Что сегодня мешает семьям выполнять эту воспитательную функцию в полной мере?

- В определенном смысле мы идеализируем семью прошлых времен. Семью как носителя духовных ценностей. Мы забываем, что она была патриархальной, потому что строилась на жесткой родительской власти. И что домашнее насилие было обычным явлением. Отсюда и принцип – бьет, значит любит.

Поэтому прежняя семья не является тем идеалом, к которому нужно стремиться. Другое дело, что семья меняется вместе с теми функциями, которые она выполняет. И не всегда меняется в лучшую сторону.

У семьи сегодня осталась лишь одна функция – репродуктивная. В сельской местности еще сохранились прежние функции, но не в городской. А мы оказались не готовыми к таким радикальным изменениям. Когда я говорю «мы», то, прежде всего, имею в виду наше государство с его семейной политикой.

О том, что семья находится в кризисе, говорят все специалисты. А где ей еще находиться, если на жилплощади в 50 кв. м зачастую проживает по три поколения? При этом все могут работать. Но это не решает сути проблемы. Потому что все прекрасно понимают - им никогда не удастся решить жилищной проблемы: социальное жилье не строится, а на покупку новой квартиры нет денег.

Проблема бедности работающего населения приводит к искривлению духовных и моральных ценностей. Потому что человек с утра до вечера вкалывает, получает копейки и не может удовлетворить ни своих потребностей, ни потребностей своих детей. Возникает семейный конфликт. Что делает ребенок? Он уходит из семьи. Уходит туда, где ему интереснее. В том числе, и в сферу сексбизнеса.

- На Ваш взгляд, насколько эффективно в борьбе с детским сексуальным насилием действуют силы правопорядка и способны ли они самостоятельно справиться с этой непростой проблемой?

- Эту проблему можно решить только комплексно. Речь не идет о разных государственных структурах. В последние годы на международном уровне комплексный подход включает в себя таких субъектов, как государство, где есть правоохранительные органы, медицинские учреждения, социальные службы, службы образования. Это – первая структура.

Вторая структура – это международные организации. Они играют важную роль, потому что разрабатывают документы, содержащие те стандарты и принципы работы, которые на национальном уровне должны применяться. Третий субъект – это общественные организации.

Обычно эти три субъекта раньше и брались во внимание. Но теперь этот треугольник превратился в квадрат. Потому что появился еще один очень важный субъект – бизнес-структуры. Речь идет не только и не столько о финансировании программ, которые пытаются искоренить детское насилие во всех его проявлениях. В том же «Киевстаре» появилась программа, которая ограничивает взрослый контент в рекламе мобильной связи.

Согласитесь, это немалая помощь в воспитании подрастающего поколения. Думаю, что пример «Киевстара» достоин подражания.

- Как общественные организации и, в том числе «ЛаСтрада-Украина», участвуют в решении проблем, связанных с сексуальным насилием детей?

- У нас есть «Всеукраинская сеть по борьбе с коммерческой сексуальной эксплуатацией». В нее входит около 20 общественных организаций. Они ведут совместные образовательные программы, оказывают помощь детям, которые находятся в кризисных ситуациях. Наша партнерская организация в Одессе «Вера. Надежда. Любовь.» открыла и содержит реабилитационный центр для девочек, которые пострадали от сексуальной эксплуатации.

Общественные организации – это первый круг наших партнеров. Второй круг – это эксперты, ученые, юристы. Вместе мы занимаемся разработкой законодательства. Для этого создаем творческие рабочие группы, в состав которых входят наши единомышленники из Института законодательства Верховной Рады, парламентских комитетов, учебных заведений. Например, сейчас при «ЛаСтраде-Украина» работает экспертная рабочая группа по усовершенствованию законодательства в сфере защиты детей от торговли людьми, детской проституции и детской порнографии. Ее деятельность поддерживается Представительством Детского фонда ООН ЮНИСЕФ в Украине в рамках проекта «Поддержка гармонизации законодательства Украины и правоприменительной практики по защите детей от торговли людьми, детской проституции, порнографии и сексуального насилия».

Третий уровень – это международные организации. Для нас очень важна поддержка международного сообщества. И мы ее получаем от ЮНИСЕФ, Всемирной организации ЭКПАТ «Покончим с детской проституцией, порнографией и торговлей детьми», Международной организации по миграции, ОБСЕ, Программы развития ООН, Совета Европы.

Плюс еще государственные структуры. Можно критиковать руководство тех или иных министерств за непонимание принципов прав человека, но во всех государственных структурах работают специалисты, которые хорошо знают эту проблематику. Если говорить об МВД, то это, прежде всего, касается специалистов Департамента по борьбе с кибер-преступностью и торговлей людьми и Департамента криминальной милиции по делам детей. Вместе с ними мы организовали электронную Горячую линию по фиксированию фактов детской порнографии в Интернете. Она была открыта в ноябре 2009 года и за это время ее сотрудники получили около 400 сообщений. Эксперт просматривает этот контент, отбирает то, что непосредственно относится к предмету детской порнографии, и затем передает в департаменты.

Нужно всегда помнить, что общественные организации не могут бороться с преступлениями. Бороться с преступлениями должны правоохранительные органы. Мы лишь обязаны содействовать им в этом.

Уже почти 6 лет у нас работает телефонная Горячая линия по предотвращению насилия и защиты прав детей. Нам звонят дети, которые оказались в непростых жизненных ситуациях, у которых появляются психологические сложности. Наши консультанты всячески им помогают. В прошлом году на эту Горячую линию поступило 3700 таких проблемных звонков. В этом году их количество может удвоиться. Во всяком случае, об этом свидетельствуют предварительные данные.

Важный аспект нашей работы – совершенствование действующего законодательства. В прошлом году мы исследовали законодательство Украины на предмет его соответствия Факультативному протоколу к Конвенции ООН о правах ребенка, касающегося торговли детьми, детской проституции и детской порнографии. И оказалось, что оно очень даже не дотягивает до этого документа. В продолжение этой работы мы разработали предложения, которые оформлены в виде законопроектов. Ведем лоббистскую работу с депутатами, комитетами Верховной Рады. Надеемся, что в ноябре-декабре нам удастся провести комитетские слушания. На них мы и продемонстрируем наши наработки.

Для нас очень важно соблюдение прав человека и, соответственно, прав ребенка. Потому что очень часто законодательная инициатива сводится к одному – все запретить, все закрыть, всех прослушать, всех взять на крючок. Так нельзя поступать. Потому что нельзя бороться с одним злом и одновременно порождать другое. Демократия наступает тогда, когда мы начинаем понимать свои права и уважать права других.

Сергей ГЕРАСИМЕНКО,
Национальный пресс-клуб «Украинская перспектива».

Адвокат